Новости дня

17 октября, четверг













































Пять вопросов о "формуле Штайнмайера" и шансах на мир в Донбассе

04:04, 08 октября 2019
«Собеседник» №38-2019

Возможен ли мир в Донбассе? // фото: Global Look Press
Возможен ли мир в Донбассе? // фото: Global Look Press

На прошлой неделе участники минской контактной группы согласовали единый вариант «формулы Штайнмайера». Бюрократический эпизод может привести к серьезным изменениям на юго-востоке Украины.

1. Кому нужна «формула»?

«Формула» с труднопроизносимым названием носит имя президента Германии Штайнмайера, который ее предложил еще в 2016 году, будучи министром иностранных дел. 

– Это первый серьезный шаг за все последние годы, который может реально повлиять на ситуацию на юго-востоке Украины. Смысл «формулы» – дать особый статус Донбассу в составе Украины: сначала на время проведения выборов, а потом и постоянно, после признания выборов ОБСЕ. Это, конечно, большой прогресс. Для Донбасса, Украины, России, которые устали от конфликта, Европы, которой вся эта затянувшаяся история тоже уже поднадоела. Раньше компромисс был невозможен из-за Порошенко, у которого была установка: никаких компромиссов. А Зеленскому нужно проводить реформы, которые он обещал перед выборами, но в ситуации военного конфликта на территории страны это невозможно, – разъяснил «Собеседнику» эксперт Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

– Леонид Кучма поэтому и вышел из контактной группы, где он представлял Украину, что у него были разногласия с Порошенко, который не хотел ни о чем договариваться. При Зеленском Кучма вернулся в группу и подписал «формулу», – приводит закулисные подробности президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

2. Кто выступает против?

«Сегодня «формулой Штайнмайера» называется формула Путина», – заявил экс-президент Украины Петр Порошенко. В Верховной раде политики радикального толка уже обвинили Зеленского в капитуляции. А на Банковскую улицу и Майдан вышли недовольные.

– У нас появилась мода у определенных кругов по любому поводу кричать «зрада» («предательство, измена» – укр. – Ред.), – комментирует директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. – Подписание «формулы» – это очень меленький шажок, а впереди их предстоит сделать еще очень много. Но украинская власть традиционно боится националистов. Есть ощущение, что и в этот раз уже испугались.

Владимир Зеленский заявил, что граница должна быть подконтрольна Украине, а закон о выборах будет новый. Зеленского пугают перспективой третьего Майдана.

– Исключено, – считает Охрименко. – Для успешного Майдана нужна «картинка», а ее нет. И обязательно – средства. В прошлый Майдан серьезно вложились олигархи, которых «кинул» Янукович. В частности, Коломойский, который сейчас является скорее сторонником Зеленского. А сам Порошенко жадный. Уповать только на настроения народных масс тоже не приходится: по опросам, у нас 80% выступают за мир и только 20% хотят воевать до победного, читай – бесконечно.

– Зеленскому нужно пропетлять между множеством огней – Трамп, Европа, Москва, украинские националисты, оппозиция, – уверен Мирзаян. – А он все-таки не Талейран и не Бисмарк, которые могут выигрывать сражения на носовом платке. И не филиппинский президент, у которого стальные яйца и который может себе позволить ни на кого не оглядываться. Зеленский, напомню, стал президентом потому, что народ хотел перемен.

Есть противники «формулы» и в Донбассе, хотя руководители ДНР и ЛНР ее подписали.

– Эта «формула» рождена кремлевскими дельцами и мракобесами и навязана нам ломанием через колено вопреки твердому желанию быть частью России. Именно за это погибали и погибают наши люди, – выражает позицию тех, кто мечтает о «крымском сценарии» по вхождению в РФ, военкор Марина Харькова.

3. Какие первые шаги?

В этот раз есть шансы, что все не закончится одними разговорами. Первый важный шаг решили начать с разведения войск от знаковых приграничных пунктов – Петровского и Золотого. 

