Новости













































Кадровый голод власти: почему сибиряки не хотят идти в депутаты


Ушаков Олег 17:28, 27 июня 2017

Политолог Илья Гращенков объяснил Sobesednik.ru, почему жители регионов боятся идти в сельские депутаты.

На прошлой неделе полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло заявил, что у всех политических партий в регионе, включая «Единую Россию», возникла проблема с нехваткой кандидатов на выборах в сельских поселениях. Местные жители просто не хотят бороться за мандаты. 27 июня стало известно, что сельских депутатов не хватает почти во всех регионах России за исключением Северо-Кавказского округа, где высока конкуренция среди кандидатов.

О причинах кадрового голода в партиях Sobesednik.ru поговорил с генеральным директором Центра развития региональной политики Ильёй Гращенковым:

– Кадровый голод возник не сегодня, – сказал политолог. – Впервые с этой проблемой столкнулись, когда был принят новый закон о реорганизации местного самоуправления [принят в 2003 году – прим. Sobesednik.ru]. Тогда подразумевалось, что решение местных вопросов отойдёт в местные советы депутатов, которые должны были быть сформированы. Тогда встал вопрос, из кого, собственно, их формировать. В селе, допустим, надо избрать хотя бы 20 депутатов, а из 500 человек на селе в депутаты идут в основном представители интеллигентных профессий – врачи, учителя, председатели колхозов и так далее.

Из этой сельской элиты в итоге и сформировали советы сельских депутатов, но возник вопрос о вознаграждении для этих людей. Ради чего они тратят своё время? Никаких зарплат, финансовых возмещений не предполагалось, чаще ровно наоборот: депутатам приходилось за свои деньги ездить по округам, заниматься партийной работой и нести нагрузки из региональных центров. Закономерно пришли к тому, что люди стали бояться идти в депутаты. Они понимают, что кроме общественной нагрузки им это ничего не принесёт. Эту проблему спрогнозировали сразу после принятия законопроекта о реорганизации местного самоуправления. Говорили, что нужно создать какую-то мотивировку – если не финансовую выгоду, то хотя бы какой-то административный ресурс, чтобы с помощью своего положения депутаты могли влиять на важные для них вопросы, например связанные с бюджетированием сельских поселений, и чтобы они имели возможность выступать на региональном уровне.

К сожалению, ничего этого предпринято не было. Закон-то подразумевал, что все полномочия, как это было в 90-е годы, вернутся на самый низ и муниципалитеты перехватят право формирования повестки. А получилось ровным счётом наоборот: последние годы укреплялась вертикаль власти, муниципалитеты никаких полномочий не получили, у них, напротив, отобрали все полномочия, какие могли. Главы муниципалитетов стали послушными сити-менеджерами, а эти сельские советы превратились в номинальные центры принятия решений, проштампованных Госдумой и спущенных вниз.

Единственное исключение из правил – это какие-то конкурентные районы, где избрать совет депутатов могут представители контрэлит. Если этим контрэлитам удаётся захватить сельсовет или районный совет, то они, конечно, таким образом могут влиять, например, на назначение главы района. Такие единичные случаи есть, но проблему в целом это не решает. Поэтому возникает закономерный вопрос: а зачем сельские депутаты нужны?

– Почему Меняйло поднял эту проблему?

– Он закономерно поднял вопрос, потому что сейчас в Сибири много губернаторских выборов [в единый день голосования, 10 сентября, в Сибири пройдут выборы в 56 районах и шести городах – прим. Sobesednik.ru]. Эта проблема связана в том числе с вопросом прохождения губернаторами муниципального фильтра. Это всегда такой праздник на селе, когда вдруг кандидаты в губернаторы вспоминают, что им надо набрать голоса для прохождения муниципального фильтра. Они ездят по региону, приезжают в отдалённые посёлки, встречаются со старостами. Это тот редкий случай, когда муниципальные депутаты могут пообщаться с кандидатами и что-то до них донести, потому что в обычной жизни мундеп никогда с временно исполняющим обязанности [губернатора] не пересечётся. Меняйло поднял этот вопрос в ходе всех этих объездов врио сельских поселений. Вопрос выплыл, потому что действительно укомплектованность этими сельскими депутатами достаточно странная: людей туда фактически сгоняли.

– Перед сентябрьскими выборами ситуация может поменяться?

– Ну а как она поменяется? Для участия в выборах нужна какая-то конкурентная база. А кто в сельском поселении может конкурировать между собой? Дай бог набрать нужное количество просто вменяемых людей – непьющих, умеющих читать и писать, особенно если это касается глухой Сибири.

– Создаётся впечатление, что сельских депутатов нет, да они, собственно, и не нужны. Разве не нужны?

– Не нужны. Представьте себе сельского депутата – какой-нибудь врач в деревне, – ей говорят: «Слушай, нам нужно двадцать депутатов, эти все пьют, эти не хотят – ну и иди, будешь депутатом». Вот она и идёт. У неё много работы, а ей ещё надо участвовать в каких-то заседаниях, куда-то ездить. Зачем ей это надо и что она сможет сделать? Она даже депутатский запрос не сможет написать. Она может проголосовать против главы при распределении бюджета посёлка. Но сумасшедших мало: если ты не проголосуешь «за», тебя уволят.

Все эти советы сельских депутатов – это вариант института советской власти: есть решения, спускаемые сверху по вертикали, а все остальные их обязаны проштамповывать. Сельские советы, районные советы, областные советы всё это проштамповывают. Просто чем выше уровень, тем больше вероятность попадания туда оппозиционных элементов, самостоятельно избранных, которые могут вносить какой-то диссонанс. Но это либо городские элементы, либо представители контрэлиты.

Всё, что я говорил, применительно к действующей системе. Если реально передать полномочия в муниципалитеты, если вернуть выборность районных глав, если вернуть им полномочия, то советы сельских депутатов, конечно, – это было бы интересно. Но в нынешней ситуации это бесполезный орган.

– После антикоррупционных митингов выяснилось, что в регионах растёт недовольство властью: проблемы на местах не решаются, интересы людей никто не представляет, люди недовольны. Кадровый голод на низовом уровне чреват повышением оппозиционных настроений в регионах?

– Тут нужно отметить, что в крупных городах – не только в Москве и Петербурге, но и в Томске, Новосибирске – в муниципальные депутаты идёт как раз оппозиция, пытаясь использовать свою должность как площадку для дискуссии. Вот это – да, приток муниципальных депутатов идёт за счёт оппозиции. Власть всеми силами пытается эту историю заглушить, максимально выставить своих кандидатов. Если муниципалитет укомплектован большим числом, скажем так, «рассерженных горожан», то это большая проблема для власти в будущем, потому что на следующем этапе эти люди постараются взять власть на более высокой ступени.

Теги:



Колумнисты
Читайте также