Новости дня

24 марта, воскресенье






23 марта, суббота














22 марта, пятница

























Арест Арашукова: сигнал для Северного Кавказа или начало "чистки"?


Рауф Арашуков // Фото: Global Look Press
Рауф Арашуков // Фото: Global Look Press

Эксперты — о том, как унизительный арест сенатора из КЧР ударит по имиджу всего политического топ-менеджмента РФ.

Напомним, члена Совфеда от Карачаево-Черкесии, 32-летнего Рауфа Арашукова задержали утром в среду, 30 января, по обвинению в нескольких убийствах. Во время задержания на закрытом заседании верхней палаты парламента РФ присутствовали главы Генпрокуратуры и Следственного комитета Юрий Чайка и Александр Бастрыкин. Позднее Басманный суд Москвы арестовал Арашукова до 30 марта, а его отцу, топ-менеджеру «Газпрома» Раулю Арашукову, предъявили обвинения в создании преступного сообщества и мошенничестве в особо крупном размере — хищении газа на сумму свыше 30 млрд рублей.

Сигнал для Северного Кавказа

По мнению главного редактора издания «Кавказский узел» Григория Шведова, именно коррупционные действия в газовой отрасли, а вовсе не заказные убийства, стали основной причиной санкций против отца и сына Арашуковых. В беседе с «Радио Свобода» журналист предположил, что в Карачаево-Черкесии, как и в других республиках Северного Кавказа, в скором времени стоит ожидать цепочки задержаний и арестов представителей политической и бизнес-элиты по сценарию Дагестана.

С этой точкой зрения согласен политолог и социолог, директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин, который увидел символический подтекст в театральном задержании сенатора из КЧР:

— Я думаю, что эта версия вполне соответсвует действительности. Кроме того, в этом деле проявилась совокупность факторов, в том числе и необходимость сигнала многочисленным кланам Северного Кавказа о том, что время такого бесконтрольного и произвольного криминального подхода к экономике завершается в силу того экономического кризиса, в котором сейчас находится Россия. Когда денег было много — в 2000-е и начале 2010-х годов, — еще можно было закрывать глаза на многие вещи: на разворовывание огромных средств в рамках курортов Северного Кавказа, в рамках строительства трамплинов, стоимость которых с миллиарда взлетала до 10 миллиардов. Но сегодня мы не можем позволить себе такую роскошь. Поэтому этот арест имеет и символическое значение — как сигнал того, что пора заканчивать с этим разгулом воровства.

Этим арестом президент издал призыв к порядку и более системному расходованию государственных средств, — считает Коровин. — То есть кроме конкретных деяний, которые имели место и которые предъявлены в качестве обвинения, есть еще и такой символический жест. Если северокавказские кланы не прислушаются, аресты продолжатся. Напомню, что это не первое дело — взять хотя бы группу «Сумма» и братьев Магомедовых, а также всю историю с Дагестаном, приведение к порядку их экономической сферы. Думаю, что после КЧР и другие республики региона будут подвергнуты такому вниманию.

Валерий Коровин // Фото: Global Look Press

Попытка спрятать кукловодов

Иных взглядов на историю с Арашуковыми придерживается журналист, член Совета по правам человека при президенте и глава Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максим Шевченко. Комментируя версию о газовых аферах, которые могут в действительности быть причиной преследований, Шевченко выразил убежденность, что задержанные члены богатейшего северокавказского клана являются лишь пешками в руках более крупных игроков, следы которых ведут в Москву:

— Хищение газа — это системная преступная деятельность, которая осуществляется во многих регионах, а на Северном Кавказе приобретает просто циклопические масштабы. Я не исключаю, что это и правда может быть причиной ареста Арашукова, но я думаю, что общая система коррупционных отношений, которая сложилась вокруг семьи Арашуковых, достигла такого масштаба, что привлекла внимание самых первых лиц государства. Я уверен, что санкция на арест Рауля Арашукова и его сына Рауфа, безусловно, исходила от президента РФ.

Тут надо понимать, что наша политическая система коррупционна на десятки процентов, — говорит эксперт. — А на «золоте» Арашуковых кормились очень влиятельные люди в Москве. Я уверен, у ФСБ есть на руках данные о том, кто получал постоянные и достаточно щедрые, мягко выражаясь, подарки из рук Арашуковых, в том числе и люди в погонах. Поэтому, я думаю, речь идет не только о Северном Кавказе, потому что и [в сентябре 2015 года экс-глава республики Коми Вячеслав] Гайзер арестован, и Хорошавин на Сахалине, и многие чиновники по всей стране арестованы и дают показания.

Криминально-коррупционная система на Северном Кавказе является только проявлением общероссийской системы — она не существует отдельно от Москвы или Санкт-Петербурга, — подчеркивает Шевченко. — Северный Кавказ — это место, где отмывались деньги. Никакие арашуковы не имели возможности действовать без покровителей в Москве. Поэтому все попытки перевести стрелки на Кавказ попросту несостоятельны. Это попытка спрятать подлинных получателей и заказчиков этих преступных деяний, которые находятся совсем не на Кавказе.

Максим Шевченко // Фото: Global Look Press

Максим Шевченко подчеркнул, что возможность выхода на столичных «друзей» Арашуковых вполне реальна, однако масштабы коррупционных сетей в России достигают таких масштабов, что последствия этого дела могут быть самыми непредсказуемыми:

— Я думаю, что цепочка будет разматываться сейчас до какого-то уровня. Системная коррупция в России достигла таких масштабов и затрагивает такую суть госуправления, что она просто уже подменила собой государство, принятие кадровых решений, политических решений, [ведение] информационной политики и так далее. Иногда кажется, что вне коррупции уже и не существует государства никакого. А Северный Кавказ — это важная и фундаментальная часть этой системы, которая уходит далеко за пределы нашей страны, вы уж поверьте. Все эти деньги не остаются в России, их же надо выводить. А каналов вывода не так уж и много в условиях санкций — это в основном Израиль, США и ОАЭ.

Камень в огород Совфеда

Максим Шевченко отметил, что то действо, которое силовые ведомства разыграли на заседании Совета Федерации во время задержания Рауфа Арашукова, оставит заметный след на репутации всего высшего менеджмента Российской Федерации:

— Его задержали при наличии Бастрыкина и Чайки, которые, взявшись за руки, вошли в здание Совфеда, при публичном унижении Валентины Матвиенко, которой потом пришлось еще и комментировать произошедшее, при всех сенаторах, которые тряслись от страха, не зная, какую там фамилию произнесут. Вся эта процедура является страшным ударом по имиджу высочайшего политического топ-менеджмента России. Что я, кстати, очень приветствую, поскольку эти люди вовсе забыли, что такое «нельзя», и ведут себя как живые полубоги, точнее демоны.

О том, что публичное задержание сенатора по обвинению в убийствах только закрепит в головах россиян образ заведомо преступного чиновничества, говорит и руководитель социально-политических исследований «Левада-центра» Наталья Зоркая:

— Образ власти в последнее время заметно меняется. Это видно, исходя из наших данных об уровне доверия к основным институтам власти, включая Госдуму и Совфед: уровень этого доверия падает. Мы фиксируем значительное недовольство людей, его постепенный рост или возобновление роста после недолгой паузы, связанной с ликованием от присоединения Крыма. Поскольку в целом отношение к чиновникам у нас крайне негативное и большинство людей считают, что чиновники нарушают Конституцию и значительная часть высших чиновников коррумпированы, а значит, за этим вполне может следовать и связь их с преступной деятельностью, я думаю, что это известие о сенаторе только поддержит такие настроения людей.

Наталья Зоркая // Фото: стоп-кадр с YouTube

Социолог отметила, что среднестатистический житель России совсем не удивится известию о сенаторе-убийце, поскольку понятия «преступление» и «власть» в массовом сознании россиян идут бок о бок:

— Когда мы спрашиваем про какие-то громкие коррупционные скандалы или уголовные дела, самое распространенное мнение среди людей — что это не единичный случай, а такая распространенная практика среди высшего чиновничества. То есть для людей это совсем не сенсация — они живут с ощущением, что и коррупция, и преступная деятельность идут в комплекте с именами таких вот крупных представителей власти.

Чем больше сталинизма, тем выше рейтинг

Однако, по мнению эксперта Валерия Коровина, публичные санкционные меры в отношении коррупционеров могут стать для президента средством повышения собственного рейтинга:

— С точки зрения населения любое действие государства в сторону усмирения криминала всегда воспринимается крайне положительно. Причем в нашей стране население как раз более требовательно в плане ужесточения подобного рода действий и призыва к репрессиям в отношении коррупционного чиновничьего класса, и даже призывы к расстрелам, к массовым судам имеют высокую степень легитимности.

За девяностые годы люди устали от такого хищнического разворовывания государственных средств и требуют наведения порядка, в том числе и крайне жесткими мерами, — уверен Коровин. — Это напрямую связано с таким понятием, как рейтинг президента. Многие осуждают Сталина за такие жесткие меры по усмирению элит, но эти же самые меры у нас в стране крайне популярны. И чем больше сталинизма в Путине «обнаружит» население, тем выше его рейтинг, несмотря на завывания либералов и поборников прав человека. Поэтому аресты коррупционеров — это путь к легитимности и популярности президента.

Теги: Коррупция

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания