Новости дня

17 июля, среда





























16 июля, вторник
















Пять вопросов о протестах в Тбилиси и ответных мерах Москвы

13:08, 02 июля 2019
«Собеседник» №24-2019

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Многодневные протесты и отставка спикера парламента – в Грузии; прекращение авиасообщения и разговоры о запрете киндзмараули – у нас. «Собеседник» попытался понять, почему внезапно охладели и без того не теплые политические отношения между нашими странами, и главное – как быть тем, кто любит Грузию.

1. Почему вспыхнула ссора?

C 20 июня Тбилиси захлестнули антироссийские акции протеста. Поводом стало то, что президент МАП (Международной ассамблеи православия), депутат Госдумы Сергей Гаврилов во время заседания сел в кресло спикера грузинского парламента. 

«Я готов работать хоть на приставном стульчике – честно, я скромный человек и не гонюсь за почестями», – пояснил Гаврилов. 

– Гаврилов сел туда, куда указала принимающая сторона. Этот зал не был занят под заседание парламента, его выделили для МАП. Более того, парламент Грузии настаивал, чтобы члены делегации приехали с детьми и женами, чтобы показать, насколько Грузия демократичная страна, – комментирует «Собеседнику» политолог, главный редактор агентства «Грузинформ» Арно Хидирбегишвили. – Сегодня события в Грузии развиваются в жанре «цветной революции» Саакашвили. 

Премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе возложил ответственность за беспорядки на экс-президента Михаила Саакашвили и «группу». А Генпрокуратура Грузии выдвинула обвинения депутату парламента от оппозиционной партии «Единое национальное движение», основателем которой является Саакашвили, Нике Мелии за «организацию группового насилия» на акции протеста в Тбилиси 20 июня. Правда, суд в Тбилиси отпустил депутата под залог в 30 тыс. лари (10 тыс. $), а сам Мелия предсказуемо считает дело политическим.

– Кроме того, за 3 дня до событий по приглашению матери Саакашвили Гиули Аласании в Тбилиси гостил старший директор Центра Джо Байдена по глобальному взаимодействию при Пенсильванском университете Майкл Карпентер, – поясняет Хидирбегишвили. – В своем выступлении на конференции о влиянии России на постсоветском пространстве он заявил о необходимости ограничить поток российских туристов в Грузию. 

– У грузин есть основания обвинить Россию в нарушении определенных норм протокола. Раньше войны начинались и по меньшим поводам, – считает директор Института актуальной экономики Никита Исаев. – Понятно, что прорвались долгие годы замалчивания кипящего недовольства граждан Грузии. Последние 10 лет Грузия понимала, что пока она не может вернуть свои территории – Южную Осетию и Абхазию, – но не отпускала эту больную тему.

2. Безопасно ли россиянам, живущим в Грузии?

До распада СССР русские составляли 8% населения Грузии. Сегодня в Грузии проживают, по разным данным, 30–60 тыс. русских – примерно 1% населения.

Владелец Java bar Сергей Тувакин переехал из России в Тбилиси в феврале этого года и совсем недавно открыл свой бар.

– Я 10 лет регулярно ездил в Грузию отдыхать, и когда представилась возможность пере-ехать, решил ею воспользоваться. Здесь всегда любили русских и никаких проблем не было. Их нет и сейчас: все очень гостеприимно и доброжелательно. Тем более что основной поток туристов приезжает в Грузию именно из России, – рассказывает «Собеседнику» Сергей Тувакин. 

По словам Тувакина, открыть свой бизнес в Тбилиси оказалось очень просто: все бумаги оформлялись за считаные часы и претензий к тому, что он русский, не было.

– На днях от участия в бизнесе отказались два потенциальных инвестора из России, – делится Сергей. – Но это лишь потому, что они видят: ситуация сейчас неспокойная. А с возможными грузинскими инвесторами я еще не успел подружиться.

Впрочем, по мнению Никиты Исаева, и русофобия, и антигрузинский настрой имеют место быть.

– Ситуация вышла из формата взаимоотношений элит на улицу с антироссийскими лозунгами в Грузии, а в России – в медиасферу, подкачанную госпропагандой, – комментирует политолог. 

