Новости дня

14 декабря, четверг





















13 декабря, среда
























Каталония остается? Как Мадрид возвращает власть над регионом


Карлес Пучдемон // Фото: Global Look Press

Бывший глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон бежал в Бельгию, Мадрид требует его экстрадиции, бельгийский суд собирается допросить Пучдемона. Сам же политик из своего временного убежища тем временем объявил о начале своей избирательной кампании, уверяя, что Каталония должна ратифицировать независимость 21 декабря...

Так или иначе, но бурное отделение Каталонии, кажется, остановлено. Чем это обернется для участников процесса, обсуждаем с доцентом кафедры европейской интеграции МГИМО Александром Тэвдой-Бурмули.

— Мадрид демонстрирует жесткость. Это самая надежная тактика?

— Действия Мадрида далеко не ограничиваются одним кнутом. С одной стороны, наказывают главных фигурантов нынешнего кризиса, с другой — сразу же обозначают позитивную перспективу для региона: перевыборы, возможность диалога с властями Каталонии о расширении прерогатив региона. То есть наличествуют и кнут, и пряник. И, заметьте, кнут применяют достаточно осторожно. Я так понимаю, что значительных массовых репрессий в отношении множества людей, задействованных в бурных событиях, не будет. Дело ограничится наказанием лишь верхушки. Да и ее, думаю, ждет весьма умеренное наказание.

Александр Тэвдой-Бурмули
Александр Тэвдой-Бурмули // Стоп-кадр YouTube

— Пучдемону, кажется, грозит вплоть до пожизненного...

— Да, но едва ли дело до этого дойдет. Сейчас властям Каталонии предъявляют обвинение в растрате (имея в виду, что не надо было тратить бюджет региона на подготовку референдума), то есть речь о финансовом преступлении. И вряд ли Мадрид будет намеренно перегибать палку. Если наказание будет слишком жестоким, волна сочувствия к осужденным пойдет вверх и вновь вызовет волну протестов. Это невыгодно для Мадрида.

— Почему на референдуме за отделение проголосовало больше 90%, а после решения парламента Каталонии признать результаты этого голосования на улицы вышли миллионы с противоположными требованиями?

— Нормальная практика. Народ, как правило, поддерживает или отвергает какой-либо процесс в зависимости от его перспектив. Мадрид показал народу: если будете требовать независимости, ставки в этой игре для вас станут весьма высокими, вам придется многим жертвовать. И люди выбрали спокойствие. Поймите, это же не идейные фанатики, для них гораздо важнее, чтобы была работа, чтобы приезжали туристы...

— На днях парламент Испании одобрил просьбу правительства об ограничении самоуправления Каталонии. Так о каком расширении автономии может идти речь?

— Пока автономия и впрямь сужается: правительство считает, что нужно наказать людей за бунт. Но совсем упразднить автономию Каталонии не планируется. И в будущем вполне может идти речь о некоем ее расширении, это проскальзывает. В первую очередь — о перераспределении налогов, чтобы больше средств оставалось в регионе. Не исключено, что будет обсуждаться и вопрос о том, чтобы включить в Конституцию упоминание о каталонской нации как части испанской... Но, пожалуй, это все, что Мадрид может уступить.

— Почему Брюссель принял беглого Пучдемона? Это щелчок по носу Мадриду?

— Тут много версий, но о щелчке по носу говорить точно не приходится. Вообще-то Брюсселю, у которого огромная проблема во Фландрии, лучше бы вообще в эту сторону не ходить и никаких заявлений о том, что он готов предоставить Пучдемону убежище, не делать. Скорее всего, то, что они сделали подобное заявление, можно рассматривать как часть сложной многосторонней игры: они таким образом делят риски с Мадридом. То есть Мадрид держит Пучдемона в изоляции, но не у себя.

Судебное разбирательство в Брюсселе может затянуться надолго. И это может оказаться очень выгодным для Испании, ведь если Бельгия выдаст Пучдемона, его придется судить там и может вызвать дополнительную волну народных возмущений. А это Мадриду точно не нужно.

— То есть Пучдемон в Бельгии не просто дает показания, его там именно судят?

— Он дает показания по запросу Мадрида. Но в итоге должно быть решение суда Бельгии: Брюссель в данном случае несколько отступает от статуса европейского ордера на арест, который предполагает, что человек выдается без дополнительных согласований и без решения суда. Зато результат всего этого такой: у Испании теперь нет ни задачи, ни возможности осудить Пучдемона. Для Мадрида это очень удобно.

— Пучдемон под домашним арестом в Брюсселе?

— Он не может покидать пределы Бельгии. Он, можно сказать, заперт там. Тем самым убиваются сразу два зайца. С одной стороны, Пучдемон выведен из игры таким образом, что население не слишком этим возмущается. С другой — Пучдемон дискредитирован: остальные-то его соратники, члены правительства Каталонии, арестованы, а он...

— Зачем же он решил бежать именно в Брюссель? Понятно же, что едва ли в штаб-квартире ЕС кому-то может понравится его идея об отделении Каталонии...

— Тут много неясностей. Допускаю, что он мог просто сбежать. Но мог и поехать, чтобы заручиться поддержкой кого-то из членов Европарламента (у него там были сторонники) и вернуться. Не исключено, что Пучдемон имел некие иллюзии относительно общественной поддержки своих идей...

— Насколько часты ситуации, когда страна рассказывает, где именно будет отбывать наказание тот или иной человек и каковы там условия?

— Это общая практика европейского ордера на арест, который существует с 2004 года. Любая страна-член ЕС может запросить другую страну-члена ЕС о выдаче подозреваемого в совершении преступления, караемого более чем трехлетним сроком заключения. В этом случае либо человека выдают по запросу в течении 90 дней в запрашивающую страну, либо человека могут судить на территории той страны, где он находится При этом отбывать наказание он может — по выбору — и в той стране, откуда пришел запрос на его выдачу. То есть Пучдемона могут судить в Брюсселе по статьям бельгийского УК, но отбывать срок он будет в Испании.

— А может так произойти, что его вообще не будут судить?

— Вполне.

— Кто это будет решать? Брюссель?

— Ну, это сомнительно: в этом случае Бельгия поссорится с Испанией, а она этого делать точно не будет. Если это и произойдет, то будет, вероятнее всего, политическим решением Мадрида в формате амнистии.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания