Новости дня

23 ноября, четверг




22 ноября, среда


































21 ноября, вторник







Эксперт о двойном теракте в Иране: Для Тегерана это шок


Что будет, когда Иран отойдёт от шока после двойного теракта ИГ: политолог Никита Смагин специально для Sobesednik.ru.

Утром 7 июня две группы террористов открыли стрельбу и активировали взрывные устройства в парламенте Ирана, а также у мавзолея имама Хомейни. Как рассказал замглавы МВД Хоссейн Зульфикари, напавшие на парламент боевики переоделись в женскую одежду.

По предварительным данным, в результате двойного теракта погибли как минимум 12 человек, ещё 39 получили ранения. Иранские власти сообщили о третьей группе боевиков, чьё нападение удалось предотвратить. Ответственность за произошедшее взяло на себя «Исламское государство» (также ИГ или ИГИЛ) – террористическая организация, признанная экстремистской и запрещённая на территории России.

Российский президент Владимир Путин выразил соболезнования лидеру Ирана Хасану Роухани и подтвердил готовность продолжать совместную борьбу с терроризмом.

Двойной теракт в Тегеране Sobesednik.ru обсудил с политологом, главным редактором издания «Иран Сегодня» Никитой Смагиным:

– Почему это произошло именно сейчас?

– Не стоит придумывать особые причины: террористические атаки так или иначе происходят по всему Ближнему Востоку, и когда у террористов появилась возможность совершить теракт, они это сделали. Тут всё достаточно просто.

Другой вопрос, что для Тегерана это шок, потому что террористических атак там не бывает вообще. Последняя громкая история была в 2012 году, когда израильские, видимо, спецслужбы убили одного из учёных, который был связан с ядерной программой. А так в центральных областях Ирана ничего подобного не происходит. Это даже не как в Москве – там люди к этому вообще не привыкли, у них наверняка началась паника.

– Почему напали на парламент, понятно. А почему на мавзолей?

– Тут нужно понимать, что если атаковало «Исламское государство», которое уже взяло на себя ответственность, то это сунниты атаковали шиитов. И больше того – атаковали исламскую республику. В Тегеране более показательного места, чем мавзолей имама Хомейни, найти нельзя, потому что это место – символ исламской республики, место погребения её основателя, духовного лидера и самого известного политика.

Никита Смагин / личный архив эксперта

– Террористическая атака может быть связана с ситуацией вокруг Катара?

– Я думаю, нет, потому что ситуация вокруг Катара – это отдельная история. Там – политические игры ближневосточной верхушки на уровне дипломатии.

Террористические акты – это вещь практически неуправляемая, она напрямую не связана с тем «Исламским государством», которое находится в Ираке. То есть теракты, которые происходят по всему миру, зачастую не координируются из какого-то центра: сторонники «Исламского государства» на месте принимают решение о совершении теракта. Так что связывать это с текущими событиями достаточно сложно.

– Вы сказали, Иран шокирован. Какие будут последствия? Активизируют борьбу с терроризмом?

– Активизировать-то они могут, но я не уверен, что это что-то сильно поменяет. На самом деле Иран достаточно внимательно следит за границей с Ираком, серьёзные усилия предпринимает для того, чтобы её контролировать. Но на границе, которая проходит по пустыне и тем более по горам, нет естественных преград, поэтому полностью перекрыть границу невозможно.

Отсутствие терактов в самом Иране объяснялось тем, что там нет достаточного количества сподвижников «Исламского государства». Теракты были только на окраине Ирана – там, куда могут проникнуть террористы. Спецслужбы наверняка активизируют работу, наверняка что-то будет сделано, но ситуация не будет сильно меняться. Мы видим, что у спецслужб по всему миру весьма ограниченные возможности влияния на такую ситуацию.

– А Россию это как-то может коснуться? Мы же вроде союзники, вместе боремся с терроризмом в Сирии.

– Не думаю, что здесь тоже что-то кардинально поменяется. Просто Иран лишний раз подтвердит, что нужно бороться с «Исламским государством». А в общем-то он был одним из основных, если не основным борцом с ним: он высылает туда людей воевать, остальные ограничиваются авиацией.

Единственное – это может повлиять на ситуацию в самом Иране. Под это дело консервативные круги могут заявить о том, что действующий президент – там же выборы недавно совсем прошли – проводит неправильную политику. Во внутренней политике изменения могут быть, а на международной арене, думаю, ничего серьёзно не поменяется.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания