Новости дня

18 октября, среда








































17 октября, вторник



Как Россия поддержала "Щит Евфрата" и помогла Турции в Сирии


Тюрколог рассказал, как Россия и Турция не могли поделить Алеппо во время подготовки военной операции в Сирии.

30 марта турецкий премьер-министр Бинали Йылдырым сообщил, что Турция завершила операцию «Щит Евфрата», начатую в августе 2016 года в Сирии. По словам главы МИД, операция, целью которой было уничтожить войска террористов на границе с Сирией и не дать соединиться трем курдским провинциям, прошла успешно и подошла к завершению.

О целях, задачах и итогах этой военной операции, а также роли России в ней Sobesednik.ru поговорил с востоковедом-тюркологом, руководителем политического направления Центра изучения современной Турции (ЦИСТ) Юрием Мавашевым, который внимательно следил за развитием событий в Сирии.

— Во-первых, эта операция началась, естественно, даже не с августа — по сути говоря, разработка этой операции была начата уже в 2014 году, — уточнил эксперт. — Тогда она называлась несколько по-иному — ее называли «Буферная зона». Еще в 2014 году Турция достаточно активно, в том числе и в Совете Безопасности ООН, заявляла, что она требует создания буферной зоны, готова заняться этим вопросом, но ей будет нужна поддержка ООН, на что она [Организация объединенных наций] неоднократно отвечала отказом, поскольку, видимо, и в Совбезе ООН, и в Генассамблее ООН не совсем понимали, каковы истинные намерения Турции на предмет севера страны. Конечно же, говорили о возможной интервенции и так далее. Тогда ничего не получилось. Первоначально, судя по всему, эта войсковая операция подразумевала включение Алеппо — это очень важный момент. То есть они [турки — прим. ред.] планировали дойти туда, потому что там находятся их сторонники — сунниты. Когда началась «арабская весна», они же с самого начала поддержали именно незаконные вооруженные формирования различного рода, например «Ахрар аш-Шам». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган неоднократно утверждал, что «Джебхат ан-Нусра» точно так же не является террористической, хотя, конечно, на практике это не совсем так, потому что они союзники ИГИЛ.

— Почему туркам не удалось дойти до Алеппо?

— После того, как с Россией ухудшились отношения из-за нашего сбитого Су-24М в ноябре 2015 года, турки никак, естественно, не могли провести эту операцию. Ни в одностороннем порядке, ни в каком другом, потому что элементарно Россия поставила туда свои зенитно-ракетные комплексы С-400, там летали российские самолеты, ВКС — это было невозможно. Тем более что Россия четко дала понять Турции, что все, что там будет летать турецкое, будет сбиваться — как наземные цели, так и неназемные, которые будут там находиться.

— Что стало с «Щитом Евфрата», когда отношения между странами улучшились?

— После того, как было принесено извинение, и после попытки госпереворота в стране 15 июля всё коренным образом изменилось. Турция согласовала с Россией проведение операции «Щит Евфрата», но скорректировала ее. Анкара предложила следующее: Алеппо остается за Россией, потому что Россия на этом настаивала, и президент [Сирии Башар] Асад точно так же никак не мог отдать [Алеппо] – все-таки страна вела войну и Россия ее поддерживала. Взамен Россия гарантирует, что турецкая армия доходит до Эль-Баба [город в Сирии в мухафазе Халеб]. Всё началось с линии Джараблус — Аль-Рай. Дело в том, что Турция из всех участниц конфликта обладает самой протяженной границей с Сирией. Естественно, это предопределило тот факт, что и в России поняли: если мы не сможем договориться с турками, то мы не сможем решить сирийскую проблему — война будет вечной. Турки не могут не поддерживать и не вооружать тех, кого они поддерживали с 2011 года, а Россия же пришла только в 2015-м. Поэтому я оцениваю ситуацию таким образом, что турки решили свою задачу.

— Какая была основная задача этой операции?

— Они собирались разбить курдские кантоны Джазира, Кобани и Африн. Они не хотели, чтобы они объединялись, потому что, естественно, они боялись в перспективе дезинтеграции Турции, боялись, что сирийские курды создадут государство, а это может повлиять на их соседей и родственников, которые живут по ту сторону турецкой границы. Естественно, турки не могли этого допустить. Попутно они боролись с теми радикальными элементами, которые были [в Сирии] начиная с августа, и разбивали курдов. Вот, собственно, и все. Поэтому они свою операцию действительно выполнили. То, что и премьер-министр [Турции] это подтвердил, и Совет национальной безопасности собирался — уверяю вас, это не какой-то популистский шаг. Операция была согласована с Россией, подтверждением этого является постоянный контакт глав генштабов.

— Но при этом вся информация о сотрудничестве с Россией замалчивалась. Для чего?

— Естественно, в СМИ ничего этого не поступало. Факт — просто процессы, которые меняются: до 2016 года шла война, север Сирии был в одной ситуации, теперь — уже в другой. Россия заняла очень сдержанную позицию по отношению к Турции — что, случайно? Нет, не случайно. Потому что мы действительно договорились. Опять-таки, ситуация в Эль-Бабе является очевидным подтверждением нашего взаимодействия там. Когда российские ВКС случайно попали по туркам, там несколько человек погибло. Это говорит о том, что Россия и Турция проводили эту операцию плюс-минус совместно. В Эль-Бабе не могли оказаться наши самолеты, если бы не было договоренностей. И турки это подтвердили: они сказали, что давали координаты российским Военно-космическим силам. Разве подобное военно-стратегическое сотрудничество возможно, если бы мы раньше об этом не договорились? Конечно, нет.

— Значит, ключевую роль сыграло извинение Эрдогана?

— Это началось, когда было принесено извинение. У меня нет доступа к какой-то секретной информации, просто это очевидные вещи. По крайней мере, с сентября мы видели, как главы наших генштабов стали контактировать. В августе 2016 года Эрдоган приехал в Петербург и впервые встретился с Путиным после того, что произошло. Я обращаю ваше внимание: он с ним встретился так скоро после переворота [в Турции], ситуация была очень тяжелая и нестабильная, но тем не менее Эрдоган приехал. Значит, настолько было важно не просто восстановить отношения, а договориться о проведении «Щита Евфрата».

После этой встречи, в двадцатых числах августа, уже началось: Эрдоган вернулся к себе домой и мы договорились. И с тех пор [официальный представитель МИД РФ Мария] Захарова всего пару раз сделала заявление о том, что мы обращаем внимание турецкой стороны, чтобы они были внимательнее, проводя эту операцию, потому что там есть мирные жители. Естественно, Россия не могла все это время говорить, что Турция враг, а теперь вдруг сказать «Бац, мы друзья!». Мы даже военно-стратегически договариваемся. Это не просто друзья, а друзья с доверием. Факты сами об этом говорят. А заявления политиков для того и нужны, чтобы люди максимально ничего не поняли. Ну и мы, аналитики, нужны, чтобы попытаться в этом «болоте» разобраться. Надеюсь, что нам с вами сейчас это удалось.

* * *

Прим. Sobesednik.ru: ИГИЛ (также ИГ, «Исламское государство»), «Джебхат ан-Нусра» — террористические организации, признанные экстремистскими и запрещенные на территории РФ.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания