Новости дня

12 декабря, среда



































11 декабря, вторник










Алло, мы ищем агентов! Как российские спецслужбы вербуют осведомителей

«Собеседник» №16-2018

Фото: PhotoXpress
Фото: PhotoXpress

Sobesednik.ru изучил, кого и как сегодня вербуют российские спецслужбы.

На коллегии ФСБ Владимир Путин призывал «защитить» людей от влияния политических радикалов. Сигнал президента, похоже, был услышан: участились сообщения о попытках внедрения силовиков в протестные движения.

В столице раскручивается новое уголовное дело против оппозиционеров. В минувший четверг Мосгорсуд оставил под стражей 18-летнюю активистку Анну Павликову, обвиняемую вместе с соратниками в создании экстремистского движения «Новое величие». По мнению правозащитного проекта «ОВД-инфо», доноситель был специально внедрен в организацию и сам спровоцировал его членов на разработку плана по незаконному свержению власти. 

На крючок через компромат

– Я занимаюсь боксом. Пришел на тренировку, а тренер говорит, что со мной хотят поговорить из ФСБ. Подошел человек, общались дружелюбно. Предложил сотрудничать. Сказал, что, как в голливудских боевиках, желающие уйти от ответственности могут начать работать со спецслужбами. Не понял, к чему это, ведь я только ПДД нарушаю, – так 29-летний сторонник Навального Александр Лозовой из Подмосковья описывает «Собеседнику» попытку вербовки. – Про этот разговор на форуме я и написал. Больше со мной уже не связывались. Поняли, видимо, что человек несерьезный.

Поддержкой Навального привлек к себе внимание и депутат гордумы Комсомольска-на-Амуре от КПРФ Олег Паньков:

– Пригласили на беседу. Угрожали возбуждением уголовного дела против сына. Сказали, подумайте, на следующий день позвоните. А я думаю: какого хрена буду звонить? Обвинения в адрес сына были липовые.

Депутата пытались сделать осведомителем сотрудники Центра «Э», которых Паньков называет «младшими братьями» ФСБ. Но на самом деле это два разных ведомства: центр по противодействию экстремизму является структурным подразделением МВД.

– Если честно, я думаю, они ерундой занимаются. Сегодня все сведения об оппозиции можно получить из социальных сетей. Но на этом показателей не сделаешь. А если ты пишешь бумажку о полученной оперативной информации, тут уже можно рассчитывать на «пирожок» и повышение по службе, – рассуждает Паньков.

По словам депутата «Собеседнику», с попытками вербовки сталкиваются почти все оппозиционные активисты:

– На крючок любят подсаживать через компромат. Например, достают интимные фото и угрожают их опубликовать.

Издание «Кавказский узел» опубликовало интервью гея из Дагестана, которого спецслужбы склоняли к сотрудничеству. В случае отказа обещали разослать всем его знакомым видеозапись, на которой он запечатлен с мужчиной.

Но бывают и приятные стимулы. В марте оппозиционные активисты из Уфы обнародовали предложения оперативников Центра «Э» платить им деньги за сотрудничество.

«Не бздеть»

23-летней анархистке из Москвы Софико Арифджановой сотрудники ФСБ предлагали просто «дружить». Причем встречу с ней они организовали через ее отца, патриотического публициста.

– После той беседы мне еще постоянно писали СМС. Уговаривали им позвонить. Почему-то было важно, чтобы я сама это сделала. Но никаких негативных последствий для меня из-за отказа не было, – сказала Софико «Собеседнику».

Анархистка Софико Арифджанова отказалась сотрудничать с органами
Анархистка Софико Арифджанова отказалась сотрудничать с органами
// Фото: из личного архива

Однако для некоторых последствия из-за нежелания «дружить» все же наступают. Активиста «Другой России» Михаила Акселя после нескольких угроз Центра «Э» отчислили из университета.

Политик и полковник ФСБ в запасе Геннадий Гудков в разговоре с «Собеседником» посоветовал активистам «не бздеть»:

– У нас пока все же не 37-й год. Могут начать мелко пакостить, но не более. Зачастую, когда угрожают, просто блефуют. Если вести себя нагло и уверенно, то спецслужбисты сами отступят, им проще найти другой объект. Есть много людей, которые сами хотят сотрудничать. Кто-то из-за конспиративной романтики. У кого-то неудовлетворенное тщеславие играет. Я сам таких вербовал.

Кстати

С 2016 года негласные осведомители ФСБ могут рассчитывать на пенсию. Годы сотрудничества засчитываются им в трудовой стаж.

По большей же части, рассказывает Гудков, люди откликаются на вербовочные подходы просто потому, что не хотят проблем:

– Им так комфортнее. Думают, ну буду стучать потихонечку, никто все равно не узнает. Так и есть, 95% агентов всю жизнь остаются нераскрытыми. Но если кого-то потом совесть будет мучить, то лучше не поддаваться на давление. Самое простое – взять паузу и успокоиться.

В окружении всех мало-мальски заметных оппозиционных лидеров есть те, кто столкнулся с вербовкой, полагает Гудков. Они собирают внутреннюю информацию, ищут потенциальные точки конфликтов. Но агентурная сеть одной политикой, конечно, не ограничивается.

«Рано или поздно архивы откроют»

Переводчик из Петербурга Михаил Ротов работал в фирме, которая оказывала услуги бизнесменам. Его нанимали, когда нужно было провести переговоры с западными партнерами. После одной из таких встреч российской компании с британцами на него и вышла ФСБ.

– При этом всё обо мне знали, даже то, что я частным образом обращался к врачу. Были крайне вежливы, наговорили комплиментов. Сказали, что я очень перспективный, обещали помощь в карьере. Было приятно, конечно, – вспоминает с «Собеседником» начало своего общения со спецслужбами Ротов.

Потом его попросили подписать бумагу о сотрудничестве и впредь всегда сообщать о своих контактах. На это переводчик, по его словам, пойти уже не смог. Постепенно уговоры сменились угрозами.

Нашлась и точка давления: в давнем 2005 году Ротов переехал с Украины, получил российское гражданство, обзавелся семьей. Обоснованность получения паспорта РФ спустя годы и была поставлена под сомнение, его аннулировали. А так как от украинского паспорта он уже отказался, то стал апатридом – лицом без гражданства. Теперь Ротов мечтает уехать из России в Финляндию, но не может это сделать без какого-либо документа. 

Молодому ученому из Петербурга Евгению Шторну повезло больше: после общения с ФСБ ему удалось сбежать. С января этого года он живет в Ирландии.

Социолог Евгений Шторн после попытки вербовки бежал из страны
Социолог Евгений Шторн после попытки вербовки бежал из страны
// Фото: из личного архива

Шторн работал в Центре независимых социологических исследований (ЦНСИ), который был объявлен «иностранным агентом». Спецслужбистов интересовали источники финансирования, научные конференции и сотрудничество с западными коллегами. В своем решении не сотрудничать, утверждает Шторн, он даже не сомневался:

– Градус моего недоверия к этой службе слишком велик.

Вопрос же «Собеседника» о том, реально ли он мог быть полезен органам госбезопасности, Шторн оставил без ответа: «Я надеюсь, что рано или поздно архивы будут открыты и мы узнаем о том, кого и как рекрутировали, кто и как сотрудничал».

Геннадий Гудков уверен, что практика доносительства вечна:

– Агентура всегда была и останется орудием спецслужб. А самой первой известной вербовкой была вербовка Иуды.

Справка

Как стать разведчиком

Служба внешней разведки РФ ищет сотрудников через интернет. «СВР заинтересована в пополнении своего кадрового состава талантливыми, хорошо образованными, в совершенстве владеющими иностранными языками, физически здоровыми, смелыми и активными молодыми патриотами», – говорится на сайте. Нужно заполнить анкету и пройти отбор.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №16-2018 под заголовком «Алло, мы ищем агентов!».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания