Новости дня

16 февраля, суббота












15 февраля, пятница

































Наталья Зубаревич: Деньги в Крым текут рекой

«Собеседник» №03-2019

Наталья Зубаревич // фото: архив редакции
Наталья Зубаревич // фото: архив редакции

Чечня потребовала списать долги за газ. Вслед за ней с протянутой рукой подтянулись и другие регионы. Кто из российских субъектов на самом деле самый бедный, а кто и так обласкан государством, «Собеседнику» рассказала директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

Досье

Наталья Зубаревич – российский ученый-исследователь, экономико-географ. Специалист в области социально-экономического развития регионов, социальной и политической географии. Профессор МГУ, доктор географических наук. Эксперт Программы развития ООН и Московского представительства Международной организации труда. 

Неэкономная экономика 

Наталья Васильевна, каким регионам сегодня перепадает больше всего из бюджета?

– Самые большие чемпионы по получению трансфертов из федерального бюджета – это Ингушетия и Чечня, у которых 81% доходной части бюджета составляют перечисления из Москвы. Следом идут Тыва с 77% и Республика Алтай, у которой 70%. За ними – Дагестан и Карачаево-Черкесия, у которых по 69%. Далее – Крым и Севастополь с уровнем дотационности 65%.

А вот если считать не в процентах, а в реальных деньгах, кто сколько получил, то суммарно больше всех денег пошло на Крым и Севастополь – больше 100 млрд рублей за 2018 год. Это очень большой трансферт. Даже республики Северного Кавказа получили почти вдвое меньше. Отрыв особенно заметен, если учесть, что Крым получил 7% всех трансфертов госбюджета, а населения там около 1,5% от числа всех россиян. 

На что идут эти огромные суммы?

– На нацэкономику, на оплату электричества, которое они покупают на Украине, на поддержку сельского хозяйства. Но больше всего – на дорожное строительство, Крым тут очень много тратит.

Расходы Крыма на национальную экономику – это, конечно, феерическая цифра – 46%, это вообще фантастика. В среднем по субъектам – хорошо, если тратят 20–25%. То есть деньги на полуостров льются рекой. 

У Севастополя немного другая картинка – много денег уходит на ЖКУ. Вся страна уже платит за «коммуналку» 10% от дохода, то есть каждый десятый рубль люди отдают на оплату ЖКУ, а в Севастополе – все еще 5%. 

И самое, конечно, показательное – это душевые расходы бюджетов, которые в Крыму такие же, как на богатом Сахалине – на 60% выше средних душевых расходов по всем субъектам Федерации. То есть Крым не просто очень сильно поддерживается, ему еще обеспечивается такой уровень, который сопоставим с Питером, Сахалином, Ханты-Мансийском. Если у вас душевые расходы на 60% выше средних, то вы как сыр в масле катаетесь.

Золотой дождь

Такое особое отношение оправданно, по-вашему?

– Это называется геополитический фактор. А я это называю витриной развитого госкапитализма. Вбухивается куча денег, чтобы продемонстрировать, насколько веселее жить в Российской Федерации. Но делается это за счет других субъектов РФ.

Кроме того, когда у вас 46% идет на нацэкономику, то отрулить в свою сторону можно немереное количество денег. В дороги и фундаменты зарыть можно очень много миллиардов. Такой случай у нас был всего один – с сопоставимыми выделенными средствами, и был он на Сахалине в последние годы правления Хорошавина. Ну а чем это закончилось, вы, наверное, помните: губернатор Хорошавин сидит. Такой золотой дождь – всегда хорошая мотивация для воровства. Когда столько денег, то тратят их с размахом и без толку.

И это все годы начиная с 2014-го?

– Более того, каждый год то Крыму, то Севастополю увеличивали объем трансфертов на 30–40%. При этом в среднем по регионам в 2014–2016 годах трансферты вообще не росли. Это осознанная политика. Сказать, что она справедливая, я не могу. Сказать, что она нравится в регионах – тоже нет. Но наша федеральная власть не интересуется мнением субъектов, она принимает решение сама.

А какова отдача от вложений?

– Регион был и остается высокодотационным. Стало чуть получше, когда к их бюджету приписали структуру Ротенберга и «Мостотрест». Но  незначительно. Что тут сказать? Счастье за чужие деньги. Когда у власти главный приоритет – геополитический, я бы про развитие экономики особо не заикалась.

Есть мнение, что региону нужен толчок – и вложения начнут окупаться.

– Дожить бы. Сельское хозяйство Крыма в ближайшее время не даст рывок по той простой причине, что там воды недостаточно. Степной части Крыма не хватает воды, которая раньше шла по Крымскому каналу из Днепра.

По туризму могу сказать только одно: заметного притока так и не произошло. Турция и Египет по соотношению цена – качество предоставляют услуги лучше, чем Крым. На полуострове нечистоты льются в море, регуляторные функции нарушены, прибрежная застройка халупистая. Потенциал развития у Крыма, конечно, есть, но надо слишком многое менять, чтобы он мог как-то реализоваться. 

Но полуострову-то повезло по сравнению с украинским периодом?

– Гораздо лучше стали финансировать социальные расходы. Стало приличным финансирование образования, здравоохранения, улучшилась соцзащита, но при этом выросли и цены. Дешевый Крым с плохой инфраструктурой стал дорогим Крымом с чуть лучшей инфраструктурой.

Витрина госкапитализма

Если Крыму много дают, то каким регионам недодают?

– Трансферты же у всех не росли. За исключением периода перед выборами 2018 года. В это время власть традиционно «добреет», трансферты увеличились на 3%. Я думаю, что «подобрение» временное, связанное с электоральным циклом, но посмотрим, что будет в 2019-м. Иллюзий у меня особых нет.

Пока тенденция такая: самым слабым регионам стараются не снижать трансферты, а вот середнячков понемногу поджимают. То есть самым «задохликам» не убавляют, а вот из срединной, нутряной России потихонечку жмут масло.

У полуострова есть еще и особые дотации?

– У нас есть три субъекта, получающих именные дотации, которые называются «на сбалансированность бюджета». За 3 квартала 2018 года Чечне таким образом просто накинули 13 млрд рублей сверху, Крыму – 17,5 млрд, а Севастополю – 5,5 млрд руб. 

17 млрд – это очень много, практически полбюджета какой-нибудь Костромской области за год. Это суммы, которые не определяются никакими формулами, просто по принципу: кого люблю, тому даю. Чечня при этом пытается взять себе еще больше – то долги скостить себе за газ, то еще в какой форме. Крыму хватает ума не выступать, зная, сколько им и так валится.

На что тратятся такие средства?

– Дотации – это деньги, которые вы можете потратить по своему усмотрению. Они получают еще и субсидии – но это деньги «меченые», там четко сказано, на что должны идти. А вот дотации – это свободные деньги. Система мало того что несправедливая, она еще и непрозрачная. Кому, почему, сколько – знают только в Кремле. 

Как долго выдержит федеральный бюджет такие траты в регионы – «черные дыры»?

– Ну, бюджет у нас в этом году профицитный после трех лет дефицитного. Поэтому при цене на нефть около 60 долларов федеральный бюджет не помрет. Проблема, что Крым развивается преимущественно на государственные деньги – 85% инвестиций идет из бюджета, а частный капитал на полуостров не очень-то стремится. То есть на территории создается витрина госкапитализма с такими феодальными чертами. Но, как учит опыт Чечни, плотно кормить регион можно, но потом перевести на здоровую диету уже очень сложно. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №03-2019 под заголовком «Наталья Зубаревич: Деньги в Крым текут рекой».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания