Новости дня

22 октября, воскресенье


































21 октября, суббота










Слежка за Навальным. Как оппозиция борется со "сливами" в СМИ


Юрист оценил ситуацию с публикацией видеозаписи с участием Алексея Навального в аэропорту Москвы.

Ранее Sobesednik.ru писал, что Life опубликовал запись с камер видеонаблюдения в столичном аэропорту Шереметьево, на которой запечатлён, предположительно, оппозиционер Алексей Навальный и его супруга. По данным портала, 28 июля они улетели на отдых во Францию. Глава избирательного штаба Навального Леонид Волков не опроверг и не подтвердил эту информацию, но сообщил, что сейчас политик находится в Москве.

Случай с Навальным и видео, «слитым» порталу Life из аэропорта, напоминает кейс оппозиционного активиста Ильдара Дадина, который пожаловался в суд на ФСИН, СК и Генпрокуратуру по поводу записи с камер видеонаблюдения в карельской колонии, показанной в эфире РЕН ТВ. На это видео попал конфликт Дадина с другими заключёнными.

Активист потребовал компенсировать ему моральный вред, нанесённый показом записи, в размере 350 тысяч рублей. Замоскворецкий районный суд Москвы отказался удовлетворить его иск, после чего представитель Дадина в суде, юрист Николай Зборошенко подал апелляционную жалобу и приготовился к следующему этапу борьбы — к обращению в Европейский суд по правам человека.

Николай Зборошенко считает, что как в деле Дадина, так и в случае с Навальным, якобы отдыхавшим во Франции, налицо нарушение права человека на личную и семейную жизнь. Юрист рассказал Sobesednik.ru о своём видении ситуации с Навальным, а также о прогрессе в деле Дадина по эпизоду с записью РЕН ТВ:

— В деле Дадина я как раз ссылался в том числе на одно британское дело, где речь шла о вмешательстве в частную жизнь заявительницы в связи с передачей в СМИ видеозаписи с камер видеонаблюдения в общественном месте, которые запечатлели её попытку самоубийства. Европейским судом это было признано нарушением восьмой статьи Конвенции «Право на уважение частной и семейной жизни». На мой взгляд, данное дело — если заявителями будут Алексей Навальный и его супруга — будет иметь перспективу в Европейском суде по правам человека.

— Свидетельствует ли этот случай о том, что за Навальным организована слежка?

— Мне сложно это оценить. Другое дело, что к записям с камер видеонаблюдения — как в случае с Навальным, так и в случае с Дадиным — имел доступ ограниченный круг лиц. К ним не имели доступ все кто ни попадя. То обстоятельство, что видеозаписи ограниченного доступа попали в распоряжение СМИ, в принципе можно расценивать и как определённую слежку за политическим деятелем.

— А в России, судя по вашему опыту, подобные дела имеют перспективу?

— Поскольку второй стороной фактически либо опосредованно является государство, то практически не имеют. Дело имеет перспективу только в Европейском суде. Навальному или его представителям всё равно формально придётся исчерпывать внутренние средства правовой защиты, то есть в порядке Кодекса административного судопроизводства (КАС) обратиться в суд об оспаривании действий каких-либо органов публичной власти, в чьём распоряжении находились видеозаписи с камер видеонаблюдения в московском аэропорту. Пройдя первую, вторую инстанции и две кассации, Навальный сможет обратиться в Европейский суд.

— А портал Life будет соответчиком по этому делу?

— Нет, поскольку по КАС могут оспариваться только решения по действиям должностных лиц либо органов публичной власти в РФ. Портал Life к органам публичной власти не относится. Будут именно органы публичной власти — ГУП аэропорта или, например, федеральная погранслужба.

— Какова сумма компенсации в таких случаях?

— Допустим, в деле Дадина мы заявляли эквивалент пяти тысяч евро, исходя из сложившейся практики Европейского суда по правам человека. В частности, исходя из дела против РФ, где речь шла о видеозаписи в отделе милиции в начале двухтысячных годов депутата Законодательного собрания Мурманской области. Вполне возможно, что депутат вёл себя не вполне адекватно, но это не было основанием для приглашения журналистов с последующей видеосъёмкой действий этого депутата. Европейский суд тоже признал это нарушением восьмой статьи Конвенции, поскольку право на изображение гражданина является составной частью его права на уважение частной и семейной жизни. Его согласия на съёмку, как и в случае с Навальным и Дадиным, не было.

До конца этой недели я как раз материалы по эпизоду со «сливом» видеозаписи из колонии ИК-7 в СМИ отправлю в Европейский суд. Текущий этап — обжалование в апелляционном порядке решения Замоскворецкого районного суда от 28 июня этого года. К этой жалобе [при отправке в ЕСПЧ] будет приложено исковое заявление, разные материалы, которые были рассмотрены в рамках этого дела, решение суда первой инстанции.

— Когда ждать результат?

— Такие дела обычно не приоритетные, в отличие от «пыточного» дела Дадина, по которому были приняты обеспечительные меры и присвоен приоритет. Сейчас по нему заканчиваются коммуникации. Соответственно, там [эпизод с РЕН ТВ] может быть и пять-семь лет [ожидания]. Вряд ли стоит ожидать быстрой коммуникации.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания