Новости дня

21 сентября, пятница

20 сентября, четверг





























19 сентября, среда















Борьба с коррупцией – важная задача следующего срока Путина


Алексей Мухин // фото автора
Алексей Мухин // фото автора

Центр политической информации проанализировал плюсы и минусы методов борьбы с коррупцией в разных странах мира. Российская антикоррупционная программа, по мнению экспертов, по своей тактике напоминает спецоперации КГБ и осуществляется под личным контролем Владимира Путина.

Согласно статистике МВД России, за прошлый год в нашей стране было раскрыто почти 27 тысяч коррупционных преступлений из зарегистрированных 29,5 тысяч. Цифры серьезные, причем это только те преступления, которые попали в поле зрения правоохранителей. Поэтому борьба с коррупцией сегодня является одним из важнейших запросов российского общества, считают аналитики Центра политической информации (ЦПИ):

– Все страны мира, в той или иной мере, занимаются борьбой с коррупцией, которая затрудняет функционирование государственного аппарата, замедляет экономические процессы и деформирует, иногда до неузнаваемости, политическую систему. Наш Центр давно занимается изучением методов борьбы с коррупцией и сейчас, в переломный для России период (предвыборная компания – всегда переломный период), настало время поговорить о мировом опыте борьбы с коррупцией, о положительных результатах и неудачных примерах разных стран, чтобы иметь возможность учиться на чужих ошибках, – представил журналистам доклад генеральный директор ЦПИ Алексей Мухин.

Коррупция в мире

По словам одного из авторов доклада Святослава Вольнякова, феномен коррупции всегда сопровождал развитие государственных институтов независимо от их социокультурных, политических или экономических особенностей. Однако, согласно данным Transparency International, государства с развитой политической и экономической системами обычно достигают лучших результатов в противодействии коррупции. 

Самыми успешными антикоррупционными моделями является опыт Америки, Сингапура, Гонконга и Китая. Оригинально подошли к делу в Швеции, где чиновникам повысили зарплаты и тем самым воспитали антикоррупционную этику, и в Нидерландах, где их поощряют как за отсутствие коррупционных связей, так и за помощь в расследовании соответствующих уголовных дел.

О методах борьбы со взяточниками в Китае, пожалуй, наслышаны все: коррупционеры там подвергаются смертной казни: если раньше это был расстрел, то сегодня вводят инъекции.

Несмотря на разные подходы к борьбе с коррупцией, все страны придерживаются единой стратегии: усовершенствование антикоррупционного законодательства, ужесточение наказания за подобные преступления, упрощение бюрократических механизмов, ограничивание полномочий госслужащих и т. д.

Российский метод – силовой 

Что же касается нашей страны, то, по мнению авторов доклада, борьба с коррупцией – это один из важнейших запросов российского общества. Дела против губернаторов и министров (Хорошавина, Гайзера, Белых, Улюкаева и других) выглядят четко спланированными звеньями единой антикоррупционной кампании, проводящейся ФСБ и некоторыми другими ведомствами под руководством и контролем президента страны.

Начавшись с «персональных дел» одиозных региональных руководителей, она вскоре переросла в более масштабные спецоперации. Именно так следует воспринимать, например, чистку банковской сферы от обнальных махинаций, проводимую Центробанком и ФНС. Другой пример - проходящая сейчас в Дагестане спецоперация, затронувшая практически все значимые министерства и ведомства региона  и стоившая постов скомпрометировавшему себя местному руководству любого уровня.

В своей войне против коррупции Россия берет на вооружение лучшие практики других стран. Применение сингапурского опыта повышения зарплат чиновничьего корпуса позволило снизить потребность у чиновников к взяткам. Кроме того, благодаря этому в госаппарат стали приходить молодые специалисты.

– Уже применена в российских реалиях такая практика КНР, как введение этических норм для госслужащих. Во многих других случаях профилактики злоупотреблений в госаппарате российское законодательство даже совершеннее китайского, так как оно более конкретное и прозрачное, – утверждает Алексей Мухин.

– Кроме того, мы пошли и по американскому пути: в России коррупционноемкий контингент (госслужащие, чиновники, сотрудники правоохранительных органов) получают неплохие заработные платы и социальные льготы. Но, конечно, мы не можем оздоровить нашу систему по щелчку, ведь в США этот процесс занял столетия, – пояснил Мухин. 

По рецептам КГБ

Российская антикоррупционная кампания официально стартовала в 2008 году, но её практическая, явная часть началась только в 2013 году. Тогда в ответ на сакраментальную фразу Путина «посадки где?» в структуре Администрации президента РФ было создано Управление по противодействию коррупции (Управление 21). 

Комментируя особенности антикоррупционной работы последних лет, эксперты провели параллель между тем, как без публичных упоминаний и утечек в СМИ происходила подготовка нового вооружения, о котором Владимир Путин заявил только во время Послания Федеральному Собранию, и тем, как «бесшумно» готовится и выполняется президентская антикоррупционная программа.

Антикоррупционная риторика совсем недавно широко использовалась определенными политическими силами, однако на поверку они и сами, как Никита Белых, оказались замешанными в коррупционных схемах. В отличие от них спецслужбы не афишируют широко свои намерения и планы, однако наносят эффективные удары по злоупотреблениям чиновников на местах. Этот «почерк» отсылает нас к советской эпохе, когда так же незаметно, но жестко пресекал коррупцию Комитет государственной безопасности.

По словам Алексея Мухина, главным координатором антикоррупционной программы сегодня является Владимир Путин, а главным ее инструментом - ФСБ. Очевидно, что будучи в прошлом офицером КГБ, глава государства может даже лично руководить процессом, добиваясь от современных спецслужб эффективности и результативности, бывших фирменным знаком их советского аналога.

Важной частью концепции, заложенной в послание президента Федеральному собранию, является антикоррупционный компонент: каждый чиновник любого звена должен понимать, что наказание неотвратимо, напоминает глава ЦПИ. По его мнению, эта политическая воля к борьбе с коррупцией сохранится и после мартовских выборов главы государства.

Теги: Коррупция

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания