Новости дня

20 октября, пятница



















19 октября, четверг
























Адвокат Иван Павлов: Путин исправляет ошибки ФСБ и суда "за SMS"


О том, ждет ли Россию оттепель после помилования осужденных за SMS, рассказал Sobesednik.ru адвокат Иван Павлов.

Выпустили не всех

– Помилование – это ведь не признание невиновности?

– Конечно, Владимир Путин не может отменить приговор, но хотя бы исправляет ошибки судебной системы путем помилования. Если помните, на большой ежегодной пресс-конференции зимой Путин вообще усомнился в адекватности обвинения. И правильно сделал.

Теперь он исправляет репутационные ошибки. Чтобы общественность не смеялась над ФСБ, которая привлекает женщин, торгующих на рынке, за то, что они отправляют эсэмэски, якобы содержащие «большую государственную тайну».

Не исключаю, что таким образом президент заодно заработал дополнительные баллы в грядущей предвыборной кампании. Сначала он освободил Оксану Севастиди, теперь Кесян и Джанджгаву...

– Остается Инга Тутисани. Сейчас она находится в одной из колоний Вологодской области. Почему ее обошла стороной милость президента?

– Может быть, ее забыли из-за нас? Может, мы слабо говорим обо всех подзащитных, которым были вынесены абсурдные обвинения, и поэтому президент слышал в основном две фамилии... Хотя мы все время старались говорить обо всех заключенных.

А может быть, проблема в другом: в эсэмэсках Марины, Анник и Оксаны говорилось о поезде, который перевозил танки к границе, а Инга писала эсэмэску про корабли, которые она увидела с берега. К слову, их видели все, кто там был в то время.

Казалось бы, суть «прегрешений» одинакова. Но не удивлюсь, если окажется, что Путин дал команду освободить тех, кто про поезда писал. Ну и освободили только тех, кто про поезда писал. А Ингу – нет: ведь команды освобождать ту, что писала про корабли, не было.

Тяжесть обвинения

– Будете добиваться отмены обвинения в госизмене?

– У нас уже направлены жалобы в Верховный суд, где мы оспариваем приговоры и Марине, и Анник, и до сих пор находящейся в колонии Инге.

Правда, одну жалобу – по Джанджгаве – ВС не принял: мол, предыдущие защитники Марины уже подавали жалобы. Буду настаивать на том, чтобы рассматривали нашу, последнюю по времени подачи жалобу, поскольку там есть весомые аргументы, которые должны помочь признать обвинение незаконным.

– Обвинение в госизмене очень тяжелое. Смогут ли Кесян и Джанджгава адаптироваться к нормальной жизни?

– Надеюсь, большинство россиян понимают абсурдность уголовных дел этих женщин. Вся страна знает, в чем они обвинялись.

К тому же и Анник, и Марину помиловал сам Путин. Мне кажется, в нашей стране отношение такое: если президент не просто обратил внимание, но и помиловал, значит, люди достойные.

Деньги на дорогу домой ФСИН зажала

– Как проходило освобождение Кесян и Джанджгавы?

– Несколько месяцев назад женщин перевезли в Лефортово – из колоний Мордовии и Вологодской области, где они сидели, надо сказать, в жутких условиях. Через некоторое время руководитель СИЗО Лефортово (видимо, ему пришла команда сверху) каждую из них вызывал и помогал в составлении прошения о помиловании на имя президента.

Я, в отличие от некоторых адвокатов, которые считают, что просить помилования – значит автоматически признать вину, уверен, что свобода лучше, чем несвобода. И вот на прошлой неделе, выйдя из Лефортово, они наконец смогли вспомнить, что такое свобода.

– Почему ваше правозащитное объединение «Команда 29» собирало деньги на авиа-билеты, чтобы Кесян и Джанджгава смогли улететь домой? Ведь выделение средств освободившимся на дорогу – это, кажется, обязанность ФСИН?

– Совсем ничего не выплатили. Совсем. Женщины, которых не так давно этапировали из Мордовии и Вологды в Лефортово, вышли на свободу без денег на дорогу домой. Мы будем выяснять этот момент и требовать выплатить им эти деньги. Ведь на билеты женщинам потребовалось 52 тыс. руб., которые мы собрали для них. Надо теперь эти деньги вернуть людям. И мы будем требовать от ФСИН то, что по закону положено помилованным.

Жуткая статистика

– Как думаете, почему охота на ведьм началась лишь спустя несколько лет после событий 2008-го?

– На самом деле эта охота была практически всегда. Согласно статистике, до 2014-го в России ежегодно выносилось по 4 приговора за «госизмену».

После 2014 года число «врагов народа» сильно увеличилось: теперь у нас осуждают по этой статье по 15 человек в год. Эта вспышка возникла на фоне украинских событий. И с тех пор мы всё ищем врагов – как внешних, так и внутри страны. Ведь первый закон военного времени: найди врага.

– В примечании к статье о госизмене говорится: если человек, совершивший данное преступление, вовремя обращается в органы власти, он освобождается от уголовной ответственности. Получается, если кто-то, скажем, в СМС разгласил гостайну, но тут же пришел с повинной, он избежит тюрьмы?

– Действительно, есть такое примечание. Но там говорится о людях, которые по-настоящему являются носителями гостайн и при этом сотрудничали с другим государством. Вот если такой человек придет с повинной (до того, как правоохранительные органы им заинтересуются) и будет в дальнейшем сотрудничать с ФСБ, такой человек должен быть освобожден от наказания. Но я таких случаев не знаю.

Если же говорить о моих подзащитных, в их случаях ни о какой гостайне, выданной за рубеж, конечно же речи не идет: они написали своим знакомым в Грузии лишь то, что видели. Танки и корабли видели вместе с ними сотни, а может, и тысячи других жителей Сочи и Адлера. Поэтому называть их носителями гос-тайны нельзя. Женщины не совершили преступление, поэтому и являться с повинной им было не нужно. Они сами не подозревали, что могли разгласить какую-то «гостайну».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания