Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Александр Домрин: Макфол сделал все, чтобы попасть в черный список


Майкл Макфол // Global Look Press

Американист Александр Домрин объяснил, за что в Кремле невзлюбили экс-посла США Майкла Макфола, запретив ему въезд в РФ.

МИД России официально заявил о том, что бывшему послу США в РФ Майклу Макфолу запрещен въезд на территорию Российской Федерации. По словам официального представителя внешнеполитического ведомства Марии Захаровой, причиной внесения Макфола в санкционный список стал целенаправленный ущерб, который тот наносил отношениям Москвы и Вашингтона. При этом Захарова подчеркнула, что данное решение Кремля не связано с «близостью» Макфола к президенту США Бараку Обаме, хотя сам дипломат считает именно это главной причиной своего внесения в черный список.

Доктор юридических наук, американист и личный знакомый экс-посла США Александр Домрин в интервью Sobesednik.ru объяснил, почему считает Майкла Макфола «большим ученым» и «никудышным послом», а также рассказал о том, как демократ Майкфол будет вести себя после прихода к власти в США республиканца Дональда Трампа.

— Вообще-то это нормальная практика — давать или не давать кому-то визу, включать или не включать кого-то в черный список, — считает юрист. — Практика, которая применяется разными странами, в том числе Соединенными Штатами. Более того, если страна, в которую ты обратился за визой, тебе эту визу не дает, она даже не обязана объяснять, почему — таких случаев более чем достаточно. Что касается Макфола, я, естественно, не знаю, когда он был включен в черный список, но он все сделал для того, чтобы в этот черный список попасть.

— Понятно, что Макфол допускал достаточно много негативных высказываний в адрес руководства России, но что именно, на Ваш взгляд, сыграло решающую роль во включении его в черный список?

— Я Макфола знаю лично с 1995 года — повезло. Есть у Гребенщикова в песне «Электрический пес» такая фраза: «Долгая память хуже, чем сифилис». Я прекрасно помню Майка, с которым мы общались и с которым мы воюем в академической среде на протяжении очень долгого времени, еще задолго до того, как его назначили послом. Также я знаю, что его помощником был нынешний патриот-государственник Сергей Марков, о чем он очень не хочет вспоминать.

Майк был самый никудышный посол, самый неопытный, самый неграмотный посол за всю историю отношений между Советским Союзом и Россией с Соединенными Штатами. Начал он свою дипломатическую карьеру с того, что встретился в Москве с группой представителей нашей крайней либеральной интеллигенции. Когда он только приехал в Россию, еще до того как он вручил верительные грамоты, он уже устроил встречу с представителями московской «диссиды», «пятой колонны», нашими либерал-фашистами.

— То есть до того, как его официально назначили послом. Каковы же были основные задачи Макфола в России?

— Вспомните, в каких обстоятельствах он был назначен. Вашингтон очень хотел, чтобы у власти остался Дмитрий Медведев. [Вице-президент США Джо] Байден открытым текстом говорил Путину: «Ни в коем случае не выдвигайтесь вновь на пост президента». Майк был делегирован сюда, в Москву, как большой специалист по «цветным революциям» — деталь, о которой мало кто знает. На самом деле первая страна его изучения — это Южная Африка, апартеид и то, как нужно было его свергать. С этими знаниями он потом переключился на бывший Советский Союз. В значительной степени он способствовал «цветным революциям» на территории нашей страны.

— Как это связано с Медведевым?

— Майка назначили послом для того, чтобы он мобилизовал нашу «пятую колонну», нашу коллективную «Болотную площадь», чтобы предотвратить здесь, в России, изнутри возможное возвращение Путина к власти. Это была основная цель его миссии. Но что получилось? Ведь в Америке президент номинирует кого-то в послы, потом посол должен получить официальное согласие Сената — процесс достаточно долгий. И к тому времени, когда Майк получил согласие Сената на то, чтобы стать послом в Российской Федерации, Путин уже заявил о том, что он будет вновь выдвигаться. Медведев был очень дорог вашингтонскому обкому, он был значительно мягче, значительно либеральнее, чем Путин. Вы помните, он «проспал» Ливию? Это действительно так. Тогда Россия не стала голосовать против резолюции о бесполетной зоне в Ливии, и в результате бесполетной она осталась только для ливийских самолетов, а не для тех, кто начал бомбить. Сейчас такая же резолюция в отношении Сирии уже никогда бы не прошла.

