Новости дня

22 апреля, воскресенье






21 апреля, суббота

























20 апреля, пятница














"Разрыв с Россией остаётся серьёзным": Павел Фельгенгауэр – об армии Украины


Пётр Порошенко // Фото: Global Look Press
Пётр Порошенко // Фото: Global Look Press

Военный эксперт Павел Фельгенгауэр рассказал Sobesednik.ru о техническом и моральном состоянии украинской армии. 

6 декабря в Украине отмечают День Вооружённых сил Украины (ВСУ). Этот праздник приурочен ко дню принятия закона «О Вооружённых силах Украины» 6 декабря 1991 года. После постановления Верховной рады его ежегодно отмечают с 1993 года.

Между тем настоящим годом рождения украинских ВС считается не столько 1991-й, сколько 2014 год, когда Россия, по мнению украинских властей и ряда представителей мирового сообщества, развязала против Украины так называемую «гибридную войну». В сентябре 2017 года украинский президент Пётр Порошенко, выступая перед депутатами Рады, заявил, что за последние три года «Вооружённые силы не просто восстановили боеспособность – они были заново созданы». 

В каком состоянии сейчас пребывает армия Украины? В чём её слабые стороны? Каковы перспективы её технического переоснащения? Обо всём об этом Sobesednik.ru поговорил с военным обозревателем Павлом Фельгенгауэром: 

– С 2014 года стало, естественно, лучше. Впрочем, тогда было настолько плохо, что это не показатель. Тем не менее организационно [украинские Вооруженные силы] стали гораздо лучше. При этом они остаются такими классическими советскими вооружёнными силами со старым советским вооружением, пусть оно сейчас более-менее приведено в боеспособное состояние. Но это не современные вооружённые силы. Технологический, военно-технический разрыв с Россией остаётся достаточно серьёзным.

– В связи с праздником в Украине вспоминают свои инновационные разработки – минибронетранспортер «Фантом» и танк «Булат», например. 

– Да, у них есть модифицированные танки, но у них нет того, что есть у России. То, что было решающим в боях 2014 года. Это беспилотники «Форпост», которые производятся в России из израильских компонентов и по израильской лицензии. Они стали одной из главных причин разгрома ВСУ под Иловайском, Дебальцево и луганским аэропортом. То, что наши беспилотники там летали, – это факт: парочка упала на украинской стороне.

У украинцев нет [разведывательных] беспилотников, есть коммерческие, но это совершенно не то, что нужно. У них нет современных систем РЭП [радиоэлектронное подавление], есть только советские. Поэтому когда туда были введены российские системы ПВО, то украинцы понесли довольно существенные потери в авиации и были вынуждены полностью отозвать авиационную поддержку. Отсутствие беспилотников и РЭП – это, конечно, серьёзный недостаток.

– Они этот недостаток чем-то восполняют?

– Они пытались купить в Израиле, но Израиль им не продаёт, потому что не хочет ссориться с Россией. А больше там пока ничего хорошего не получается.

– А США оказывают помощь?

– Какую-то оказывают, но пока она не настолько существенная: они поставили систему связи, радары для контрорудийной борьбы.

Но ЛНР/ДНР и российские силы, в общем, тоже не сверхсовременные, но определённое преимущество в технике, общей подготовке есть. 

Серьёзная проблема ещё и в том, что в ходе многолетней подготовки к боевым действиям Россия сумела завербовать огромное количество своих агентов среди украинских силовиков и военных. Значительное число их генералов, командиров фактически работали на Россию. Многие перебежали. Наверное, и до сих пор там осталось немало наших агентов или сочувствующих. А те, что не завербованы, могут быть просто мало профессиональны. 

– Среди украинских военных идёт поиск «кротов»?

– Идёт, время от времени кого-то там выявляют. Но утечки информации всё равно происходят. В результате западные военные с ними сотрудничают с очень большой осторожностью: они, например, не предоставляют украинцам разведданные [с беспилотников и спутников] в реальном масштабе времени или их редактируют. Потому что «сырые» данные давать нельзя, ведь там могут быть российские шпионы, которые это прочтут и раскроют возможности объективного контроля американцев.

Туда летают стратегические американские беспилотники Global Hawk, но прямую сырую информацию с них не дают, а задерживают и редактируют. Систему РЭП им тоже не предоставляют. Сейчас идёт речь о том, что им могут поставить [американский переносной противотанковый ракетный комплекс] Javelin. Javelin – замечательная система, одна из лучших в мире, если не лучшая. Она любой российский танк пробьёт навылет. И главное, что её можно на себе таскать. Но она может помочь, если там начнётся массированное наступление местных и российских войск куда-нибудь в глубину Днепра. А в «стоячей войне» на Донбассе от этого пользы нет и не может быть. 

Павел Фельгенгауэр // Фото: Global Look Press

– Соответствует ли действительности информация о том, что в украинской армии бардак, что там все друг с другом грызутся? Недавно, например, руководство ДНР сообщило о гибели 17 украинских военных, устроивших перестрелку друг с другом. 

– Бардак – это наше всё советское. У наших бардака не меньше. Это всегда так. Но боеготовность у них есть, моральный дух тоже ничего. У них проблема в основном в общей технической отсталости. Железо есть, люди есть, воевать они готовы. За это время они научились воевать. Но у России и её протеже на Донбассе есть определённое преимущество – и техническое, и по численности. Если российская авиация вступит в бой, то украинской [авиации] быстро настанет кирдык. 

– Вы уже дважды сказали о возможности какого-то обострения ситуации. Это действительно возможно?

– Всегда возможно. Конфликт не заморожен, пока не видно никаких перспектив заморозки. А бесконечно продолжать такую позиционную войну очень дорого. Чем дальше, тем дороже. В Москве все, конечно, надеются, что Украина сама развалится. Об этом вчера говорили в передаче «60 минут» [телеканала «Россия 1»] – надежды эти живы. Так что пока, наверное, будут ждать, что они сами развалятся – с помощью Михаила Саакашвили или ещё чего-нибудь, потому что у них внутри типа бардак. Но обострение ситуации возможно: не сейчас, зимой, а в августе, может быть.

– В сентябре Пётр Порошенко сказал, что к концу 2020 года украинская армия должна достичь стандартов НАТО: «Уверен, именно армия станет первой государственной институцией, которая будет отвечать критериям членства в Альянсе». Похоже на правду?

– Похоже. Если будет решение, в том числе в Вашингтоне, о техническом переоснащении. Его можно довольно быстро осуществить. Технику можно поставить буквально за пару месяцев. Ещё за пару месяцев – обучить украинцев. И вот разрыв [между РФ и Украиной] закроется. Это несложно, тем более у американцев есть кое-что, что они сняли со своего вооружения. Могут просто подарить. Определённая модернизация возможна. Сами украинцы такое, конечно, не произведут. А если им продадут или тем более подарят, то это несложно. И их технический уровень может резко подняться, во всяком случае до российского.

– Каким образом российские войска сейчас действуют на Донбассе?

– Там армия развёрнута российская. Личный состав там разный, местные есть, а командование всё российское. Штаб находится в Новочеркасске, там же основной резерв, а вперёд выдвинуты два корпуса – 1-й и 2-й.

– А всяких «воодушевлённых волонтёров» туда пускают?

– Сейчас их там стало поменьше, потому что платят маловато. Они потянулись в другие места, где существенно больше платят, – Сирия, Судан. 

Теги: Украина, ДНР ЛНР

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания