Новости дня

21 июля, воскресенье















20 июля, суббота












19 июля, пятница


















"Банда патриотов" и слеза президента. Прямая линия – 2019 не поправит рейтинг Путина

17:08, 25 июня 2019
«Собеседник» №23-2019

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

На прошлой неделе состоялась уже 17-я прямая линия президента, которая оставила немало вопросов.

1. Эффективно ли ручное управление в прямом эфире?

Президент провел одну из самых длинных прямых линий – эфир длился 4 часа 16 минут. А был ли толк?

– Смотря как оценивать. Для сторонников президента тот факт, что он в хорошей физической форме, легко общается, может сыпать цифрами и аргументами – уже плюс. Для тех, кто считает, что старый курс себя исчерпал, тоже мало что изменилось – они получили подтверждение того, что при этом президенте возможно только инерционное развитие и не стоит ждать перемен и реформ, – прокомментировал «Собеседнику» политолог Константин Калачев.

По мнению политика Леонида Гозмана, народ потерял интерес к президентским эфирам. Сам он смотрел трансляцию в электричке с телефона.

– Я прошел по всему поезду, чтобы посмотреть, сколько человек делают, как я, – поделился он. – Оказалось – ни одного. 

– Это одна из самых неудачных прямых линий, – оценил политолог Валерий Соловей. – Главное действующее лицо выглядело уставшим и крайне неубедительным. Он не знает о реалиях российской жизни. Когда речь зашла о зарплате в 10 тысяч, президент отреагировал «Не может быть!», то есть он просто не в курсе. В последние годы прямая линия стала ритуалом. Народ видит, что царю в общем-то на него наплевать. И царь, главное, это всем видом показывает. Народ хочет получить ответы, когда мы станем жить лучше, народ волнует бедность, несправедливость. 

2. Скольких осчастливили?

Рубль после прямой линии немного укрепился, акции «Яндекса», который поддержал президент, выросли. СК буквально онлайн организовал 12 проверок по сюжетам эфира. Низкие социальные пособия, прогнившие стены домов, отсутствие воды – десанты следователей и чиновников помчались в те места, о которых раньше и не слышали. Или не хотели знать. 

– Это все локальные истории, – считает Леонид Гозман. – Где-то что-то подправили, отпустили несколько китов, но в целом все осталось, как было. В ходе эфира несколько раз прозвучала фраза «эффект прямой линии» с намеком на ее волшебность или даже сказочность. Но это слово сейчас воспринимается в несколько ином контексте. Я лично в этом эфире увидел только один положительный момент – это когда Путина спросили о «банде патриотов из ЕР» и он стал за них заступаться. Думаю, эта «банда патриотов» станет мемом, который сменит уже довольно устаревшую «партию жуликов и воров». 

– Надо же показать, что президент все еще остается магом! Но согласитесь, что это звучит просто оскорбительно для страны, которая гордится своими вооружениями и золотовалютными резервами, что в XXI веке находятся населенные пункты, как в Тюменской области, где нет воды, – и этим занимается президент! – считает Валерий Соловей. 

Можно не сомневаться, стены подлатают, воду проведут. 

– Но те, кто живет без воды в других регионах и к ним никто не поспешил на помощь, почувствуют обиду. Миллионы обращений, но сколько из них получат продолжение в виде решения проблемы? – задается вопросом Константин Калачев. – Заметьте, Путин даже ни разу не сказал свое любимое слово последнего времени – «прорыв». Один раз был «рывок», и всё. Формат прямой линии, можно сказать, себя исчерпал, хотя предпринимаются попытки его освежить.

В эфире-2019, замечает эксперт, появились инста-блогеры, никогда ранее не занимавшиеся экологией, но озабоченно задающие о ней вопросы. А также известные люди, которые по задумке должны были украсить собой унылый формат, но – не затмить собой главного спикера. Многих звезд позвали явно не для вопросов, а из-за узнаваемости. Футболист Дзюба, например, мелькнул в эфире всего на несколько секунд и сказал 2 слова, но оба – непечатные. Когда блогер Амиран Сардаров разрекламировал свою шаурму и предложил ее Путину, капитан сборной отреагировал неодобрительно: «Очуметь, блин» (цензурный вариант). Может, он имел в виду и всю прямую линию тоже? 

3. Какие вопросы не попадают в эфир?