К приезду Макфола в Россию уже очевидным стало то, что Путин собирается возвращаться. При популярности Путина было однозначно, что народ проголосует за него. То есть с самого начала, еще до того, как Майк приехал в Москву, все было предопределено. Макфол, конечно, большой ученый, но в этой ситуации не сориентировался и начал работать на расшатывание политической ситуации в стране. Дальше начались всякие несуразности. Естественно, Макфола не могли включить в черный список в то время, когда он был послом. Но очевидно, что те люди, которые знают ситуацию, среагировали таким образом. Я бы, наверно, не стал его включать в черный список, но каким-то образом «по носу щелкнуть» его нужно было.

— Сам Макфол в Facebook прокомментировал новость о запрете въезда в Россию записью: ''Crazy indeed" («Действительно безумие»). Таким образом он поддержал пост журналистки Елизаветы Осетинской, которая напомнила, что еще несколько дней назад посол России в США Сергей Кисляк «любезничал с ним на выступлении в Стэнфорде». Как вы считаете, для Макфола такой шаг российских властей действительно стал неожиданностью?

— Он этого не ожидал. Последний раз мы с ним столкнулись на конференции самой крупной организации в Америке, которая занимается русскими исследованиями, она проходила в Новом Орлеане в 2007 году. Тогда я узнал, что Майк работает на избрание Обамы.

— То есть Макфол не зря подозревает, что близость к Обаме могла оказать не последнее влияние на ситуацию? Насколько его вообще можно считать приближенным Обамы?

— Еще до того, как он стал послом, он был самым приближенным к Обаме специалистом по России. А сейчас — и это тоже может быть некой закамуфлированной причиной [запрета на въезд] — он активно работал в качестве советника по внешней политике в избирательной кампании Хиллари [Клинтон]. Когда Макфол уезжал из Москвы, поняв, что его миссия провалилась, он писал о том, что хочет вернуться к академической, преподавательской деятельности. Но было совершенно очевидно, что он уязвлен своим полным фиаско в качестве посла и лелеял, с моей точки зрения, надежду на то, что если Хиллари придет к власти, то он получит если не пост госсекретаря, то какую-то очень высокую должность. Майку наплевали в душу дважды за последнюю неделю: первый раз — когда американский народ проголосовал против Клинтон, а второй — естественно, то, что в России он попал в черный список.

— Вы давно знаете Макфола, вам знакомы его взгляды и характер. Как вы думаете, что он будет делать теперь? Ему придется как-то подстраиваться под новую «Америку Трампа»? Или, может, он затихнет, вернется к науке и преподаванию?

— Нет, люди такого типа не затихнут. Они будут продолжать свою работу и будут делать все для того, чтобы сейчас коллегия выборщиков не признала результаты выборов, будут ставить палки в колеса Трампу. Трамп человек неопытный в государственной деятельности, как вы знаете.

— И несмотря на это, вы активно его поддерживали.

— Я начал говорить о том, что Трамп станет президентом, сразу после «супервторника» [день, когда в большинстве штатов проходят предварительные выборы кандидатов от партий], это было 1 марта, когда Трамп на праймериз начал громить своих оппонентов, которые были ставленниками Республиканской партии.

— Вы верите в Трампа, но при этом подтверждаете, что он крайне неопытен в политике. К тому же его собственная партия не выказывает ему поддержки. Как он будет управлять страной и как его вообще могли выбрать?

— Нужно знать Америку. Я в Америке был больше 60 раз, преподавал в десяти американских университетах, защитил там докторскую. Можно было бы ограничиться знанием вот этой «высоколобой» Америки, но начинаешь общаться с реально работающими людьми, с фермерами, с секретаршами тех же профессоров — профессора на 90–95% демократы, а их секретарши — республиканцы. И ты задаешь себе этот вопрос: все-таки Америка — она какая? Трамп возглавил протестное голосование, никакой он, конечно, не республиканец, и это революция Трампа. Еще до выборов я считал, что Трампа не остановят даже фальсификации, которых было более чем достаточно, но теперь его попытаются «удушить в объятиях».

— Что это значит?

— Президент — это понятие коллективное. Сейчас Трампу будут предлагать таких персонажей на разные посты, включая госсекретаря или того же посла в Москву, что он не всегда сможет адекватно сориентироваться. Ему элементарно могут «подложить свинью». Естественно, очень многие этого хотят и будут на это работать.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания