Новости дня

14 декабря, пятница

























13 декабря, четверг




















Российские разведчики – мальчики для битья?

«Собеседник» №39-2018

Предполагаемые Петров и Боширов в лондонском аэропорту – съемка камер видеонаблюдения // Global Look Press
Предполагаемые Петров и Боширов в лондонском аэропорту – съемка камер видеонаблюдения // Global Look Press

Если в тождественности Боширова и Чепиги еще можно сомневаться, то про высланных из Нидерландов хакеров такого не скажешь. «Следы», оставленные ими в открытых источниках, прямо указывают и на место службы, и на род занятий. Почему же разведка стала работать так грубо?

Один из самых непонятных многим вопрос:  зачем было ехать в Нидерланды? Неужели при нынешних технологиях нельзя было взломать сеть ОЗХО из Москвы?

– Так делают при серьезных задачах, – объяснил на условиях анонимности один хакер. – Надо подключиться к Wi-Fi какой-нибудь компании, а оттуда уже изучать их сеть. Дистанционно так не сделаешь. Плюс разведка на месте – поискать, скажем, листочки с паролями в мусорке.

Пусть так. Но как они могли столь глупо засветиться – с аппаратурой в багажнике и отсутствием легенды?

– Мне это тоже странно, – говорит бывший разведчик Михаил Любимов. – А в ГРУ всегда были «сапоги». То, что человек прошел обучение в академии, еще ничего не значит. Думаю, просто общий уровень упал. Плюс к ведению информационной войны подключилась вся политическая элита Запада. И они путают карты. В любом случае, если разведчиков так легко установили, это полный провал. С другой стороны, может быть, «кроты» сидят в самом ГРУ. Тоже не святое место.

– Тут несколько причин, – добавляет Геннадий Гудков, бывший офицер КГБ. – Главная, безусловно, падение уровня спецслужб. Умные люди оттуда уходят. Во-вторых, есть такое понятие, как тяжелый контрразведывательный режим. Когда шла холодная война, были страны, где работать было очень тяжело не только нашей разведке. И тогда разведслужбы переносили свои операции на территории третьих стран, чтобы не попадаться. А теперь, когда на Западе установлен жесткий контроль за действиями всех россиян, получается, что тяжелый режим для нашей разведки сегодня во всех странах Европы.

Остается еще один вопрос. Трудно представить, что западные службы не работают против России и внутри нее. Почему же тогда мы не слышим сообщений о пойманных разведчиках с той стороны?

– Не думаю, что они ведут какую-то серьезную хакерскую работу против нас, – считает Гудков. – Может, сейчас начали. Но мне представляется, что это едва ли им приходило в голову, поскольку и так все карты у них: мы находимся в уязвимом положении, пользуясь западными технологиями. И если они вдруг начнут хакерские атаки, нам мало не покажется. У них все коды, ключи… Кроме того, мы находимся в неравном положении – у них больше возможностей по союзникам. Им проще работать против нас. Поэтому российская разведка однозначно находится в положении мальчика для битья. Вне зависимости от качества подготовки кадров.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №39-2018 под заголовком «Наши разведчики – мальчики для битья?».

Теги: Шпионаж, Хакеры

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания