Новости дня

18 октября, четверг








































17 октября, среда





Тень выборов. Эксперты отвечают на главные вопросы о воскресном голосовании

«Собеседник» №10-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с экспертами самые важные вопросы о голосовании на выборах президента, намеченном на воскресенье.

1. Есть ли смысл голосовать?

– Нужно принять участие хотя бы для того, чтобы сохранить традицию влияния на результаты выборов, – рассказал сопредседатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц. – Идеальных выборов, наверное, у нас еще долго не будет. Каждый раз можно будет находить отговорки, почему мы в них не участвуем. Меня, допустим, не устраивает ход избирательной кампании, информирование и то, что не все кандидаты были допущены. В то же время все это не является основанием, по которому я не приду и не проголосую. Я понимаю все проблемы, но не хочется, чтобы граждане полностью отстранялись от этих процессов.

2. На кого работает бойкот?

Идти или не идти – эти вопросы возникают всегда. Но конкретно к выборам 2018-го набирает обороты движение Алексея Навального за забастовку избирателей.

– Бойкот просто бессмыслен, – заявляет депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский. – Да, власть заинтересована в повышении явки, но успешность выборов для победителя определяется в первую очередь набранным процентом голосов. Те, кто критически относится к власти и при этом не идет на выборы, тем самым просто повышают процент голосов за кандидата от власти. Сторонники идут, а противники остаются дома. Вот и весь результат.

– «Украсть» голос, то есть сфальсифицировать, можно и в отношении того, кто не пришел, – напоминает Мельконьянц. –  Свою гражданскую позицию можно продемонстрировать по-разному. Можно прийти и проголосовать за любого оппозиционного кандидата. Да, не все они были допущены, но есть и те, кого допустили. В конце концов, можно просто прийти испортить бюллетень.

3. Зачем портить бюллетень?

– Если человек делает бюллетень недействительным, он снижает процент у всех кандидатов. Это некий аналог голосования против всех, потому что человек включается в число участников голосования, – говорит Борис Вишневский. – Представьте, что пришли 10 человек. Пять проголосовали за одного кандидата, три – за другого, а два человека испортили бюллетень. В итоге первый кандидат получит 50%, второй – 30%. Но не от 8, а от 10 человек. Это следует из правил выборов. Но если бы двое испортивших бюллетени не пришли на выборы, фаворит получил бы 62,5%.

А как быть с теми, кто, не желая попадать в число участников голосования, придумал для себя такой вариант: вынести свой бюллетень с избирательного участка?

– Формально ответственности за это не установлено, – объясняет Мельконьянц. – Однако в рабочем блокноте УИК указано: комиссия должна следить за тем, чтобы не выносили бюллетени. Дело в том, что есть такая технология – «карусель». Это когда избиратель выносит пустой бюллетень, ему за это платят деньги, потом злоумышленники ставят галочку в нужном месте, ловят другого избирателя, дают ему этот бюллетень – он должен его опустить в урну, а вынести пустой. Таким образом факт выноса может восприниматься как организация «карусели».

4. Что делать, если голосовать заставляют?

– Сейчас много поступает жалоб по оказанию давления не столько по голосованию за конкретного кандидата, сколько за участие в выборах вообще, – отмечает Григорий Мельконьянц. – Особенно беспрецедентно вовлечение дошкольных и школьных образовательных учреждений в этот процесс. Через детей хотят подействовать на родителей. Сигналы об этом стали приходить достаточно рано. Обычно мобилизация начиналась ближе к дню голосования.

– Если работодатель каким-то образом нарушает личные границы избирателя (особенно если это делается массово), первое, куда следует обращаться – это прокуратура, – объясняет электоральный юрист Татьяна Лушникова. – С принуждением идти голосовать люди сталкиваются достаточно часто, но оно бывает разной формы жесткости. Либо руководитель всех собрал и сказал: «Так, друзья, выборы – дело важное, в ближайшее воскресенье идем голосовать». А бывает, что бухгалтер пригласил индивидуально в кабинет и сказал: «Так, послезавтра предоставить мне фотографию заполненного бюллетеня с галочкой за Иванова». Второй случай достоин обращения в полицию. Правда, у нас еще не было прецедентов, чтобы кого-то судили после такого обращения. Это действует иначе. Стоит один раз написать заявление, и второй раз работодатель скорее всего такого уже не сделает. У меня как у юриста было много случаев, когда под угрозой обращения в прокуратуру такие люди отступали.

По словам представителя «Голоса», многие избиратели выработали свои способы обхода системы принудиловки.

– Существует множество вариантов, – рассказывает Мельконьянц. – Например, сфотографировать нитку вместо нарисованной галочки, или приложить пленку с уже готовой галочкой к бумаге. Это, конечно, лучше, чем голосовать под давлением, но такое поведение никогда не изменит ситуацию к лучшему.

Кроме прокуратуры, можно направить жалобу еще и в Рострудинспекцию. Давление по поводу выборов не предусмотрено трудовым договором, таких взаимоотношений с работодателем быть в принципе не может, – продолжает Мельконьянц. – Теоретически можно обратиться и в ЦИК. Но, думаю, это не очень эффективно: у ЦИКа нет возможностей проверить сообщение, и он спускает все в региональный избирком. А оттуда – в ту же прокуратуру. В результате все только затягивается и время уходит.

Эксперт советует обязательно «опубличить» информацию – в дополнение к официально поданным жалобам.

– Для этого есть «Карта нарушений», – объясняет глава «Голоса». – Это очень действенный инструмент. По опыту скажу: публикация на этой карте в считаные часы пресекает те или иные нарушения.

5. Как повысить доверие к выборам?

«Неважно, как проголосуют. Важно, как подсчитают» – эта фраза известна еще со времен Наполеона III. Особую цитируемость в России она получила после 2011-го, когда состоялись очередные выборы в Госдуму и разразились скандалы...

Как дать выборам гарантию честности?

– Если кому-то принципиально следить за всем самостоятельно, можно пойти в наблюдатели, – советует Татьяна Лушникова. – Как оператор, привлекающий наблюдателей, сейчас в первый раз выступит Общественная палата РФ. Любой гражданин может обратиться с заявлением в палату своего региона. Процедура законна и подробно расписана. Сейчас считают везде правильно. Что в урнах оказалось, то и считают. Другое дело, как это все попало в урны.

Больше претензий к существующей системе у Бориса Вишневского:

– Нужно прекратить составлять избиркомы из бюджетников, которые подчинены воле начальства и по его команде готовы будут сфальсифицировать итоги голосования. Нужно вернуть право любой общественной организации направлять наблюдателей. Нужно снимать на видеокамеры не только процесс голосования, но и подсчет голосов. И помнить: несовершенство избирательной системы не исчерпывается одним подсчетом голосов. Это лишь вершина пирамиды. Выборы можно считать нормальными только тогда, когда есть политическая конкуренция, свобода СМИ и агитации, отсутствие админресурса...

Как выглядят нарушения?

Рассказывает Татьяна Лушникова, электоральный юрист:

– Незначительные нарушения есть всегда, но если говорить о злостных, то заметить их может только грамотный избиратель, который понимает, что может являться нарушением, а что нет. В 2012-м вся Россия смотрела ролик из ютуба, как на каком-то дагестанском участке член комиссии заталкивал один за другим бюллетени. Но это просто вкладывали переносную урну.

Однако есть несколько реперных точек, которые свидетельствуют о нарушениях. На них стоит обращать внимание всем гражданам:

  • Члены ИК заполняют списки избирателей в отсутствие самих избирателей.
  • Одному человеку выдают несколько бюллетеней.
  • Несколько избирателей выстроились к одному члену комиссии. Они должны делиться равномерно – либо по адресам, либо по группам фамилий.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №10-2018 под заголовком «Тень выборов».

Теги: Выборы-2018

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания