Новости дня

19 июля, четверг




























18 июля, среда

















Битвы за экологию


Какие цели преследуют «защитники природы»: беспокойство за экологию или собственные интересы? 

Как отличить беспокойство за сохранение окружающей среды от создания помех прогрессивным идеям и развитию инфраструктуры? Какие механизмы в своей протестной деятельности используют мнимые поборники экологии? Какие законодательные проекты могли бы удовлетворить как сторонников промышленного прогресса, так и «зеленых»?

Ответы на эти и другие вопросы искали участники «круглого стола», прошедшего в МИА «Россия сегодня». «Протестные экологические акции: кому выгодно?» - экспертными мнениями по данной теме поделились политологи Сергей Михеев, Максим Жаров и Игорь Рябов, а также заместитель председателя комитета Совета Федерации по аграрно-производственной политике и природопользованию Ирина Гехт.

В представленном политологами докладе «Экозащита или эконападение: политические экологи в России и мире» озвучен список из полусотни остановленных за последнее десятилетие крупных промышленных объектов. Авторы приводят данные о влиянии ряда общественных организаций на блокировку инфраструктурных проектов в шести регионах страны.

Политологи считают, что влиятельные силы на Западе используют как глобальные, так и местные НКО с целью давления на промышленность и государственные институты развития через инструменты экологического протеста.

Как известно, подавляющее большинство экологических протестов в России, датированных еще последним десятилетием прошлого века, использовались против стратегических отраслей промышленности: горнодобывающей, металлургической, нефтегазовой.

Авторы доклада утверждают, что немало представителей отечественной несистемной оппозиции активно используют экологические протесты для дестабилизации общественно-политической ситуации в российских регионах.

Порядка трех десятков экологических организаций попали под действие закона «Об иностранных агентах». Причем многие активно использовали различные возможности для вмешательства в вопросы государственной политики в сфере развития промышленного производства и инфраструктуры. 

По мнению сенатора Ирины Гехт, в стране уже можно даже говорить о этакой диктатуре экологической безопасности. В настоящее время речь идет о формировании компетентной и ответственной экспертной среды и о том, чтобы поставить барьеры распространению недостоверной информации. Сенатор считает, что некомпетентностью грешат и многие чиновники от экологии.

Зачастую организаторы выступлений своими действиями добиваются того, чтобы ситуация была преподнесена обществу в определенном ракурсе – чтобы население начало воспринимать проблему более эмоционально. Далее, в зависимости от задачи, объект протеста может быть персонализирован – тот или иной орган власти, организация или конкретный человек. После чего наступает очередь требований, которые обычно сводятся к двум отрицательным формулам – или «ликвидировать» или «не строить». Возможность конструктивного диалога или компромиссов отвергается под тем предлогом, что власти, якобы, хотят обмануть людей, скрыть «вполне конкретный удар по здоровью населения».

Безусловно, независимые экологические организации нужны. В первую очередь, для того самого поиска оптимальных решений в спорных ситуациях, для акцентированного внимания на реальной, а не мнимой проблеме. Однако не все они заслуживают одинакового уважения и доверия.

По мнению участников «круглого стола» возникновение проблем должно стимулировать поиск правильного решения, а не заводить ситуацию в тупик. Эксперты считают, что только последовательное совершенствование экологического законодательства поможет воспрепятствовать деструктивной практике экопротестов. 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!