Новости дня

17 октября, вторник














16 октября, понедельник





























Как Израиль 70 лет живет между миром и войной

Две недели бушевали страсти на Храмовой горе в Иерусалиме. Sobesednik.ru выяснил подробности.

Битва за Иерусалим

Утром в пятницу, 14 июля, мо­литва в мечети Аль-Акса не состоялась. Ей помешали автоматные очереди у Львиных ворот в Старом городе, крики, погоня и гибель двух полицейских. У одного из погибших полицейских три недели назад родился сын...

Чуть позже вооруженный налет на мирных людей квалифицировали как теракт. Трое террористов-арабов из поселка Умм-эль-Фахм ликвидированы. Им было 19, 20 и 30 лет.

– Оружие, которым совершили теракт, – говорит депутат кнессета от объединения «Сионистский лагерь», арабист Ксения Светлова, – было заранее спрятано на Храмовой горе. Ровно через неделю в ходе столкновений между палестинской молодежью из Восточного Иеру­салима и полицейскими погибли еще трое. В пятницу, 21 июля, палестинский террорист из деревни Кобар проник в дом в поселении Халамиш и зарезал троих людей. Начало этим событиям положил теракт на Храмовой горе, где мечети постепенно превращаются в оружейные склады.

Святой город – толпы паломников, святые отцы, туристы, торговцы сувенирами и пряностями. Это самая горячая точка на планете. Древняя битва за Иеру­салим – и земной, и небесный – продолжается и в наши дни.

В 2016-м в городе, за его пределами и в поселках в радиусе 20–30 км совершено 125 терактов, где погибли 17 человек.

Геометрия террора

70 лет страна находится в состоянии войны. Это только туристам кажется, что обилие молодежи в военной форме на улицах – экзотика и праздничный маскарад. Ведь девочкам так идет военная форма, а мальчики выглядят настоящими мужчинами, если у них за спиной автомат. Но это не маскарад, а военные будни. Данность, с которой живут израильтяне.

– Сотрудничество силовых структур Палестинской автономии и Израиля, – говорит Светлова, – идет полным ходом. Стороны вместе стремятся предотвращать и теракты, и укрепление позиций ХАМАСа на Западном берегу. Так говорят руководители Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ). По данным всех силовых структур страны, «интифада ножей», начавшаяся в 2015-м, пошла на спад. ХАМАС безуспешно призывает к очередной палестинской интифаде на Западном берегу уже несколько лет. Но даже месяц поста Рамадан и следующий за ним праздник Ид аль-Фитр прошли относительно спокойно. То, что произошло в последние дни на Храмовой горе – редкость, аномалия.

Служить в «крави»

За 70 лет Израиль создал армию обороны, которая стала своеобразным социальным лифтом. Служить не просто престижно, но и необходимо.

– Когда на Храмовой горе начались выстрелы, – рассказывает полковник запаса Марк Бабот, – в ту же секунду сработала единая система связи, контроля и оповещения – возможность полицейских напрямую связаться с медиками и военными. Армия тут же выходит на тыловой фронт и гражданскую оборону. Координатор «Шабака» (Общая служба безопасности Израиля) оповещает ведомство безопасности. Одной кнопкой вызываются все службы, которые могут быть задействованы в ликвидации террористов, последствий нападения и спасении людей.

Нет границы в Израиле между миром и войной. Родители, посылая детей из мирной жизни на военную базу, одновременно и гордятся теми, кто служит в «крави´» (так на иврите коротко называют боевые части), но и дико переживают, как ребенок пройдет все испытания – от тяжелых физических нагрузок до вполне реальной встречи с террористом один на один.

Ровно три года назад, летом 2014-го, израильским родителям было очень страшно.

– В дни операции «Несокрушимая скала» израильские вой­ска вошли на территорию сектора Газа, – рассказывает Хаим, отец одного из солдат. – Тогда погибли 66 военнослужащих. Многим из этого списка было чуть больше 20 лет. Один за другим проходили траурные митинги на кладбищах, ребят хоронили без пафоса и стенаний, очень сдержанно. Так скорбит страна, привыкшая к войне и потерям. До сих пор родители двух солдат борются за возвращение из Газы тел своих погибших детей.

Еще раньше общество взорвала история с обменом пленного израильского солдата Гилада Шалита на 1000 палестинских террористов. До сих пор идут споры, достоин ли был мальчик, уснувший на посту, получить жизнь в обмен на возможные будущие жертвы выпущенных из тюрем преступников.

Контрольный выстрел

А на днях суд вынес приговор по делу солдата Эльора Азарии. Во время задержания он выстрелом в затылок добил обезоруженного и лежащего на земле террориста. Обвинение настаивало: Азария превысил меру обороны – убил человека, когда тот не представлял угрозы. Целый год шло разбирательство. В итоге суд не простил «контрольного выстрела», несмотря на то, что за амнистию солдата высказывались многие, даже премьер Биньямин Нетаньяху.

Тема, болезненная для Израиля: является ли террорист человеком? Человек ли он, когда бросается с ножом на солдата на автобусной остановке, на рыночной площади, проникает в дом и убивает спящих детей? «Он зверь и должен быть убит!» – кричит одна часть общества. «Он человек, доведенный до крайности!» – уверена другая.

Конфликт правых и левых в стране так же неисчерпаем, как и палестино-израильский. Почти каждый день в Самарии и Иудее в автобусы летят бутылки с зажигательной смесью. В арабских анклавах находят схроны с оружием, а тюрьмы полны заключенных. В тюрьме Офер, всего в 15 км от Иерусалима, члены противоборствующих ХАМАСа и ФАТХа разведены по разным отсекам. Многие получили по несколько пожизненных сроков за террор и убийства.

Школа безопасности

В стране существуют буферные зоны, разделительные полосы, заборы безопасности. Раньше это казалось специфическим израильским колоритом. Но сегодня, когда мир захлестнула волна исламского террора, Израиль можно назвать школой выживания, где десятилетиями отрабатывались способы борьбы со всевозможными угрозами.

Демократическая страна, жи­вущая по законам военного времени – это очень сложная система взаимодействия армии и тыла, разведки и служб безопасности. Это стопроцентно обученное население, где каждый третий владеет оружием.

– В Израиле есть несколько структур, которые противостоят террору, – говорит подполковник в отставке, бывший сотрудник разведывательного управления Генштаба и руководитель службы «Натив» Цви Маген. – Кроме этого, в каждом населенном пункте есть еще и вооруженные группы, и технические возможности в считаные минуты поднять по тревоге все силы. Ни на Западе, ни в России этого нет.

Несмотря на количество тер­актов и непрерывное состояние войны, сегодня израильтяне – самые защищенные граждане.

Почти в каждой квартире есть комната с бронированной, герметично закрывающейся дверью, со специально укрепленной бетонной коробкой и системой вентиляции на случай бомбежки или химатаки.

В Израиле, когда на мирные города сыпятся бомбы, никто не бьется в истерике и не бежит в панике куда глаза глядят. Обычно расслабленные и ленивые, как и все жители Средиземноморья, израильтяне при звуке воздушной тревоги мгновенно становятся собранными и спокойными… Их спокойствию позавидуешь и в аэропортах в зоне досмотра. Потому что лучше живыми отвечать на дурацкие вопросы «безопасников», чем по чьей-то халатности отойти в мир иной.

Кстати

Широкую дискуссию вызвала в Израиле статья бывшего главы Совета по нацбезопасности, генерал-майора запаса Яакова Амидрора. «Даже если это не выглядит идеалом демократического общества, – утверждает автор, – нет иного выхода, кроме более глубокого проникновения спецслужб в приватное пространство тех, кто может оказаться потенциальным преступником. Это серьезная дилемма для западного общества, но ему придется принимать решение по данному вопросу».

Елена Шафран






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания