Новости дня

26 мая, суббота















25 мая, пятница






























Сергей Марков: Навальный должен принять участие в выборах

«Собеседник» №44-2017

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Об отношениях РФ и США, протестных настроениях и Навальном Sobesednik.ru побеседовал с политологом Сергеем Марковым.

О внешней угрозе

– Комитет гражданских инициатив недавно опубликовал доклад о состоянии дел в России, в котором был отмечен рост протестной активности. Пока это в основном социальные протесты, но известно ведь, насколько быстро они политизируются.

– Перерастание социального протеста в политический – классика, но у нас социальный протест с политическим находятся в противоречии друг с другом. Из-за состояния гибридной вой­ны против России. Люди очень недовольны властью – коррупцией, тем, что делает Собянин в центре Москвы, ситуацией в образовании и здравоохранении. Но они видят, что Россию атакуют враги, и в этих условиях вынуждены свой протест уменьшить. А поскольку они видят условного Навального, который может воспользоваться их протестом, они говорят: уж лучше коррупционеры, чем предатель. Пока гибридная война против России продолжается, перерастания социального протеста в политический не произойдет.

– Враги, мешающие протесту и пособничающие коррупционерам...

– Есть мощные группировки, которые не скрывают своего желания снять Путина. Это конкретные люди – некоторых из них я знаю лично. Они мои приятели, знакомые по некоторым старым проектам. Попытки расшатать ситуацию и сделать российский «майдан» будут продолжаться в течение 2018 года. Иногда говорят: у них нет шансов, смотрите, какая поддержка у Владимира Путина. Не надо недооценивать врага! Он очень мощный и сильный. Причем это не США. Большинство американцев очень хорошо относятся к России. Это их конгрессмены нас не любят.

Наши противники – антироссийская коалиция, которая включает несколько основных групп, прежде всего – американское разведывательное сообщество. Чтобы вы понимали – это 15–16 спецслужб. Им нужен враг, чтобы получать бюджеты. И они крайне раздражены тем, что Россия предоставила убежище Эдварду Сноудену. Потому что в такой ситуации, как Сноуден, потенциально находятся сотни офицеров американских спецслужб. Мы тем самым открыли ящик Пандоры. Для американских спецслужб крайне важно закрыть эту проблему.

– Ассанж уже много лет скрывается в посольстве Эквадора примерно по той же причине...

– Нет, он сам пользуется «полусноуденами». Многие люди сливают ему информацию. Это сотни, возможно, тысячи офицеров спецслужб, очень недовольные тем, что их заставляют делать. Заметьте, что от российских спецслужб сливов практически нет, а от американских и британских – огромное количество. Потому что некрасивыми делами занимаются.

– Хорошо, а кроме спецслужб?

– Вторая часть «коалиции» – так называемое внешнеполитическое сообщество: Госдеп, те части правительства США, сената и конгресса, которые занимаются внешней политикой. Затем – те СМИ, которые на этом специализируются. Плюс экспертные центры и всякие ассоциации. Их основная задача – установление американской гегемонии: США – сияющий храм на вершине холма, Америка всегда на стороне добра, и поэтому все, кто против нее, должны быть жестко раздавлены.

Третья часть – глобальные корпорации. Россия экспортирует оружие, альтернативное американскому. Плюс энергоносители. Глобальным корпорациям хотелось бы доминировать и на этом поле, а тут Россия со своим газом. Все это никому не нравится. 

– А история со сбором биоматериалов имеет, на ваш взгляд, отношение к перечисленным угрозам?

– Помните, у Стругацких в «Волны гасят ветер» герой говорит: мы обязаны проверить все гипотезы, если происходит что-то непонятное. И если запахло серой, мы обязаны проверить гипотезу, что в комнате побывал Сатана. Это называется ответственным поведением государственных деятелей. Оппозиция, я знаю, сейчас над этим стебается по полной программе. И имеет право. И вы имеете право стебаться, а Путин не имеет права не изучать, кто конкретно занимается сбором биоматериалов и зачем.

Когда армия государства, называющего нас своим потенциальным врагом, собирает биоматериалы, впору задуматься.

– Кстати, о стёбе. Вы видели обложку недавнего The Economist?

– Ну да. Речь идет о демонизации Владимира Путина. Он очень сильный и успешный политик, который вывел Россию из кризиса и поставил на путь нормального развития. И об этом говорит не публичный стёб, а закрытые доклады американских спецслужб. Они все говорят: Путин неимоверно усилил Россию. Когда вы видите такую обложку The Economist, должны понимать: был бы слабый, посмеялись бы над ним по-другому. А сейчас его демонизируют и хотят уничтожить. Чтобы поставить страну под свой контроль.

О внутреннем враге

– Вы говорите о поддержке, но вспомните протесты 2011–2012 годов.

– Были протесты против «рокировочки» – искренние протесты. Плюс протесты против серьезных нарушений на выборах. Но 6 мая были уже не искренние протесты.

Тогда ни у кого уже сомнений не было в огромной поддержке Путина. 6 мая была попытка устроить массовые беспорядки. Например, иностранные корреспонденты брали разрешения на размещение своих автобусов с тарелками не возле трибуны митинга, а рядом с Каменным мостом и «Ударником». То есть им слили информацию, что никакого митинга не планируется! Плюс реакция населения. Люди, которые выходили с протестом, они же не простили организаторам этой чудовищной провокации. Ведь после этого все выступления резко пошли на убыль.

 

Фото: Global Look Press

– Естественно. Когда вводятся «митинговые» штрафы до небес, а на участников заводятся уголовные дела, их число сокращается в разы.

– Да там были арестованы несколько человек, но простые-то люди? Им же ничего не будет за это! Вот когда была монетизация льгот, пенсионеры никого не спрашивали. Вышли, перегородили трассы, ничего не побоялись, и власть пошла на уступки. А после 6 мая люди отшатнулись от протеста, потому что организаторы их предали. Они специально старались бросить демонстрантов, которые им доверились, под дубинки полиции. Это очевидные факты, отрицание которых загоняет оппозицию в электоральное гетто.

Может, и хотелось бы, чтобы оппозиция была посильнее, но не такая! Если они лгут, если они работают в интересах внешних сил, зачем такая «сильная» оп­позиция? Она до тех пор будет в гетто, пока не признает, что 6 мая была провокация. И что на Украине у власти находится хунта, которая проводит политику насильственной дерусификации. И что крымчане имели право спастись под крылом России. Если оппозиционер отказывается видеть реальный факт, он лжец и предатель, как Власов.

О предательстве

– Получается, Навальный – главный пособник вражеских сил? И почему, кстати, Путин и его ближайшее окружение так старательно избегают произнесения вслух его фамилии? Они же тем самым демонизируют обычного политика.

– Я про Навального много раз говорил. И меня спрашивали, почему я его называю американским агентом. Да все просто: по всем ключевым политическим вопросам он занимает ту же позицию, что и правительство США. Делаем выводы.

Как разоблачитель он хорош – фильмы всякие делает, мы все с удовольствием смотрим. А как политик – предатель. Это главная к нему претензия и, по сути, единственная. Но она такая, что разом уничтожает все добродетели. Как Навальному стать популярным среди населения? Тоже просто. Для начала признать Крым в составе России, но этого сейчас уже недостаточно.

Чтобы спасти репутацию патриота, ему нужно в Донбасс поехать. И не просто попиариться, а создать там батальон, как Захар Прилепин, стать на линии разграничения и принять на себя удары артиллерии ВСУ.

 

А про фамилию – вот почему Путин не идет на дебаты? Любой политтехнолог скажет: человек с рейтингом 60% не должен ходить на дебаты с политиками, у которых рейтинг 5%. И даже 15%. И даже 40%. Это просто перекачка популярности. Поэтому, если Путин произносит фамилию Навального, он тем самым просто накачивает его популярность.

– Ну можно же разом снять все вопросы, допустив Навального на выборы? Он, по вашей версии, лишен популярности и вообще – предатель. Допустим. Наберет он свои 1,5% – и до свидания. В чем проблема?

– А сейчас власть, чтобы допустить его до выборов, должна нарушить закон. У него судимость.

– Но есть вердикт ЕСПЧ, согласно которому Навальный и Офицеров были лишены права на справедливое судебное разбирательство, а то, что им вменяется, абсолютно неотличимо от обычной коммерческой деятельности. Плюс ст. 32 Конституции.

– Но есть же и закон, ограничивающий это право людям с судимостью по тяжким статьям. Признать же вердикт ЕСПЧ по Навальному власть не хочет, так как считает это политическим давлением на Россию. И ошибочным по сути.

Скажу честно, я считаю, что Навальный должен принять участие в выборах, я бы так сделал. Когда бы на нас все эти западники навалились, я бы его и допустил. И получил бы он свои 4–5%.

– И возможно, тогда бы Путина не стали изображать как воплощение вселенского зла.

– Да нет, наоборот, стали бы еще больше. Если сделать Западу уступку и вопреки законодательству допустить Навального на выборы, то надо сопроводить это каким-то жестким действием, чтобы не поощрять Запад к усилению давления. А то они подумают, что мы прогибаемся, и усилят свой энтузиазм в ведении гибридной войны. Если вы идете на уступки Западу, вы только его раззадориваете.

Часто обсуждается вопрос: боится ли Путин Навального? Нет. Человек, который поддерживает русофобскую хунту, не может понравиться российским гражданам. Опасность Навального в другом. Он является инструментом мощнейшей машины, которая работает против нашей страны. Которая устроила госпереворот на Украине. Демократически избранный президент был свергнут на глазах всего мира иностранными спецслужбами и неонацистскими боевиками этой машины. Этой машины российская власть обязана опасаться, потому что она хочет совершить такой же госпереворот у нас.

– Вы не допускаете, что Янукович украинцев просто, что называется, достал? Если верить их рассказам, он был хуже любого бандеровца.

– Не допускаю. Украинцам не нравился Янукович. И на выборах голосовали даже не за него, а против бандеровцев. Он им надоел, да, но при этом существует демократическая процедура, в следующем году должны были быть выборы. Нет, лучше сжечь центр города и дать власть на улице «Правому сектору» [«Правый сектор» – экстремиссткая группировка, запрещённая на территории России – прим. ред.]? Факт насильственного свержения демократически избранного президента очевиден. Как очевидна и нечестность президентских и парламентских выборов, прошедших в условиях террора против противников госпереворота.

– Про госпереворот: во времена распада СССР Запад мог бы провернуть его, и даже без «майдана». Но оттуда почему-то пришли гуманитарка и Сорос.

– Тогда западники полагали: они должны сделать из России нечто вроде большой Польши. Что она будет подчиненной и дружественно настроенной. Концепция, которую они тогда прямо излагали – junior partner (младший подчиненный партнер). А когда мы отказались им быть да еще восстановили свои суверенные права, выгнали из правительства всех американских советников, стали восстанавливать вооруженные силы и проводить независимую политику, они сказали: это была ошибка. Тогда мы не создали полную систему контроля, теперь это надо сделать. Честно говоря, они думали, что Россия уже никогда не поднимется. Почитайте в западных СМИ статьи 1998–1999 гг.: сплошное «всё, Россия загнулась».

Я видел, что огромное количество американцев стремились помочь России поскорее пройти путь к рыночной экономике и демократическим институтам. Но там есть не только идеалисты, а и жесткие прагматики, которые хотят, чтобы Россия оставалась слабой и ограниченной.

Селфи с Горбачевым – дело святое
Селфи с Горбачевым – дело святое // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

– А теперь она как-то странно окрепла: стала изгоем и стремительно движется в сторону Северной Кореи.

– Россия – изгой для западной коалиции, для стран НАТО, которые нас атакуют. Но это и хорошо. Вы – изгой для тех, кто хочет отнять у вас квартиру.

– Нет, извините, квартиру у меня хочет отнять Собянин.

– Да нет, Собянин – это другой вопрос. Речь не про это, и я, кстати, против реновации, в какой форме это делается. Представьте: есть бандиты, которые предлагают дружить и ходить друг к другу в гости. Пригласите вы их к себе? Цели этой войны – сменить российское руководство и поставить кого-то более лояльного.

О будущем

– Недавно Патриарх Кирилл неоднозначно высказался о прогрессе. Он назвал веру в него квазирелигией, рассуждал об опасности развития технологий... Что это было?

– Патриарх – один из виднейших деятелей христианского мира наряду с папой Франциском, который близок Кириллу по взглядам. У них такая концепция: прогресс – это очень хорошо, но мы не должны обожествлять его. Когда прогресс обожествляли большевики, они говорили: что выгодно прогрессу, то хорошо. И если выгодно для прогресса иметь ГУЛАГ – это тоже хорошо. Кирилл и Франциск выступают против этого.

Но сейчас приходит и другая угроза – обожествление технологий. И укоренение представлений о том, что технологии всё решат, не замечая того, что они идут по жизням живых людей. Хотим ли мы, чтобы нами управляли машины? Нет.

Патриарх здесь затронул еще одну вещь – медико-биологические технологии. Я этим сам занимаюсь много лет, хотя это, может быть, и малоизвестно. Я член рабочей группы по здоровому долголетию Агентства стратегических инициатив. Мы вступаем в эпоху длинной жизни. По прогнозам, 100 лет жизни будет нормой в самое ближайшее время.

– Ну, это один из прогнозов. Вот Стивен Хокинг прогнозирует исчезновение человечества к 2600 году.

– А вам известен мой прогноз, что Путин проживет 130 лет? У оппозиционной общественности он вызвал большой ажиотаж. Так вот, это прогноз не гуманитарный (про 100 лет, не про Путина. – Ред.), а математический. Сейчас средняя продолжительность жизни в развитых регионах порядка 83–84 лет. И она растет со скоростью 4 месяца в год. Сейчас уже придуманы технологии продления жизни млекопитающих примерно на 40%. Пока они еще не опробованы, но они уже есть. И это один из важнейших вызовов человеческой цивилизации. Когда вопрос встанет, например, о продолжительности жизни условного миллионера, готового поделиться своим материальным богатством с малоимущими, захочет ли он поделиться с ними годами своей жизни? Богатые люди смогут жить в 2–3 раза дольше, чем бедные. Кроме того, возникает угроза разделения человечества на две расы.

– Отличный сюжет для компьютерной игры... Простите, не удержалась.

– Просто услышьте Патриарха Кирилла. Он говорит: если мы не организуем этот процесс, он стихийно приведет к возникновению расы господ, которые будут жить по 200 лет, и расы рабов, которые будут жить по 100 лет и их обслуживать. Это разделение станет миной замедленного действия. Если в будущем раса рабов восстанет и снесет всю человеческую цивилизацию с ее технологиями, это тоже плохо. Наша задача – не забыть о гуманизме, а не обожествлять технологии.

Даты

1958 – родился 18 апреля в подмосковном городе Дубне

1986 – с красным дипломом окончил философский факультет МГУ

1990 – стал сотрудником Национального демократического института (США)

2007 – получил мандат депутата Госдумы V созыва

2012 – официально зарегистрирован как доверенное лицо Владимира Путина


***

Материал вышел в издании «Собеседник» №44-2017 под заголовком «Приятели Маркова хотят снять Путина».

Теги: Украина, Путин, ДНР ЛНР, Навальный, Трамп, РПЦ, Выборы-2018

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания