Новости дня

18 ноября, суббота



17 ноября, пятница






















16 ноября, четверг




















Антисемитизм в Госдуме: Откуда взялся и до чего дойдёт?

«Собеседник» №7-2017

Петр Толстой и Виталий Милонов // Global Look Press

Sobesednik.ru выяснял, что стоит за скандальными высказываниями депутатов Петра Толстого и Виталия Милонова о евреях.

Цитаты:

Петр Толстой, вице-спикер Госдумы, 23 января:
Хочу от себя лично добавить, что, наблюдая за протестами вокруг передачи Исаакия, не могу не заметить удивительный парадокс: люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив там… из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году, сегодня их внуки и правнуки, работая в разных других очень уважаемых местах – на радиостанциях, в законодательных собраниях, – продолжают дело своих дедушек и прадедушек.

Виталий Милонов, 12 февраля:
Христиане выжили, несмотря на то, что предки Бориса Лазаревича Вишневского и Максима Львовича Резника варили нас в котлах и отдавали на растерзание зверям.

Виталий Милонов, 17 февраля:
Я искренне сожалею, если кто-то воспринял мои слова не так. Если кого-то мои слова оскорбили, я готов извиниться. Миллион и тысячу раз. Потому что для христианина извинения – это путь к спасению. Я хочу извиниться перед всеми, кто неправильно меня понял. Жаль, что некие силы, подавая мои слова под очень острым углом, раскачивают лодку национального согласия.

1. Почему вдруг на государственном уровне стали проскальзывать антисемитские высказывания?

В горячке дискуссий вокруг Исаакиевского собора вице-спикер Госдумы Петр Толстой обвинил во всем тех, кто «выскочил из-за черты оседлости». Его соратник по «Единой России» Виталий Милонов пошел еще дальше, заявив, что предки депутатов питерского Заксобрания Бориса Вишневского и Максима Резника «варили нас в котлах и отдавали на растерзание зверям».

– В голове Милонова так причудливо трансформировалась информация про гонения на христиан в Римской империи! Евреи в то время действительно плохо относились к христианам, но никакого административного ресурса, чтобы варить кого-то в котлах, у них конечно же не было. Милонова, видимо, потом одернули. Он даже как-то извинился, но довольно неловко. Если бы это был один случай антисемитского высказывания, можно было бы списать его на простую несдержанность речи, но когда это два случая подряд – наводит на мысли. Нужно подождать, получат ли эти истории продолжение, – прокомментировал Sobesednik.ru руководитель центра по изучению проблем экстремизма и ксенофобии «Сова» Александр Верховский.

– Оба высказывания связаны с историей вокруг Исаакиевского собора, видимо, других аргументов у наших оппонентов нет, я это так понимаю, – пояснил Sobesednik.ru сам депутат Максим Резник. – Как историк, я ставлю Милонову двойку. Я вот только не понял, кто я, по его мнению, – махровый или пархатый римлянин? У меня действительно отец – еврей, мама – русская, я сам – православный. У Милонова, насколько мне известно, у самого жена еврейка. К сожалению, все эти персонажи – Милонов, Мизулина, Яровая, Федоров, Залдостанов – это джинн, выпущенный властью из бутылки сознательно. Просто власть обиделась на интеллигенцию за «болотные» настроения. Но при всем этом я не думаю, что был какой-то серьезный антисемитский план, это просто их пещерное нутро прорвалось наружу.

– Эта история из категории «Мели, Емеля, твоя неделя», – считает политолог Константин Калачев. – Сегодня «в моде» ультрапатриотизм, и самые ярые его представители наглядно демонстрируют, что им позволено многое. Они считают, что у них есть индульгенция на любые высказывания. Судя по извинениям, на Милонова все-таки было оказано некое воздействие. Но все равно очевидно, что коридор для высказываний у приближенных политиков максимально широк. В худшем случае – мягко пожурят.

2. Есть ли в России бытовой антисемитизм?

– После высказывания Петра Толстого про «черту оседлости» меня пара человек обозвали в соцсетях словом «жид», но я считаю, этот поступок больше их оскорбляет, чем меня, – рассказал Максим Резник.

– В прошлом году Левада-Центр проводил опрос на эту тему, выявилось, что антисемитизм есть, но уровень его невысок, – привел данные Александр Верховский.

– По-моему, антисемитизм сейчас уже не в тренде. Еврейские организации в России поддерживают политику партии и правительства РФ. А у ксенофобов появилось много отвлекающих объектов – то Турция, то Украина, то Америка, сейчас их «модно» ненавидеть, – резюмировал Константин Калачев.

3. Может дойти до условных погромов?

– Есть одиночки или маленькие группы, которые способны на такое. Каждый год что-нибудь да случается из этого ряда. Молодой человек напал с ножом на прихожан синагоги. Его «коллега» вломился в другую синагогу с канистрой и травматическим пистолетом, пострелял, двоих ранил. В маленьком городке молодой человек помешался на антисемитских идеях и убил главу администрации и ее ребенка, самого преступника застрелили при задержании. Но все эти истории вполне укладываются в общую криминальную картину России. В прошлые периоды, кстати, таких нападений было даже больше, сейчас – 1–2 в год. В Европе такое случается гораздо чаще, но там это связано с антиизраильской активностью, – говорит Верховский.

По мнению эксперта, сейчас нет организаций, подобных «антисемитам с кулаками» из 90-х – баркашовцам, макашовцам, организации «Память».

– Есть «Русский марш», но их антисемитская риторика занимает сегодня процентов 5, они переключились на мигрантов, – говорит руководитель центра «Сова».

4. Надо ли ужесточать наказание?

– Это опасно: можно добиться обратного эффекта. Если сейчас показательно накажут условного Милонова, к нему в соцсети набегут тысячи человек с сочувственными комментариями. Это породит и сплотит его сторонников. Вот если Путин на какой-нибудь своей пресс-конференции скажет, что такие высказывания недопустимы, фонтан сразу закроется, можно не сомневаться, – полагает Константин Калачев.

– Вот чего-чего, а наказаний самых разных у нас в законе в избытке, – уверен Верховский. – От уголовного – пресловутая 282-я статья – до гражданского иска о защите чести и достоинства, если кого-то задевают лично. Но я думаю, что осуждение общества и однопартийцев здесь бы имело больше эффекта.

– Борис Вишневский, насколько я знаю, думает над тем, не подать ли в суд за оскорбление. Мне лично жалко на это времени, но если Борис пойдет в суд, возможно, я тогда к нему тоже присоединюсь, – говорит Максим Резник.

5. Стоит ли добавить к урокам по основам православной культуры занятия по другим религиям, основам толерантности?

– Мне кажется, это не вопрос каких-то уроков и школьных дисциплин. Уважению к человеку может научить любая условная Марьиванна, какой бы предмет она ни вела. Много зависит и от семьи, – рассуждает Александр Верховский.

– Толерантности невозможно научить, если ее не будет в обществе, – убежден Константин Калачев. – Я бы вообще убрал любую клерикальность из светских школ. А если уж и рассказывать о религиях, то обо всех. А вообще, полезно больше путешествовать, видеть мир во всем его многообразии, не замыкаться, больше знать и, как следствие, терпимее относиться к другим.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания