Новости дня

23 октября, понедельник







































22 октября, воскресенье





Режиссер фильма "Украина в огне": На войне как на войне


Режиссер документального фильма «Украина в огне» рассказал Sobesednik.ru о том, как снималось нашумевшее кино.

Документальный фильм «Украина в огне» (правообладатель показа — телеканал РЕН ТВ), показанный в очередную годовщину событий на Майдане, можно было бы принять за очередную кремлевскую агитку — если бы в титрах не стояло имя американского продюсера Оливера Стоуна. Интерес к картине подогрел и тот факт, что в Украине ее пытались запретить к показу, даже подписи собирали. Но в России дали «зеленый свет», и понятно почему — во всех бедах создатели ленты обвинили ЦРУ. Неудивительно, что для участия в этой ленте даже президент Владимир Путин нашел «окошко» в своем плотном графике и дал интервью!

Sobesednik.ru пообщался с автором идеи и режиссером фильма Игорем Лопатёнком. Он уроженец Украины, а сейчас живет в Америке.

— Спрошу для начала, как родилась идея фильма.

— Идея носилась в воздухе. Я родился в Украине, жил и работал в России. В 2008-м переехал в Америку и продолжаю работать в кино. Работая над «Щелкунчиком» Андрея Кончаловского, познакомился с Морицем Борманом — продюсером Оливера Стоуна, а затем и с ним самим.

Пришла идея сделать картину о событиях в Украине, потому что я люблю эту страну, переживаю за нее. Но люблю и Россию. А живу в Америке — я гражданин Америки. Когда эти три страны схлестнулись в едином клубке конфликта, я понял, что не могу наблюдать со стороны, я должен сделать документальный фильм. Удалось убедить Оливера сделать эту работу вместе. Далее подключилось много людей — в итоге картина состоялась. Это если вкратце.

Большую помощь оказали наши друзья, которые работали в Украине — с их помощью мы получили доступ ко многим материалам. И возможности, в том числе, записать президента Януковича.

— Почему г-н Стоун согласился снять такое кино?

— Ему тема участия Америки в этом интересна была. Ну и, конечно, было интересно сделать фильм с Путиным.

— В анонсах к фильму обещали открыть некоторые архивы и секретные документы о событиях на Майдане. Но увы, бумаг этих зрители не увидели — сплошные рассуждения и предположения о «злобном следе» ЦРУ.

— Речь идет об архивах ЦРУ 45-47 годов — когда ЦРУ прикрывало украинских националистов, позже активно использовало их в рамках холодной войны против СССР и никогда не теряло с ними связь. Все эти документы, показаные в фильме, рассекречены, они подлинные. В событиях осени 2013 — зимы 2014 года в Киеве ЦРУ прикрыто так называемыми NGO [неправительственными организациями] — главную роль играет National Endowment for Democracy [«Национальный фонд в поддержку демократии»; в России стал первой организацией, внесенной Минюстом в список нежелательных — прим. ред.].

— Что ж, объяснение «Майдан развязала Америка» — удобнее некуда!

— Неоконсерваторы. Это очевидно. Их цель — не допустить возрождения России в статусе сверхдержавы — открыто ими формулируется. Также им важно пугать весь мир российским президентом. Он смелый, решительный — словом, идеальный «враг».

— Пишут, что вы были на Майдане осенью 2013-го.

— Это, кстати, неправда, я там был раньше — в 2004-м. В последний раз был в Киеве в 2012-м. А в 2013-м я находился в Америке. Но для того, чтобы видеть более общую картину, надо находится от нее на расстоянии. Большое видится издалека.

— А вы не допускаете мысли, что люди в Киеве искреннее вышли на Майдан, вовсе не оттого, что их кто-то «купил»? Я, например, была там и видела, разговаривала с протестующими: они с горечью говорили, как устали от коррупции, произвола и беззакония.

— Конечно, допускаю, что люди выходили искренне, только вот роли для них были написаны, и они там, как говорят разведчики, использовались втемную.

Это спектакль! У этой истории есть сценарий и режиссер. Кто-то дергал за ниточки, писал сценарий. Куклы могут очень красиво выглядеть! Тут люди, украинцы стали куклами в чужом спектакле.

— Понятно, почему в Украине ваш фильм потребовали запретить.

— Я живу в свободной стране — Америке. Первая поправка к Конституции здесь гарантирует мою свободу слова. Запретить мой фильм в Америке невозможно, так же как и в других странах.

— Фильм вашего коллеги, украинского режиссера Сергея Лозницы, «Майдан» в России, кстати, как раз запретили.

— Я уважаю Лозницу как режиссера, но — видел его ленту в Каннах на фестивале: очень скучная. Вреда от этого фильма мало.

— Но в России ее даже оценить не дали — люди в масках ворвались в театр документального кино в Москве, где проходил показ, и разогнали зрителей, я тоже там была. Это к вопросу о свободе слова.

— А вот тут свобода слова ни при чем. Речь об информационной войне и пропаганде. На войне как на войне — есть такая поговорка.

— Но, значит, вы тоже рупор пропаганды, только с российской стороны?

— Я четко занимаю свою позицию, знаю, за какие идеалы борюсь. По таким же принципам живет Оливер Стоун. Я никогда не стану на сторону людей, для которых народ Украины — это «биомасса».

— И за какие идеалы вы боретесь в данном случае?

— Люди имеют право знать, что их используют. И используют втемную. На сегодня мои дорогие украинцы живут в искусственно созданной реальности. Те, кто их поставил в эту реальность, преследуют свои цели. Их не волнует судьба Украины. Но туман, в котором живет сейчас Украина, рассеивается, едва приходит счет на оплату коммунальных услуг.

— В России тоже растут коммунальные счета! С дикой скоростью, вы даже не представляете!

— Да, наверное. Но в Украине уровень жизни на триста процентов хуже. В России хотя бы экономика развивается. В Украине — нет: экономика потеряна, страна полностью финансово зависима от внешних доноров.

— А Россия, извините, зависит от нефтедолларов!

— Да, но Россия заняла принципиальную позицию: мы не будем страной третьего мира, будем делать то, что русские хотят и что хочет русский президент как представитель русского народа.

— Скорее уж власти, извините, творят что хотят. А коррупция процветает безбожно.

— Не об этом мой фильм. Да, Россия не идеальное общество. Но это не значит, что всё бесконечно плохо. В древнем Китае и древнем Риме чиновники тоже воровали. Вопрос, насколько правительство способно держать их в узде. (пауза) Я живу в Америке, может быть, любить родину легче издалека.

Но я вижу кардинальные изменения в жизни России в целом. Я большой мечтатель, но считаю: страна, которая 70 лет участвовала в грандиозном эксперименте, куда ее ввергли люди авантюристические, совсем небольшое время пока строит свою жизнь. Все будет хорошо у вас.

— Может, тогда вернетесь — жить и работать в Россию? Раз «всё будет хорошо»?

— Я регулярно бываю в России, у меня там одна из компаний работает. Впереди большие планы. Во— первых, думаю, не остановимся с украинской темой — обязательно будет продолжение: про Донбасс, Крым и Одессу. Есть планы с игровым кино — снимать для русского зрителя. С киностудией имени Горького готовим к запуску римейк старого советского фильма «Подкидыш» — думаю, это будет хорошая работа. Закончили колоризацию фильма «Берегись автомобиля».

Но живу я все-таки в Лос-Анжелесе и работаю в Голливуде. Здесь сконцентрировано самое большое количество профессионалов в кино. Ну и еще мне нравится климат Калифорнии. Вот я сижу, с вами разговариваю, а у нас тут +21.

— И всё же о пропаганде. Для фильма «Украина в огне» вы взяли интервью у Владимира Путина, у Виктора Януковича — а где же вторая сторона, те, кто боролся на Майдане? Без них картина, как хотите, получается односторонней и предвзятой.

— Мы запрашивали интервью у многих, разослали письма Турчинову, Парубию, Порошенко, Яценюку — даже не ответили. Но достаточно иногда взять материал из выпусков новостей — и четко видна их позиция. Что мы и сделали.

— Ну а какие впечатления от встречи с Владимиром Путиным?

— Человек с огромной выдержкой, жесткой внутренней линией руководителя и развитым чувством ответственности. Это большое счастье для России, что у страны есть такой лидер. Мы не задавали ему вопрос, почему воруют чиновники в России. Но скажу как человек, который жил и работал в Украине и России: в Украине более беспощадно наглая воровская власть, в России все же есть пределы.

— Нам, видимо, нужно сказать им спасибо, что они хотя бы знают чувство меры?

— Знаете, почему в Америке победил Трамп? Клинтон всячески показывала, что она чуть выше закона, то, что разрешено Клинтонам, не позволено остальным. Американцам это не могло понравиться. Тут есть замечательный принцип: все равны перед законом, и политики тоже. Я думаю, у Владимира Путина и его соратников хватит настойчивости и сил добиться главенства закона и в России.

— Очень хочется спросить: за производство фильма «Украина в огне» российская сторона вам заплатила?

— Российских денег в картине нет ни рубля! Да, будет вознаграждение от канала — но оно несопоставимо с бюджетом фильма. Скажу так: источники финансирования лежат за территорией России и Украины. Я десять лет работаю в кино, знаю, где найти финансирование. Тем более когда над картиной работает Оливер Стоун, проблем с финансированием вовсе не возникает.

— В США ваш фильм стал событием?

— Пока еще нет. Но станет. О нас уже пишут: Wall Street Journal, Hollywood Reporter. В Италии на премьере зрители аплодировали стоя. За мной гонялись поклонники и поклонницы. Это для русского зрителя ничего нового в картине нет, всё давно известно, пережевано и рассказано. А для заграничного зрителя она реальный шок.

— Результаты недавних выборов в Америке повлияют на отношения России и Украины, как считаете?

— Безусловно! Кардинально! И на отношения России и Америки тоже! Выиграй Клинтон, было бы хуже, я думаю, что даже была бы, вероятно, война с Россией, поэтому мы все тут радуемся, что победил Трамп!

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания