Новости дня

16 июля, вторник









































15 июля, понедельник




Калви, Якобашвили, Петров... Кто следующий?

16:05, 03 июля 2019
«Собеседник» №24-2019

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

«Дело Майкла Калви», обыски в музее Давида Якобашвили, и теперь вот новое уголовное дело в отношении владельца крупнейшего в России автодилерского холдинга «Рольф» Сергея Петрова... Бизнес озадачен – причины интереса силовиков к этим предпринимателям не выглядят убедительно.

Так, по версии следствия, Петров пять лет назад нарушил закон о валютном регулировании и провел сделку, с помощью которой вывел за рубеж 4 млрд руб. Между тем финансист и основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group Андрей Мовчан не видит в ней ничего предосудительного. По словам эксперта, судя по всему, имела место оптимизация структуры акционеров: сделка переводила акции «дочки» одной структуры холдинга к другой, не ущемляя ничьих прав. Да и налоговая база не изменилась, так что бюджет тоже не пострадал.

В «деле Петрова» нет даже «обиженных миноритариев», как в «деле Калви». А сам бизнесмен рассказывал в интервью, что уже два года ФСБ запрашивала у контрагентов холдинга документы разных периодов. Сначала за предыдущий год, потом за три предыдущих, потом за 10... В итоге зацепились за сделку с подконтрольной Петрову кипрской Panabel Ltd.

Еще более загадочным выглядел обыск, который ФСБ провела в музее «Собрание» Давида Якобашвили. По некоторым данным, основанием послужила жалоба Бориса Минахи, который обвиняет своего бывшего партнера в краже средств Ейского портового элеватора. Парадокс в том, что аналогичную жалобу Минахи уже рассматривал Таганский суд в 2018-м. И отказал бизнесмену. Мосгорсуд решение Таганского суда подтвердил. Музей же, очевидно, стал местом обыска, так как там расположен кабинет Якобашвили. Странность ситуации привела к тому, что эксперты стали анализировать другие версии – скажем, не потому ли ФСБ заинтересовалась, что бизнесмен купил акции «бодающегося» с Роскомнадзором Telegram?

– Я бы сравнил ситуацию с 1983-м, – размышляет политолог Алексей Макаркин. – Тогда у власти был Юрий Андропов, который пытался «подтянуть» страну теми методами, которые считал действенными. У меня ощущение, что сегодня тоже проводится аналогичная идея. Смотрите, целый ряд губернаторов уже сидит. Видимо, власть считает: усилим борьбу с экономическими злоупотреблениями и выйдем на рост.

Во времена Андропова начали с главы МВД Щёлокова, – продолжает Макаркин. – Оно и понятно: КГБ, который до этого возглавлял генсек, всегда недолюбливал милицию. То есть борьба приобрела субъективный характер: в первую очередь затрагивала тех, кто по тем или иным причинам вызывал раздражение. Сейчас не угадаешь. Можно предположить, что некий политизированный момент есть в «деле Петрова» (его критичное отношение к власти известно). Но Калви – американец, ведущий бизнес в России. Это всегда считалось плюсом. А аполитичный Якобашвили? Возникает ощущение, что система разбалансирована. Такое происходит, когда есть желание «подтянуть страну», а в результате происходят лишь атаки на бизнес, перевод хозяйственных споров в уголовную плоскость. Между тем посадками экономический рост не получишь: остальной-то бизнес смотрит на происходящее и молча решает, как минимизировать риски...

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №24-2019 под заголовком «Калви, Якобашвили, Петров... Кто следующий?».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также