Золотое – небольшой город, который состоит из шести разбросанных шахтерских поселков, в 6,5 километрах от Первомайска. Петровское – некогда благополучный поселок. Сейчас здесь настоящая линия фронта, многие дома частично или полностью разрушены. Нарушено электро- и водоснабжение. Люди пьют техническую воду. Поселки обнесены минными растяжками со всех сторон. Это так называемая серая зона, где нет ни законов, ни стабильной власти, ни нормальной жизни.

«Шестой год в Золотом нет покоя, мы ограничены во всем: проезд через контрольный пункт по часам, ходим только по дороге, мы не видим своих детей, не уверены, будем ли живы. Дальше тянуть некуда», – высказался один из жителей Золотого в опросе местных по поводу «формулы Штайнмайера».

«Поддерживаю, ибо это первый шаг к миру», – считает его сосед.

«Не поддерживаю. Все, кто останется в «серой зоне», обречены. Начнется «махновщина», убийства, поджоги. Страшно для активного проукраинского населения. Придется покидать дома. Полиция не в состоянии будет остановить хаос», – опасается третий аноним.

Количество тех, кто воспринял информацию о разведении войск с надеждой, и тех, кто с паникой, разделилось поровну, отмечает глава администрации Золотого Инна Демиденко.

Кроме разведения войск, в ближайшее время, возможно, состоится второй этап обмена пленными.

– Перспектива более чем реальная. Хотя всех на всех вряд ли удастся опять обменять – есть немало частных спорных моментов, – говорит Александр Охрименко. – Но работа, как я знаю, идет. 

4. Что ждет Донбасс?

– Нужно принять около 20 законов, определяющих, как будет жить Донбасс! – считает Охрименко. 

Верховная рада уже отказалась выносить на референдум вопрос по автономии Донбасса.

– Автономия в составе Украины – это единственный способ решить проблему этих территорий, другого нет. Хотя и у этого варианта есть сопротивление во всех лагерях, – говорит Погребинский.

– Первое – нужно провести выборы, но даже это непросто. В Киеве должны признать политические партии и движения Донбасса, а в ДНР и ЛНР – принять политиков из Киева. Большинство из них друг друга не воспринимают совершенно. Даже если это произойдет, где гарантия, что на самих выборах никто из киевских политиков не пострадает? Не будет, например, провокации? Все слишком хрупко, – считает Геворг Мирзаян.

Но у Кремля, уверен эксперт, есть и «второй трек» – запасной вариант. 

– Будет либо федерализация Украины, либо приднестровизация по примеру Приднестровья, с установлением общей экономической, правовой зоны, но без прямого присоединения, – полагает Мирзаян.

– Самая большая проблема, о которой сейчас мало говорят, – имущество на территории ДНР и ЛНР, которое республики уже сочли своим. А это предприятия, ресурсы. При интеграции в Украину это придется отдать? На каких условиях? Это самый больной вопрос для Украины. Наряду с зарплатами и пенсиями для населения Донбасса. Цель – вернуть людей хотя бы к состоянию 2013 года, когда было безопасно, платились зарплаты, – говорит Охрименко. 

5. Будут ли ослаблены санкции против России?

Наш бонус от всех этих процессов – обещанное ослабление узла санкций для России со стороны Европы. Решение проблемы Донбасса и соблюдение Минских договоренностей может стать поводом для затухания санкционной войны. 

– Европа ищет предлог для частичного снятия антироссийских санкций, которые им особого выигрыша не принесли, – прогнозирует Геворг Мирзаян. – И я имею в виду даже не те потери, которые европейцы понесли, уйдя с российских рынков. Европа мечтала о модернизации российской власти, хотела сделать ее более демократичной, либеральной. Но своими санкциями ударила точно по хребту того, еще не окрепшего гражданского общества, на которое сама же и собиралась опираться. Санкции больнее всего ударили по среднему классу – основе гражданского общества – вместо того, чтобы пестовать его.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №38-2019 под заголовком «Формула с неизвестными».

Теги: Украина, ДНР ЛНР

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^