Новости дня

21 сентября, суббота












20 сентября, пятница

































Амина отравили советские агенты – и спасли советские врачи

00:08, 17 августа 2019
«Собеседник» №30-2019

«Ушли и оставили кучу проблем» // фото: Global Look Press
«Ушли и оставили кучу проблем» // фото: Global Look Press

В этом году исполнилось 30 лет с момента вывода советских войск из Афганистана, а в декабре будет 40-я годовщина знаменитого штурма дворца Амина (операция «Шторм-333»), положившего начало войне.

«Собеседник» разыскал и встретился с человеком, находившимся тогда в самой гуще – полковником КГБ в отставке Сергеем Бахтуриным.

Бахтурин – профессиональный контрразведчик, координатор действий в операции «Шторм-333». В то время он служил офицером безопасности советского посольства в Кабуле. Нам он рассказал о неизвестных широкой публике подробностях тех событий.

Сергей Бахтурин

Черный плащ

Сергею Бахтурину, узнав его номер телефона, я звонил не раз в течение нескольких месяцев. В разговорах он был неизменно вежлив, но от предложения дать интервью уклонялся.

Несмотря на отказы, я продолжал уговаривать: коллеги подсказали, что не пристало заслуженному спецслужбисту сразу отвечать готовностью. «Он испытывает твою настойчивость», – говорили они. И оказались правы.

– Я буду в черном плаще, вы меня узнаете, – сказал мне в трубку легендарный полковник КГБ, назначив наконец встречу в центре зала станции метро.

Мы долго поднимались по ступенькам на улицу. Бахтурин часто останавливался, чтобы передохнуть: Сергею Гавриловичу уже 86 лет.

Пенсия хорошая у вас? – спрашиваю.

– Благодаря нашему Путину, – смеется в ответ.

В качестве места для интервью Бахтурин выбрал сетевое заведение быстрого питания, назвав его «чайной». Сразу после того, как мы заказали по капучино, отставной полковник КГБ озвучил самое важное свое достижение на посту «безопасника» посольства:

– Главное, что в посольстве не было каких-то ЧП, связанных с изменой.

Зато в измене он подозревает бывшего афганского лидера Хафизуллу Амина.

Амин

Между ЦРУ и КГБ

Есть версия, что друживший с СССР Амин был агентом ЦРУ. Сергей Бахтурин в это верит:

– Не могло быть иначе. Когда он учился и потом стажировался в США, он был председателем афганской общины. И поэтому американцы просто обязаны были на него выйти. Если бы он не согласился, его бы убрали. Нашли бы возможность.

Согласно биографии, Амин увлекся марксизмом во время учебы при Колумбийском университете в Нью-Йорке.

– Он умело вел двойную игру. И с нами заигрывал, потому что он был и нашим агентом. Но он националист и всю линию проводил не без пользы для Афганистана, тут ничего не скажешь. Он пошел на подписание договора о том, чтобы создать представительство КГБ в стране. В то время наше представительство было, по-моему, только в ГДР. Мы заключили с ним союз органов безопасности, и такие службы в Афганистане были созданы по нашему образцу.

Поначалу «командировка» в Афганистан казалась ему беззаботной, признается Бахтурин. В 1977-м, когда он переехал в Кабул, ничто не предвещало скорой войны. Поэтому с собой взял жену и дочку.

Вскоре полыхнуло, но о том времени Бахтурин явно вспоминает не без удовольствия.

– У меня были хорошие отношения с послом – Пузановым Александром Михайловичем. Он в свое время был председателем Совета министров РСФСР, а потом его Хрущев отправил послом. И Пузанов ко всем нашим вопросам относился очень хорошо. Мне говорили кулуарно: «Тебе повезло, у тебя хороший посол, он хорошо относится к службе. Не ревнует, не эксплуатирует в своих интересах, а дает выполнять функции по существу». Скажем, революция произошла, нужно было куда-то прятать людей. Он спрашивает: «Что нужно сделать?» Я говорю про реконструкцию подвала посольства. Он безропотно соглашается. Никаких, что денег потратим или еще чего-то. Надо – значит, надо. В итоге сделали запасной выход. Потом он пригодился. Когда прибыла «Альфа», куда ее девать было? Часть людей была в библиотеке, а остальные в подвале на нарах.

Отравление

Решение об устранении Амина и о вводе советских войск было принято на заседании политбюро ЦК КПСС в декабре 1979-го. После чего была предпринята неудачная попытка отравления лидера Афганистана. Причем спасли Амина советские же врачи.

– Там всё правильно всыпали, повар был готов. Как только мы получили информацию об отравлении, я помчался в наш госпиталь и привез наших же врачей. Они ему и помогли. Но потом шутили, что подействовала кока-кола, нейтрализовавшая отравление.

За помощью к Бахтурину обратились сами афганцы, поэтому не привозить врачей было нельзя – это бы выдало организаторов покушения. На вопрос, зачем же было действительно спасать Амина, которого сами и отравили, Бахтурин отвечает, что всему виной режим тайной операции. Врачей он в ее детали не посвятил, поэтому они добросовестно выполнили свой медицинский долг.

– Как мне кажется, чересчур засекретили. Грубо говоря, можно было бы просто шепнуть врачам, они бы сделали все, как надо, и все было бы нормально. Но требовали секретности, поэтому схема не сработала.

В итоге операция по ликвидации Амина была перенесена, и бойцы «Альфы» штурмовали его дворец. Менее изящно, но на этот раз удачно.

Чтобы свергнуть Амина, пришлось штурмовать его дворец

Убийство посла

Один из самых загадочных эпизодов в истории Афганистана – похищение и убийство посла США Адольфа Дабса. Это произошло в феврале 1979-го и обострило ситуацию в стране.

Дипломата захватили террористы, удерживавшие его в отеле Кабула. По одной из версий, руководили операцией афганских силовиков сотрудники КГБ, которые и ответственны за выстрелы в Дабса.

Бахтурин во время тех событий был в отеле и все видел своими глазами. По его словам, советские советники, напротив, были отстранены от операции по освобождению. Решение открыть огонь по комнате с послом (в результате чего он погиб) приняли сами афганцы – вопреки попыткам их отговорить. По мнению же Бахтурина, следовало вести переговоры с террористами, идти на уступки и тянуть время.

– Нам-то хотелось, чтобы мы американцам на голубой тарелочке его (посла) преподнесли. Это было бы шикарно. Но мы присутствовали при этом в качестве молчаливых наблюдателей. А окончательное слово было за афганцами, за их службой безопасности. Операция началась раньше положенного. Нас уже не слушали... Само по себе дело темное. Можно объяснить это двойной игрой Амина, потому что без его благословения, без его приказа не мог руководитель службы безопасности (тогда там был такой Тарун) проводить какие-то мероприятия. Если бы эту операцию проводили мы, той же «Альфой», то все было бы по-другому.

Не надо было уходить

Местное население встретило советские войска негативно, признается Бахтурин. Хотя до этого относились к «шурави» с любовью. Просто люди восприняли это как посягательство на свою самобытность и независимость. Были и случаи неподобающего поведения армии: население обкладывали оброками, трясли деньги на дорогах...

– Дело в том, что у нас не было такого опыта. Ведь не поймешь, что это было. Оккупация – не оккупация. Но войска должны были оставаться, пока не выполнена задача. Если уж вошли, то надо было по хорошему счету и устанавливать полный контроль над страной. Считаю нашим разгильдяйством, что мы оттуда ушли. Ушли и оставили кучу нерешенных проблем. Мы проблемы не разматывали там, а еще больше наматывали. Ушли некрасиво.

Начали переносить советский опыт, создавать типа коммуны. Получилось плохо, – продолжает он. – Как Крючков (председатель КГБ СССР в 1988–1991 гг. – Ред.) говорил: «Система-то у нас хорошая, только мы ее не туда завели». Докопировались. Там же свои традиции, не получилось. Комсомол начали создавать – чем кончилось? Подкараулили и нашего советника по комсомолу в плен взяли.

В поисках предателей

Сам Сергей Бахтурин после возвращения из Афгана стал работать в подразделении КГБ по поиску предателей за границей.

– Как искали? В основном при помощи людей. Едет человек в какую-нибудь страну – давали щекотливое задание, фотокарточку и список мероприятий, на которых предатель может появиться. Но главное – найти подход. Подложить бомбу – одно движение руки. А вот найти руку, которая подложит, очень сложно. Но в конце 1990-го начали эту работу сворачивать. Указание было такое: ищите, но ничего не предпринимайте. Ну нашел я его – и что? Сидит он себе на ранчо в Южной Африке и смеется. Сейчас, насколько я знаю, это подразделение восстановили. В наше время его называли «подразделением Судоплатова» (Судоплатов организовал убийство Льва Троцкого. – Ред.). Должен быть такой карающий меч, я считаю. Чтобы другим неповадно было.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №30-2019 под заголовком «Как убивали Амина».

Теги: Тайны истории

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^