Впрочем, стоит понимать, что,  говоря о русофобии со стороны грузин, речь идет в первую очередь о негативном отношении конкретно к Путину и его политике, а не к гражданам России.

3. А как быть туристам?

Департамент туризма Грузии сообщает, что поездки в страну для россиян безопасны. Это подтверждают и эксперты в туристической отрасли: экскурсионные программы идут в штатном режиме, никто на русских не нападает.

Россия же запретила с 8 июля прямое авиасообщение с Грузией и приостановила полеты Грузинских авиалиний, что доставляет туристам ряд неудобств. В итоге перелеты подорожали на 34%: теперь цена самого дешевого билета составляет 7 тыс. руб., пересадочного – 9,5 тыс. руб.

Сейчас из Грузии вывозят тех, кто решил не дожидаться 8 июля и закончить свой отпуск раньше. Как уверяют перевозчики, никаких доплат они не требуют. 

С особыми проблемами могут столкнуться те, кто уже находится в Грузии и имеет на руках обратные билеты с вылетом после 8 июля. Вероятно, их смогут вывезти через Армению или Северную Осетию. А вот как россияне туда доберутся, пока непонятно: или платить за перелет до Еревана, или ехать во Владикавказ на автобусе. В любом случае туристам необходимо связаться с авиакомпанией и прояснить детали. 

Тем, кто собирался отправиться в Грузию по путевке, туроператоры должны вернуть деньги (по ст. 14 закона «Об основах туристской деятельности в РФ») или предложить взамен другое место для отдыха. В основном несостоявшимся курортникам будут впаривать Сочи, Крым или Турцию. 

4. Что будет с грузинскими вином и минералкой?

Сразу после обострения ситуации в Грузии Роспотребнадзор объявил о том, что усиливает контроль за качеством и безопасностью алкоголя, поступающего в Россию из Грузии. Якобы служба регулярно выявляет грузинское вино, которое не соответствует обязательным требованиям. Так, с 2014 по 2018 год объем такой продукции увеличился в 2,9 раза и в прошлом году составил целых 203 тыс. литров.

Претензии к грузинскому вину у Роспотребнадзора уже возникали в 2006 году: ввоз был полностью запрещен – из-за повышенного содержания пестицидов и железа. Впрочем, и тогда, и сейчас в качестве грузинского вина начали сомневаться в момент охлаждения отношений между нашими странами.

Руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз допускает, что нарушения могли быть, но в масштабах объема экспортированного вина – это капля в море: 203 тысячи литров – это примерно 0,5% от всей ввезенной грузинской продукции.

Пока Роспотребнадзор ни вино, ни боржоми не запрещает. Но сценарий 2006 года вполне может повториться.

5. Разрешить конфликт реально?

– Россия не создала для себя надежную опору в Грузии, – комментирует Арно Хидирбегишвили. – Конфликт должен был случиться еще лет 6 назад, после ухода с поста премьер-министра Бидзины Иванишвили, заслугой которого является восстановление торгово-экономических отношений с РФ, а также восстановление транспортного сообщения и гуманитарных отношений, приток российских туристов. После его ухода все высшее руководство Грузии переключилось на антироссийскую риторику. 

– Я считаю, что Россия ответила, как обычно, глупо, – говорит Исаев. – Думаю, какое-то время грузинам действительно будет сложно: им потребуется время, чтобы перенастроить сбыт своих туристических услуг. США, которые тоже участвуют в этом треугольнике, какие-то гарантии безопасности, в том числе и экономической, должны будут предоставить грузинам. На мой взгляд, данная ситуация могла бы наконец привести к долгожданным переговорам. Что же касается Южной Осетии и Абхазии, то вопрос нужно задавать именно гражданам этих республик: куда они хотят? Понятно, что они воспринимают Россию как гаранта безопасности. Но при этом есть и разочарование. Не исключено, что в выстраивании отношений с Грузией и Россией эти приоритеты могли измениться.

 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №24-2019 под заголовком «Что же ты, моя Сулико!».

Теги: Протесты в Грузии

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также