Как раз во время президентского эфира к нам в редакцию дозвонилась читательница, экс-сотрудница одной из «дочек» «Газпрома» Надежда Вотякова, которая с 2005 года упорно пытается попасть на прямую линию, чтобы пожаловаться на гос­компанию, в которой работала.

– Максимум – удалось оставить сообщение на автоответчике, – говорит Надежда. – Я отправляла запросы и в письменном, и в электронном виде – ни разу не было никакого ответа. 

Народные волнения в Шиесе, Чемодановке, Екатеринбурге, за освобождение журналиста Голунова хоть и взволновали массу людей, но не стали предметом обсуждения. 

– Вопрос про Шиес готовился, но в последний момент был исключен, поскольку организаторы не были уверены в лояльности тех людей, которых они туда подогнали. Избегают тех тем, которые по-настоящему волнуют общество. Это неудивительно – президент живет в искусственно созданной для него реальности, ему там очень хорошо. И никто эту реальность не хочет нарушать, чтобы не потерять свой пост. Поэтому в его мире все нормально. А вот в нашем с вами – нет, – полагает Валерий Соловей.

– Основной мотив прямой линии: все у нас хорошо. Есть отдельные недостатки, но в целом все нормально, – обобщил Константин Калачев. – Путин фактически повторяет Столыпина: «Дайте нам 20 лет покоя, и вы не узнаете Россию». Но 20 лет уже было, теперь еще 20 лет? 

4. Кому помогает участие президента?

Тем нескольким десяткам человек, кто прорвался в эфир, несомненно, повезло. А будут ли системные сдвиги?

– Для меня было 3 важных вопроса, – говорит политолог Екатерина Шульман. – Вопрос про психоневрологические интернаты и распределенную опеку, так как процесс лишения дееспособности в последнее время упростился, и это дает почву для мошенничества с отъемом собственности. Второй вопрос – либерализация антинаркотического законодательства, без которой невозможна помощь смертельно больным. Но, к сожалению, ответ был такой, что лучше бы не было никакого. Но тема-то не исчезнет. Третья важная тема – утилизация мусора. 

В конце прямой линии Путин растрогался почти до слез, рассказывая про бабушку, которая передала ему записку, но ее потеряли его помощники.

– Тут возникает масса вопросов, – возмущается Леонид Гозман. – Вы что, эту записку найти потом не могли? Или просто ту бабушку? Каждый шаг ведь протоколируется! Вот за что должно быть стыдно.

5. Как изменится рейтинг Путина? 

– Обычно после прямой линии происходит краткосрочный взлет рейтинга, но не факт, что сейчас это произойдет. Переломить тренд на снижение рейтинга президента вряд ли удастся, – уверен Валерий Соловей.

– На рейтинг эфир не повлияет, – полагает Екатерина Шульман. – Идет объективный процесс снижения популярности президента. Сейчас – некое плато, но все равно с тенденцией к понижению. Идет спор о том, можно ли это снижение считать статистической погрешностью. Но роста мы наверняка в ближайшее время не увидим. 

На линию приходили и такие эсэмэски

Цитаты

Самые острые вопросы проскакивали в эфир по СМС бегущей строкой. Приводим некоторые из них.

«Когда вернется крепостное право? Ждем-с помещика, который нашу деревню купит и организует рабочие места».

* * *

«Почему Россия прощает многомиллионные долги другим государствам, при этом говоря своим гражданам, что денег нет?»

* * *

«Почему реформы в РФ приводят к росту цен и снижению уровня жизни населения?»

* * *

«Когда появится налог «Просто так» и штраф «Какая разница, за что?»

* * *

«Вы во власти дольше, чем Брежнев. А мы как жили в нищете, так и живем». 

и с картинками:

«Почему с каждым годом народ всё хуже и хуже живет? Это правительство не работает?»

«Когда прекратится рост тарифов ЖКХ? У людей скоро не хватит ни пенсий, ни зарплат на оплату»

«Почему для вас чужие люди дороже россиян? Может, пора поднимать нашу экономику?»

«Предлагаю за деньги, конфискованные у Захарченко, купить детям-сиротам квартиры»

«Зачем вы приняли закон о неуважении к власти? Уважение ведь надо заслужить»

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №23-2019 под заголовком «Шаурма, банда патриотов и слеза президента».

Теги: Путин, Прямая линия с Путиным 2019

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также