Новости дня

20 мая, понедельник

























19 мая, воскресенье













18 мая, суббота







Народная принцесса. Какой запомнили леди Диану россияне

09:57, 13 мая 2019
«Собеседник» №04-2019

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Как леди Диана, погибшая 22 года назад, сумела влюбить в себя весь мир? Об этом мы спросили людей, которые знали ее лично.

5 фактов

  • До переезда в королевский дворец Диана, несмотря на аристократическое происхождение, работала няней в детском саду.
  • Принц Чарльз сначала встречался со старшей сестрой Дианы – Сарой, пока та не дала ему отставку.
  • На свадьбу Диана первая из королевской семьи купила кольцо по каталогу, а не на заказ. Кольцо прозвали «сапфир простолюдина».
  • Любимой едой принцессы, по воспоминаниям ее личного повара, были обычные фаршированные перцы и баклажаны, постное мясо, салат, йогурт и сливочный пудинг.
  • Диана настаивала, чтобы ее дети ходили в обыкновенный детский сад, ездили иногда на общественном транспорте, стояли в общей очереди в Диснейленд.

Притягивала мужчин как магнит

Мемориал, посвященный принцессе Диане, возле Кенсингтонского дворца в Лондоне – одно из самых посещаемых мест в британской столице. Здесь всегда есть люди. И много живых цветов. 

– Сколько бы лет ни прошло, это место остается живым и обитаемым, – подтверждает живущий в Лондоне журналист-международник Михаил Озеров.

– Первый раз я увидел ее в 1994 году, – рассказал Озеров «Собеседнику Плюс». – Меня пригласили на летний королевский прием в сад Букингемского дворца. Гости собрались на лужайке. В 4 часа дня под звуки гимна к гостям торжественно вышла королева. Потом – ее муж. Но в этот раз особенного движения не было, так как все ждали выхода другого человека – принцессы Дианы. И когда она появилась спустя полминуты, все фотографы и журналисты кинулись к ней, а не к королеве. У меня получилось переброситься с ней несколькими фразами. «Я давно ждал этой минуты, чтобы представиться вам лично», – сказал я ей. У Дианы была особенность – она не протокольно, а искренне интересовалась даже совершенно случайными людьми. И была неподдельно внимательна. «А вы откуда?» – спросила она, догадавшись по акценту, что я не англичанин. «Из России». «Сколько я перевидала иностранных журналистов, а вот из России – никогда», – улыбнулась принцесса и протянула мне руку. Тонкая кисть, длинные пальцы, бежевый «королевский» маникюр и взгляд – внимательный, в упор и даже с каким-то призывом. Нет, мне не показалось. Эту ее особенность отмечали многие, особенно, конечно, мужчины. Наш бывший посол потом мне признавался, что во время приема, когда встречался с Дианой глазами, испытывал огромное желание подойти к ней и сесть рядом. Был в ней особенный магнетизм.

Среди холодных английских аристократов Диана всегда была «белой вороной», отмечает журналист. Во всем – начиная с роста 178 см, заканчивая беззащитностью и застенчивостью, которую не удавалось скрыть ни за какими манерами и королевским протоколом.

Из Англии с любовью

Как любая принцесса, Диана была и послом мира, и филантропом. В 1995 году Диана приехала с визитом в Москву.

– Я встречала и сопровождала Диану со стороны правительства, – вспоминает в разговоре с нами Людмила Безлепкина, министр социальной защиты населения в кабинете Виктора Черномырдина. – Было в ней что-то божественное и одновременно простое. Она посетила больницу, школу, а вечером у нас был выход в Большой театр. Мы сидели в правительственной ложе. Ей, конечно, все делали комплименты. Я перевела: все восхищаются вами. Она так очаровательно сморщила носик и сказала: «Видели бы они меня утром!»

Людмила Безлепкина воспользовалась ситуацией и представила Диане свою внучку, которой в ее 10 лет, конечно, очень хотелось увидеть «живую принцессу». Сейчас Дане уже 33, но ту встречу она помнит до мелочей.

– Нас с мамой строго проинструктировали, как нужно себя вести, обращаться только «ваше королевское высочество», – говорит Дана. – А когда мы вошли, принцесса сразу нам мило улыбнулась и раскрыла руки для объятий. «Какая у тебя красивая осанка!» – сказала она мне. Я ответила, что занимаюсь балетом. «О, это всегда было моей мечтой! Но мне так трудно найти партнера крупнее меня», – пошутила Диана, и напряжение сразу спало.

Маленькое бежевое платье, вышитое бисером, украшения к месту, неяркий макияж, живость общения – вот как должна выглядеть настоящая принцесса, поняла тогда девочка.

«В ней есть что-то ангельское»

– Из Москвы Диана направилась в Санкт-Петербург, – продолжает Людмила Безлепкина. – Я ехала в машине, слушала радио: транслировали интервью принцессы Дианы. Ее спросили, что ей больше всего понравилось в Москве. Меня поразил ее ответ: «Ваш министр и ее очаровательная внучка, которая занимается балетом». А ведь могла бы ответить стандартно – про памятники, гостеприимство и налаживание связей. Но она запомнила детали о людях, с которыми так недолго общалась! Это для нее было важнее достопримечательностей и политики. И я нисколько не преувеличила, когда писала отзыв о ее визите в посольстве: «В ней есть что-то ангельское...»

Через некоторое время Диана прислала из Лондона своим новым русским друзьям шкатулку с королевским вензелем на крышке. Конечно, она стала семейной реликвией.

Диана жила на Олимпе, но радовалась и страдала, как обычный человек. И за это ее любили еще больше. В 1995 году она сбросила маску королевской невозмутимости и призналась миру, что у ее мужа есть другая женщина. «Нас будто бы трое в браке», – сказала она в своем самом скандальном интервью. Развод был неизбежен.

– В 1995 году Диана пришла на коктейль в российское посольство, где собирали средства для Тушинской больницы в Москве, – вспоминает Михаил Озеров. – Я подошел: «Вы, наверное, меня не помните...» – «Почему же? Вы – русский журналист». Поговорили о ее детях. Она сказала, что Уильям учится в Итоне и что его раздражает повышенное внимание в связи с разводом. «Очень трудно быть объектом всеобщего внимания», – грустно призналась Диана, которая всю свою жизнь была на виду...

«Я скоро успокоюсь»

В третий раз Михаил Озеров встретил Диану случайно за несколько недель до ее гибели. 

– Я проходил утром возле российского посольства, которое находится рядом с Кенсингтонским дворцом, где принцесса осталась жить одна после развода, – делится корреспондент. – Увидел Диану – в спортивном свитере, велосипедных шортах, без макияжа. Она тяжело дышала – возвращалась с пробежки. Тогда все говорили и писали про ее поездку в Сан-Тропе с египетским миллиардером Доди Аль-Файедом. Королеве это не нравилось, двор был раздражен. Но принцесса поступала как обычно – искренне и чистосердечно. Ничего не скрывала и не отрицала. И на мой вопрос, как отдохнула, ответила: «Хорошо, но нервно». А потом разволновалась. «Я не могу строить жизнь по чьему-то приказу. И не буду!» – вырвалось у нее. Но уже через секунду она как будто взяла себя под контроль: «Не обращайте, пожалуйста, внимания на мой взрыв эмоций. Я скоро успокоюсь». Раньше она писала в письмах, что боится за свою жизнь. Мне кажется, такие же опасения мелькнули и в нашем разговоре. А 31 августа 1997 года Диана вместе с Доди Аль-Файедом и водителем Анри Полем разбилась в автокатастрофе в Париже. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №04-2019 под заголовком «Народная принцесса».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также