Новости дня

23 октября, понедельник






22 октября, воскресенье


































21 октября, суббота




5 главных вопросов о том, что происходит в Авдеевке


Sobesednik.ru попытался понять: почему внезапно обострился конфликт на Донбассе и возможно ли найти мирный выход.

Уже больше недели не прекращаются бои вдоль линии разграничения между Украиной и самопровозглашенной ДНР.

Все началось в ночь на 30 января в Авдеевке. Этот город находится под контролем Киева, буквально у разграничительной линии.

Что происходит?

Кто первый начал, сейчас спорят эксперты. Но в итоге сильно страдают обе стороны: были повреждены ЛЭП, при двадцатиградусном морозе на некоторое время Авдеевка осталась без света и тепла. Снаряды ВСУ долетали до центра Донецка...

– Сейчас в Пролетарском районе Донецка находится моя мама: это самый тихий район, но и здесь слышны глухие «хлопки». – Марина Кушнерик родом из Донецка, но с июля живет в Киеве и ситуацию в Донецке знает из рассказов мамы. – На днях мама ездила в травматологию к подруге, которая жила в одном из домов, пострадавших во время обстрелов

2 февраля. Взрывной волной у ее дома снесло крышу и были выбиты окна. Чудом остался жив ее внук, который в тот момент находился в доме.

– В 2014–2015-м ситуация у нас была гораздо хуже, – рассказывает жительница Авдеевки Валентина Савчук. – На этот раз не допустили повторения того же. Но все равно смерть у нас в городе живет... Уже три года.

Между тем председатель Донецкой военно-гражданской администрации Павел Жебровский сообщил: с 29 января по 4 февраля из Авдеевки выехали 248 человек, но ажиотажа на выезд из города нет.

2 февраля была достигнута договоренность: с 5 февраля должно было наступить перемирие. Но ночью, уверяют местные жители с обеих сторон, снова стреляли...

Кому выгодно обострение?

Президенты России и Украины традиционно взаимно обвинили друг друга. Петр Порошенко сказал, что таким образом Россия пытается приблизить снятие санкций. А Владимир Путин высказался в том духе, что, мол, украинское руководство решило выбить деньги из ЕС, США и международных финансовых институтов, выставляя себя жертвой агрессии. А заодно и наладить отношения с новой администрацией США. Допускает Путин и то, что Киев таким образом пытается заткнуть оппозицию, которая активизировалась на фоне неудач в экономике и социальной политике.

– Наши и ваши власти маскируют этот конфликт как внутренний, хотя на самом деле это конфликт двух государств, гибридная война. И возобновление его невыгодно Порошенко – он подписал Минские соглашения, он консультируется с канцлером Германии Меркель. Ей, кстати, очередная вспышка конфликта тоже ни к чему: она отстаивала минский формат, давала гарантии и у нее скоро выборы. А из-за санкций против России, между прочим, пострадал немецкий бизнес, который теперь на нее давит, – дает расклад ситуации директор Института внешней политики Дипломатической академии Украины Григорий Перепелица. – А вот Путину сейчас такой конфликт на руку: он поднимает ставки перед встречей с Трампом – желая показать, что полностью контролирует ситуацию в зоне конфликта. Поскольку Трампа мало волнуют и Меркель, и Мэй, но волнуют Россия и Китай, ему придется уменьшать свои требования к России.

– На мой взгляд, версии о том, что очередная вспышка конфликта выгодна Порошенко, Путину, Меркель или Трампу, натянуты и уже далеки от жизни, – излагает свое видение причин конфликта профессор департамента политической науки НИУ Высшей школы экономики Юлий Нисневич. – Для России проект «Новороссия» давно неинтересен, ведь мы фактически кормим Донбасс и у нас уже нет возможностей содержать эту территорию. Другое дело – главы ДНР и ЛНР, которые беспокоятся, как бы в России про них не забыли и не сократили финансирование.

Почему началось именно с Авдеевки?

Есть и другие версии причин внезапного обострения конфликта, тоже вполне правдоподобные. Их, в частности, перечисляет директор Центра восточноевропейских исследований Андрей Окара:

– Борьба за Авдеевский коксохимический завод – за доступ к комбинату борются как предприятия в ДНР, так и три украинских комбината. Кроме того, интерес к этому заводу есть и у приближенных к Порошенко олигархов. Если это так, становится понятно, почему началось именно в Авдеевке.

– Когда вооруженные люди стоят друг напротив друга, рано или поздно такой конфликт обязательно вспыхнет. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков (к словам которого, впрочем, нужно относиться с долей скепсиса) заявил, что нападение было не со стороны ВСУ, а со стороны каких-то «самостийных отрядов», которые при поддержке артиллерии открыли огонь. Не исключено, что это была провокация. – Нисневич склоняется к тому, что «рвануть» могло в любой точке линии соприкосновения. – Не забывайте, в Авдеевке находится комбинат, который перерабатывает уголь. Этот уголь поступает из Донецка. Соответственно Донецк весьма заинтересован в продаже этого угля, и обстреливать комбинат, чтобы прекратить свои же поставки туда – по меньшей мере нелогично.

Между тем тот факт, что Авдеевка – важный стратегический объект, отмечает украинский политолог Перепелица:

– Если мы лишимся этого завода, это экономически подорвет Украину и основные отрасли – энергетику и металлургию, которая ориентируется на экспорт. Плюс – ТЭС в поселке Счастье, которая питает подконтрольные Украине территории в Донецкой и Луганской областях. Это, кстати, тоже важный объект.

Политическое решение возможно?

Директор Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов уверен, что прекращение огня и отведение военной техники со всех сторон (т.е. первые 2 пункта Минских соглашений) как раз дадут толчок к мирному урегулированию конфликта:

– Там есть коридор, который образовался между первой и второй линиями фронта (по «Минску-1» и «Минску-2» соответственно), который должен быть абсолютно пустым, но и та и другая стороны начинают потихоньку в этот коридор входить. Оно и понятно: не вой-дешь ты, значит, войдет противник. При таком раскладе глупо рассчитывать, что все сложат оружие, а наблюдатели ОБСЕ с пистолетами всё проконтролируют. Поэтому единственный способ: выполнить первые два пункта Минских доворенностей и ввести в этот коридор многосторонние миротворческие силы, в том числе российские и европейские. Но никто этого не делает, поскольку у всех свои мотивы и интересы.

– Единственное политическое решение данного вопроса – остановка боевых действий. Новой формулы пока не придумано, – подытоживает политолог Федор Лукьянов.

В принципе это понимают все. Вопрос: как их остановить и что может стать в данной ситуации полноценными гарантиями для обеих сторон – Минские договоренности, на которые все ссылаются, не могут заработать уже который год. И вряд ли заработают. Лукьянов, к примеру, считает, что бои затихнут сами собой:

– Мне кажется, ВСУ вскоре сами отойдут на прежние позиции. Во-первых, на этот раз международная реакция во многом возлагает вину за обострение конфликта на Киев. Во-вторых, власти Украины понимают, насколько неблагоприятно для них меняется международный контекст: Украина сходит с повестки дня в ЕС, где меняются приоритеты. Непонятна позиция США при новой администрации. Но сложно поверить, что Трамп будет особо вникать в украинский вопрос. Так что самый разумный выход – остановить бои и налаживать политический диалог.

Чем может закончиться конфликт?

– Ваша же пропаганда говорит о том, что Россия может разыграть на Украине «сирийский» вариант. Думаю, Путин не остановится на Крыме и Донбассе, – утверждает Перепелица. – Он ведет глобальную игру, чтобы изменить мировой порядок, и будет идти дальше.

– Путин хочет, чтобы Украина вернулась под крыло России, в Евразийский экономический союз… В общем, объединиться снова, – уверен Арбатов. – Запад же хочет, чтобы Украина никогда больше не была с Россией: для того чтобы Россия не восстановила империю, не выдвинулась на границы с ЕС. В сложившейся ситуации ни Россия, ни Запад не могут достичь своих целей. Следовательно, попытаются достигнуть компромисса: Украина не возвращается к России, но и на Запад не идет, а остается нейтральным буферным государством. Безусловно, никто не хочет быть буферным государством. Но это лучше, чем война и расчленение – территориальное и национальное.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания