Новости дня

20 октября, пятница












































Правозащитник о спецоперации в Чечне: Задержанных сотни, многие пропали


Все, что известно об операции против боевиков, планировавших захват военной базы в Чечне, — в материале Sobesednik.ru.

В Чечне проведена самая крупная за последние два года спецоперация по уничтожению и поимке бовиков, которых называют «спящей ячейкой» запрещенного в РФ «Исламского государства» [также ИГ или ИГИЛ; деятельность признана экстремистской, запрещена на территории РФ по решению Верховного суда — прим. Sobesednik.ru]. Власти сообщили, что в планах у боевиков был даже захват военной базы в Ханкале, а с заговорщиками, по слухам, был связан и один из охранников Рамзана Кадырова, который при задержании выхватил пистолет у полицейского и позднее покончил с собой.

[Согласно подпункту «В» части 5-й статьи 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» запрещается распространение информации о способах совершения самоубийств — прим. Sobesednik.ru].

Десятки человек задержаны по подозрениям в связях с боевиками. Правозащитники центра «Мемориал» следят за происходящим в республике. Председатель совета «Мемориала» Олег Орлов рассказал «Собеседнику» о том, что известно на данный момент.

— Олег Петрович, казалось бы, ситуация на Кавказе и в Чечне в частности успокоилась. Почему опять обострение?

— Да, за последние два-три года на Северном Кавказе резко уменьшилась активность вооруженного подполья. В Ингушетии она снизилась в 100 раз, в Чечне — в 40 раз. Этому способствовали два фактора. Во-первых, активность и эффективная борьба спецслужб. Продолжительность жизни так называемых амиров на Кавказе сократилась до года-полутора или даже нескольких месяцев. То есть объявление себя очередным амиром реально стало равнозначно подписанию себе смертного приговора.

Во-вторых, многие радикалы уехали сами или были выдавлены на территорию запрещенного в РФ «Исламского государства». Им прямо говорили: «Вам тут не жить, сваливайте!» На Кавказе наступило затишье. Но уже к концу 2016 года началась видимая активизация подполья. Стали говорить, что появились «спящие ячейки ИГ» — это те, кто вернулся с Ближнего Востока, увидев, что там не так уж все хорошо, как им представлялось, а также те, кто был завербован здесь на случай как раз таких выступлений, как недавно в Грозном.

— Очень противоречивая информация поступает о том, что же там произошло на самом деле. По некоторым данным, началось все как хулиганство: шестеро молодых людей напали на полицеского, забрали у него автомобиль и стали давить и после уже добивать других полицейских...

— Так и было. Эта группа была уничтожена в тот же день. Это было в декабре. А 16 января начался второй этап — стали отрабатывать связи этой группы. Причем по наработанной в республике практике стали мести очень частым гребнем. В итоге задержаны оказались десятки, если не сотни человек, судьба многих из них до сих пор неизвестна. Но спецслужбам в итоге удалось выйти на реальные ячейки боевиков, которые оказали вооруженное сопротивление. По разным данным, четыре или семь боевиков с одной стороны (и двое силовиков — с другой) были убиты, трое или четверо участников вооруженных формирований были ранены и оказались в больнице. Двоих или троих взяли живыми.

— Один из задержанных уже заговорил, признавшись в подготовке нападения на Ханкалу.

— Может, они и готовились, но выглядит это смешно: группа молодых людей готовит нападение на укрепленную военную базу! Это бред. Что-то мне подсказывает, что человек, которого допрашиваали «кадыровцы», под давлением запросто мог признаться и в рытье тоннеля от Грозного до Москвы, и в сотрудничестве с десятком иностранных разведок сразу.

— Что вообще известно о задержанных?

— О молодых людях — только их имена и места проживания. По нашим данным, их забрал полк ППС №2, называемый «личной гвардией Кадырова», но что с ними стало дальше, нет никакой информации. Достоверно мы знаем только про единственную девушку — Мадину Шахбиеву 1999 года рождения. Ранее она сбежала из дома, примкнула к боевикам, одним из которых был ее молодой человек. Ее задержали живой, но через какое-то время родственникам выдали ее тело, семья ее тихонько похоронила, но никому ничего не говорят. Это смертельно опасно для них. Сейчас они объявили, что отказались от своей дочери.

— Есть сведения, что с боевиками мог быть связан и один из охранников Кадырова, который покончил с собой при задержании?

— Вот про это сведений еще меньше. Но это не единичный случай. Периодически кого-то из окружения Кадырова обвиняют в предательстве, но не было еще ни одного суда. Эти люди гибнут при неизвестных обстоятельствах или пропадают.

[Прим. ред.: Рамзан Кадыров заявил во вторник, что Алихан Музаев охранял «хозяйственные постройки» и притом еще 13 лет подорзревался в пособничестве боевикам, однако передал спецслужбам много ценной информации. По словам главы Чечни, Музаев собирался уехать из республики и в конце прошлого года подал рапорт об увольнении.]

— В республике жестко поступают и с родственниками боевиков. Что будет на этот раз?

— Схема, увы, уже накатанная: родные боевиков объявляют о выселении в 24 часа. Им даются сутки, чтобы собрать вещи и уехать из республики. Дома, как правило, сжигают. Это если человек просто родственник, не замешанный сам в преступлениях. Семьи обречены мыкаться, лишаются жилья, возврат в Чечню для них закрыт. Это даже не месть, а создание атмосферы ужаса, которая должна искоренить проблему террора, но эффект под вопросом, а страдают и невинные люди.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания