Новости дня

17 декабря, воскресенье

























16 декабря, суббота













15 декабря, пятница







Дело Улюкаева: брал не для себя, поехал "курьером"?

«Собеседник» №32-2017

Экс-министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев во время рассмотрения дела в Замоскворецком суде // Валерий Шарифулин/ТАСС

Где не сходятся концы с концами в деле по обвинению экс-министра Алексея Улюкаева во взятке, выяснил Sobesednik.ru.

Дело о коррупции, в которой обвиняют экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева, начал рассматривать Замоскворецкий районный суд. Первое открытое заседание по делу Улюкаева состоялось в прошлую среду. Прежде чем зайти в здание суда, протискиваясь сквозь толпу журналистов, г-н Улюкаев успел ответить на несколько вопросов: заявил о том, что он невиновен, готов к открытому суду и что, будучи под арестом, читает А. П. Чехова, а именно рассказ «Убийство».

Sobesednik.ru узнал, что с этим делом не так.

Ложь и провокация?

В зале суда в окружении четверых защитников Улюкаев чувствовал себя достаточно уверенно и внимательно слушал тезисы со стороны обвинения.

Так, по словам прокурора, после того, как правительство РФ приняло решение о продаже принадлежащих государству 50,08% акций ПАО «Башнефть», Улюкаев выступал резко против покупки акций «Роснефтью». Однако вскоре тогдашний министр все же изменил свою позицию и одобрил сделку. В итоге 12 октября прошлого года с компанией Игоря Сечина был заключен контракт о продаже ей госпакета акций за 329 млрд руб.

А спустя три дня после сделки, находясь на саммите БРИКС на Гоа, Алексей Улюкаев потребовал от Сечина взятку в размере 2 млн $. Деньги якобы вымогались «в качестве благодарности» за положительное заключение. А в случае отказа экс-министр даже угрожал господину Сечину тем, что будет препятствовать дальнейшим контрактам «Роснефти».

После Сечин обратился в ФСБ и рассказал, что у него вымогают взятку. Ну а дальше все просто: 14 ноября 2016 года Игорь Сечин и Алексей Улюкаев якобы по телефону договорились о встрече в офисе «Роснефти». Улюкаев сам приехал и лично получил чемоданчик с деньгами из рук Сечина. Тут-то его эфэсбэшники и взяли.

Едва дослушав тезисы гособвинителя, Улюкаев резко встал и попросил судью дать ему слово. Получив разрешение, экс-министр заявил, что в отношении его была «совершена провокация взятки» на основании «заведомо ложного доноса» Игоря Сечина. А в организации этой провокации обвинил вице-президента – бывшего начальника службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова.

Белыми нитками

В деле Улюкаева оказалось вопросов больше, чем ответов. Можно ли представить, что всегда аккуратный системный министр, который «умеет делать дела» (так его характеризуют во власти), мог так подставиться?

Подобные дела никогда не делаются лично: присылаются помощники, встречаются на нейтральных территориях и т.д. Что же тогда вынудило министра ехать к Сечину в тот день и коснуться чемодана с деньгами? Непонятно.

Еще один момент: какую роль в этой истории сыграл тот самый Олег Феоктистов, который, по всей видимости, и разрабатывал это дела.

Раньше Феоктистов занимал пост первого заместителя начальника управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ РФ. Он уволился с должности в августе прошлого года (поговаривают, что ушел из-за крупного контрабандного скандала) и перешел на работу к Сечину. Вскоре после того, как Улюкаева «взяли с поличным», Феоктистов уволился из «Роснефти».

Чем он занимается сейчас – неизвестно, но есть версия, что г-н Феоктистов находится в резерве ФСБ. Вероятно, именно «дело Улюкаева» позволило ему вернуться в спецслужбу.

Sobesednik.ru обсудил «дело Улюкаева» с политологом, руководителем «Политической экспертной группы» Константином Калачевым:

Константин Калачев / Стоп-кадр YouTube

— Не слишком опрометчиво ли Улюкаев стал обвинять Сечина в «провокации взятки»?

— С одной стороны, в ситуации Улюкаева работает главный принцип: «не навреди», но с другой — положение настолько безвыходное, что он пошел вабанк и решил использовать маневр «сам погибая, товарища топи». Это, пожалуй, тот случай. Я так понимаю, что это громкое заявление, которое сделал Улюкаев, ему не навредит.

Предполагаю, что Улюкаев рассчитывает, что у него появятся союзники, начиная с нашего премьер-министра (Дмитрия Медведева). Совершенно очевидно, что в глазах общественного мнения экс-министр не является отпетым мошенником и негодяем. Кроме того, абсолютно понятно, что история Улюкаева была организована в назидание другим для демонстрации возможностей силовиков и устрашения либералов.

— Думаете экс-министр не виновен? Он же сам приехал (что очень странно), сам взял деньги... Что же это тогда, если не взятка?

— Понятно — если смотреть на букву закона, то у нас: взял деньги — уже виноват. Однако если исходить из неформальных сложившихся практик доплат в конвертах, «черным налом», то здесь нет ничего удивительного. Черный нал был, есть и будет.

В этом смысле версия, что Улюкаев брал деньги не для себя, а для своих сотрудников, которые и участвовали в сделке по «Башнефти», в качестве поощрения, премией, выглядит вполне правдоподобно. Тем более что если рассматривать эти $2 млн в качестве взятки самому Улюкаеву за одобренную сделку, то сумма слишком мала. Даже в лучшие времена брали по 10% от стоимости сделки, а в худшие берут и 25% и даже 50%. Да и на сегодняшний день есть масса безопасных способов «отблагодарить» так, что ни один антикоррупционный отдел не заподозрит.

Пожалуй, Улюкаев выступает не в роли разоблачителя, а скорее просто напоминает о существовании подобных неформальных практик поощрения и как бы намекает: «Не я один такой». На его месте мог оказаться кто угодно. Тем более как вы можете себе представить, чтобы министр вымогал и угрожал Сечину, да еще и на саммите?

— Почему Улюкаев сам, лично приехал к главе «Роснефти»? Разве это подобает министру?

— Если бы Улюкаев отправил бы кого-то к Сечину вместо себя, то это была бы демонстрация неуважения. Есть табель о рангах: если они о чем-то договорились, то они и должны встречаться. Хотя, конечно, подобного рода вопросы должны решаться на уровне ниже, через доверенных лиц.

Что касается Улюкаева, то он — человек достаточно осторожный, системный и прекрасно понимает, где «красные флажки». Видимо, чувствовал, что где-то «перегнул» палку в ситуации со сделкой по «Башнефти». Если он ехал и был уверен, что ничем не рискует, поскольку деньги предназначались для последующей раздачи, в таком случае все сходится.

— Думаете, Улюкаева посадят на 15 лет и еще и штраф в 500 млн заставят выплатить? Обвинение просит именно такого наказания.

— Мне кажется, что нет. Такой жесткий приговор даже Сечину не нужен: он уже все доказал. Дальнейшая демонизация и демонстрация излишней жестокости, по-моему, сейчас никому не нужна: ни правосудию, ни борцам с коррупцией... Уже показали, что неприкосновенных нет.

Если же говорить о роли общественного мнения, то одно дело — Евгения Васильева, которая вызывала всеобщую неприязнь, и все хотели, чтобы она получила реальный срок. А другое дело — министр, который отнюдь не был самым непопулярным и к которому не было сложившееся негативное отношение.

— А если вспомнить дело экс-мэра Ярославля Евгения Урлашова, которому дали 12,5 лет? Понятно, что это не федеральный уровень, но все же Урлашова во многом уважала ярославская общественность....

— Урлашов на самом деле был популярен только в Ярославле, а во всей стране к нему относились иначе. А вы вспомните экс-губернатора Тульской области Вячеслава Дудку, которого так же за взятку (в 40 млн рублей) отправили на девять с половиной лет в колонию строгого режима. Его персона, кстати, не привлекла особого внимания со стороны общественности. А так — да, с муниципалами и главами регионов особенно не церемонятся. Это сакральные жертвы.

В случае с Улюкаевым — это все-таки федеральная история, которая нарушила некий баланс между силовиками и условными либералами. И она явно не на пользу и бизнес-климату, да и имиджу России в целом. Если экс-министр получит реальный большой срок, разве это кому-то поможет? Надо искать, кому выгодно.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания