Новости дня

21 октября, суббота























20 октября, пятница





















Мария Баронова: Нет никакого "молодежного протеста" – есть просто новое поколение


В «Открытой России» прокомментировали для Sobesednik.ru идею запретить несовершеннолетним посещать митинги.

Во вторник, 23 мая, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила внести в действующее законодательство очередные поправки. На этот раз они коснулись несовершеннолетних, которые поддерживают оппозицию. Матвиенко предложила ввести запрет на участие детей в протестных акциях. По ее мнению, подростки, не достигшие 18 лет, не способны принимать «взвешенные решения» и их вовлечение в массовые протестные мероприятия «недопустимо».

Sobesednik.ru решил выяснить, как такой закон скажется на посещаемости акций оппозиции, в которых, как известно, нередко принимают участие несовершеннолетние. На этот вопрос изданию ответила руководитель московского отделения общественной организации «Открытая Россия» Мария Баронова.

— Можно еще несовершеннолетним запретить сексом заниматься и начать обсуждать это на Первом канале — это повысит уровень подростковой беременности, согласно моим знаниям о подростках, — провела сравнение Баронова. — Соответственно, из предложения подросткам не посещать [митинги] можно сделать два вывода. Первый: гражданские права, которые нам [даны] 31-й статьей Конституции и Господом Богом от природы — это право собираться и высказывать свои претензии по поводу действующей власти, — приравнивают к вредным привычкам вроде употребления алкоголя. И, соответственно, сообщают нам об этом, и в первую очередь подросткам. Это говорит об отношении власти, в том числе Валентины Матвиенко и того человека, который мог придумать такие поправки и такой законопроект, к населению.

— Какими будут последствия принятия такого закона? Часть родителей, вероятно, его поддержат?

— Я думаю, какая-то часть населения будет приветствовать такое решение, как какая-то часть населения приветствует, чтоб их сейчас выселили в Новую Москву, потому что расселили их в квартиры, в которых они по пять семей живут, и за 25 лет не смогли устроиться — завести новую собственность, снять квартиру. Тут то же самое: какая-то часть населения будет против. Любой человек [с] гражданским самосознанием, конечно же, будет относиться как к еще одному акту по уничтожению свобод.

— По вашим оценкам, насколько сегодня развиты протестные настроения в среде молодежи? Это миф, что школьники в последнее время активнее всего идут на митинги?

— Это неправда. Вот в 2011-м году была история про «креаклов» (это синоним «хипстеров») — это такая же самонавязанная история. Причем я уверена и даже знаю, что не сидит никакая «масонская ложа» в Администрации президента и не придумывает навязанные лозунги. У нашего общества я достаточно давно наблюдаю самопридуманные, самонавязанные стереотипы. Вот сейчас, например — про то, что 26-го [марта] или 29-го [апреля] выходила только молодежь. Это ошибочное мнение.

Больше всего, если говорить о Москве, то и в 2011-м году, и в 2012-м, и сейчас — самое правильное, как можно описать этих людей — это «москвич». Москвич любого возраста, на самом деле, люди разных страт, разных профессий. И внезапно 30-летние журналисты и активные общественники типа меня обнаружили, что выросло новое поколение. И вдруг осознали, что тем, кому было в прошлый раз 12 лет, теперь 16, 18... Вот и всё. Ничего другого не произошло. Нет никакого повышенного уровня молодежного протеста. Есть просто новое выросшее поколение, которое тоже присоединилось.

— Вчера в Госдуме прошли парламентские слушания по молодёжной политике, где также много внимания уделялось теме протеста среди несовершеннолетних. Так, лидер справедливороссов Сергей Миронов заявил, что оппозиция «учит не любить свою родину» и широко пропагандирует свои идеи в соцсетях. В связи с этим депутат призвал «вернуть молодежь из виртуальной реальности в реальность». Тут сразу вспоминается инициатива Госдумы о запрете детям, не достигшим 14 лет, пользоваться соцсетями. Как вы думаете, мы действительно приближаемся к этому тотальному запрету интернета для ребенка?

— Я не очень понимаю, каким образом они будут соблюдать этот закон. С моей точки зрения, очевидно, что детям можно начинать пользоваться любой соцсетью в тот момент, когда они интеллектуально дорастают до возможности не стать регулярной жертвой мошенника (у меня сын, например, несколько раз становился жертвой мошенников в соцсетях — переводил деньги на всякие игры) и когда он сам в состоянии обойти эти запреты.

— Когда наступает такой возраст?

— По моим оценкам, развитый воспитанный ребенок из приличной семьи в состоянии сам обойти запреты и родительский контроль в районе девяти лет. После этого, с моей точки зрения, нормальный родитель просто помогает своему ребенку до конца зарегистрироваться, обойти в том числе законодательные запреты и скорее посматривать, что там делает ребенок.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания