Новости дня

14 декабря, пятница

























13 декабря, четверг




















Кирилл Кабанов: Феоктистов мог взять деньги "Роснефти"

«Собеседник» №25-2018

Алексей Улюкаев в суде // фото: Global Look Press
Алексей Улюкаев в суде // фото: Global Look Press

 

На прошлой неделе Замоскворецкий суд столицы постановил вернуть Олегу Феоктистову, генералу ФСБ в отставке, 2 млн $, которые фигурировали в процессе над экс-министром экономики Алексеем Улюкаевым как взятка. 

Между тем защита Улюкаева утверждает: деньги вернули неправомочно, ведь Феоктистов так и не доказал, что они принадлежат ему. О тонкостях взяточничества беседуем с главой Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кириллом Кабановым.

– А как Феоктистов в такой скользкой ситуации мог доказать, что деньги его? Или, как он уверял суд, «частного инвестора»? Разве в таких случаях оформляются расписки?

– Есть сложная процедура. Если конкретное лицо, которое выступает в качестве взяткодателя, заявляет о вымогательстве, дальше все уже идет по накатанной. Либо правоохранители выделяют деньги на взятку (или «куклу»), или он дает свои средства (или получает у третьего лица, если есть такая возможность).

– Но это «третье лицо» хочет остаться в тени, и тогда?

– Скорей всего ситуация была простой. Феоктистов эти 2 млн $ занял в «Роснефти», но представил как свои – там ведь процедура, вещдоки и все такое. При этом он освобожден от уголовной ответственности, раз заявил о вымогательстве.

– Минуточку, но у Феоктистова никто взятку не вымогал. В суде речь шла о Сечине и Улюкаеве…

– Вымогательство было в отношении компании. И он оттуда мог изъять деньги. Схожую процедуру мы использовали, когда я работал по выявлению нарушений на таможне в 1990-х.

Если деньги вымогают с юрлица, а гендиректор об этом заявляет, для операции он берет средства в своей фирме по доверенности. Средства документируются и описываются (поскольку дальше будут фигурировать в уголовном деле). А после завершения суда возвращаются владельцу.

– Защита Улюкаева указывает на прецедент: привлечение частных денег для спецоперации по делу экс-главы ГУЭБиПК Дениса Сугробова было расценено как преступление…

– Я не нахожусь в процессе и не буду обсуждать действия защиты. Я привел пример, как такие операции проводятся на практике. Возможно, какой-то правовой изъян и существует у ситуации. Но раз Феоктистов взял деньги на операцию, находясь на должности в фирме, которая столкнулась с вымогательством, я тут изъяна не вижу.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №25-2018.

Теги: Улюкаев, "Роснефть"

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания