Новости дня

18 октября, среда








































17 октября, вторник



Сталин против Николая II в новосибирской чашке Петри


После открытия в Новосибирске памятника Николаю II сталинисты потребовали увековечить своего любимого вождя.

Российское общество продолжает поиск морально-политических ориентиров в своем прошлом. Механизм следующий: находим в истории какого-нибудь кровопийцу и/или бездаря и объявляем его образцом государственного деятеля. Кровожадность трактуем как жесткость и твердость руки, необходимую в обращении с российским народонаселением, провалы во внутренней и внешней политике объясняем кознями Запада.

Это увлекательное занятие вошло в моду так давно, что у разных групп населения уже появились свои различные фавориты. В последнее время конкуренцию многолетнему лидеру этой гонки — товарищу Сталину — составляет святой страстотерпец, он же государь Николай II Кровавый. Истерия вокруг фильма «Матильда», подогреваемая депутатом Госдумы и экс-прокурором Крыма Натальей Поклонской, уже заставила высказаться не только двух глав кавказских республик (один из которых попутно даже вступил в спор с российской Конституцией), но и министра культуры Владимира Мединского — и он оказался отнюдь не на стороне депутата Поклонской: «Все, что происходит вокруг фильма "Матильда", все меньше имеет отношение к кино и все больше — к цирку. Я бы энергию некоторых общественных деятелей направлял в более мирное русло». Слова эти тем более интересны, что защитники Николая II от поругания — идейные сторонники и единомышленники министра Мединского: если исторические факты, будь то правда о панфиловцах или дневники Матильды Кшесинской, противоречат светлым мифам о нашем героическом и прекрасном прошлом - тем хуже для истории и тех, кто хочет ее знать и преподавать в неискаженном виде (= «мразей конченых»).

Неменьшие баталии развернулись вокруг фигуры последнего российского царя в Новосибирске, где ему и цесаревичу Алексею установили памятник. Местные сталинисты возмутились тем, что сделано это было фактически самовольно, а какой-то местный иконокласт даже напал на монумент с топором. Теперь поклонники некоронованной «сильной руки» образца 37-го года требуют снести пострадавшую скульптуру, а не то они сами так же самоуправски установят где-нибудь в Новосибирске истукан любимого вождя. Царю-новомученику между тем пока что молятся так:

Как городские власти разберутся с этой битвой исторических титанов, сказать трудно. Новосибирском, как мы помним, руководит мэр-коммунист Анатолий Локоть, для которого Сталин, учитывая его партийную принадлежность, вполне возможно «наше все». Но прецедент может получиться неприятный. Однако сносить памятник венценосным страстотерпцам тоже не вариант: в конце концов, мэр сам давал понять, что монумент вполне могут установить на территории объекта РПЦ, а в Новосибирске он стоит у здания собора — на тех же правах, на которых в других городах сталинисты уже открывают небольшие свои личные памятники Сталину, а ингерманландский казачий атаман открыл несколько лет назад памятник Владимиру Путину.

Памятники историческим личностям — это, за редкими исключениями, знак одобрения их великих дел (об этом же говорит в свежем интервью Sobesednik.ru создатель памятника Сергею Бодрову — младшему в образе Данилы Багрова; еще он, кстати, рассказывает, что хотел бы создать памятник Сталину за то, что тот «удобрял большевичками северную землю», а также Мотороле и Гиви). Чем глубже российское общество будет закапываться в глубину веков в поисках там решений задач и проблем сегодняшнего дня, тем больше будет возникать фан-клубов героев из прошлого. Затем эти фан-клубы, вдохновленные официальным почитанием их кумира, начнут защищать его от любых, как им покажется, посягательств. Где-то — путем административного произвола, как в случае с «Матильдой» в Крыму, а где-то и путем насилия. Вообще мы в последнее время немного забыли, какого градуса способны достигать подобные противоречия и до какой мерзости способны доходить противоборствующие стороны, хотя опыт накоплен богатый. Речь даже не о постоянных погромах мемориала Борису Немцову на Большом Москворецком мосту и не о стихийном «переименовании» моста Кадырова в Санкт-Петербурге в Ахматовский мост в честь Анны Ахматовой с помощью плаката на парапете — а, например, о московской улице Кадырова, которую кто-то в 2011 году самовольно попытался переименовать, перевесив табличку, в улицу Юрия Буданова.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания