Новости дня

17 октября, вторник











































Что происходит в Украине с российскими банками


За что Киев наказал банки из РФ и чем это закончится, объяснил Sobesednik.ru украинский журналист Роман Цимбалюк.

Как писал Sobesednik.ru, 16 марта украинский президент Пётр Порошенко утвердил санкции в отношении работающих в Украине Сбербанка, ВТБ, «БМ Банка» («дочка» ВТБ), Проминвестбанка («дочка» ВЭБа) и VS Bank («дочка» Сбербанка). Пресс-секретарь президента РФ Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что Кремль будет «всеми доступными законными средствами» отстаивать интересы российских банков в Украине.

Официальный Киев задумался о санкциях против российских банков после признания в России паспортов ДНР и ЛНР. С этим же шагом Москвы была связана серия акций украинских националистов. 8 марта, например, активисты облили краской филиал «Альфа-банка» в Одессе и обклеили его листовками «Гори в аду». 13 марта радикалы заблокировали бетонными блоками вход в главное отделение Сбербанка в Киеве. Тогда же активисты залили монтажной пеной несколько десятков банкоматов Сбербанка.

В связи с этими событиями на российских федеральных телеканалах стали поговаривать о новом «Майдане» в Украине, угрозу которого создают действия радикалов и реакция на них со стороны украинских властей.

Sobesednik.ru пообщался с украинским журналистом Романом Цимбалюком, чтобы понять, что на самом деле происходит в ситуации с российскими банками в Украине.

– Самое главное, о чём забывают в российских СМИ, – что эта история с банками началась после того, как российские банки в России официально заявили об обслуживании людей с паспортами ЛНР и ДНР. После этого стало понятно, что работа этих финансовых учреждений будет немножечко затруднена в Украине. Это и произошло, – говорит Цимбалюк.

– А действия активистов повлияли на введение санкций?

– Ну вот они и повлияли. Сейчас Российская Федерация в лице пресс-секретаря [Путина] говорит о том, что в Украине не соблюдают международное право и всякое такое. Но особенность международного права заключается в том, что его надо соблюдать всё время. Если вы нападаете на государство Украина – я имею в виду и Крым, и оккупацию Донбасса, – то глупо рассчитывать, что это не будет иметь никаких последствий. Когда было принято решение об обслуживании паспортов ДНР и ЛНР, что фиксирует факт российской оккупации, российские власти сделали выбор, какой рынок им важнее.

И я не думаю, что их [банки] закроют. Здесь есть эмоциональный момент. Война гибридная, и понятно, что так долго продолжаться не будет. В украинском обществе есть непонимание, как можно одним выдавать похоронки, а другим – карты «Платинум». Тут надо определиться.

– Я спросил про активистов, потому что возникает впечатление, что украинские власти действуют под давлением манифестантов.

– Можно воспринимать это как угодно. Но факт остаётся фактом: на это есть запрос общества. Президент Украины решил просто возглавить эти настроения. Тут [в России] любят говорить, что Крым наш, а к Донбассу мы, Российская Федерация, не имеем никакого отношения. Но суть в том, что процесс взаимного разрыва экономических и других связей будет продолжаться долго. Украинское общество никогда не поймёт и не простит оккупации своей территории. А в ситуации, когда горячая фаза конфликта не закончилась, это ещё очень сложно.

Хотя я могу с вами согласиться, что есть какое-то давление со стороны активистов, хулиганов. Но есть ещё и параллельные настроения. Есть масса людей, с которыми я постоянно общаюсь – они хотят, чтобы этим занималось государство, а не какой-нибудь там [депутат Верховной рады Украины Владимир] Парасюк, который дерётся и некорректно ведёт себя с силовиками. [Прим. ред.: 14 марта Парасюк стал одним из участников потасовки между сторонниками блокады Донбасса и вооруженными спецназовцами на блокпосту около Славянска.] Потому что после начала войны статус украинских защитников очень вырос, люди достаточно болезненно реагируют на оскорбительные вещи в адрес силовиков.

– Вы сказали, что банки не закроют. Потому что это будет в том числе ударом для украинских вкладчиков?

– Тут надо разобраться. С точки зрения юридической науки это украинские банки. Они работают полностью в украинском правовом поле и подчиняются исключительно законам Украины. Но тут есть коллизия. Если бы Сбербанк вышел на украинский рынок под брендом «Уши, лапы, хвост», то такого внимания к этой ситуации бы не было. Уход российских банков не будет смертельным, но какой смысл от них отказываться? Сейчас власти немного подождут, страсти, скорее всего, утихнут и ситуация нормализуется. Это многогранная ситуация, тут не только бизнес.

Я смотрю российский телеканал – там говорят про это в таком ключе: «выстрел в ногу», «лишили себя единственных здоровых банков». Это история из области того, что Украина замёрзнет без российского газа. В современном мире нет ничего незаменимого. Кстати, ВТБ и другие финансовые организации уже в течение года говорят о том, что хотят продать свои активы в Украине. Но я не слышал, чтоб были нападки на ВТБ. В глазах украинского активиста ВТБ не ассоциируется с Россией. Примерно год назад Сбербанк позиционировал себя в Украине исключительно как «Сбербанк Россия» со словом «Россия» на вывесках. После аннексии Крыма это слово начало вызывать аллергию, они от этого отказались. В сотый раз подчеркну: не может быть бизнеса там, где стреляют.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания