Новости дня

20 октября, пятница



19 октября, четверг





































18 октября, среда



Бункеры, резервы и призывы. Хотят ли русские войны – и готовы ли?


Sobesednik.ru поинтересовался у экспертов: к чему приведет тотальная милитаризация в России.

Последние несколько месяцев российские СМИ говорят о войне прямо и откровенно, а милитаристская риторика достигает новых высот.

Телепропагандист Дмитрий Киселев прямо в эфире угрожает Западу ядерным оружием. Другой давний партнер власти, лидер ЛДПР Владимир Жириновский, недавно заявил, что, если изберут Хиллари Клинтон, это приведет к третьей мировой.

Западные СМИ и эксперты тоже мало уступают нашим в нагнетании обстановки. Эксперты сравнивают ядерный потенциал сверхдержав – России и США.

В Питере подлили масла в огонь, определив суточную норму хлеба – 300 граммов на человека – на всякий нехороший случай. Позже власти Северной столицы оправдывались, что имели в виду угрозу всего лишь скачка цен, но на фоне рекордного урожая зерновых прозвучало это неубедительно.

Добавьте к этому ревизию бомбоубежищ, строительство частных бункеров...

1. Что скрывается за секретными статьями бюджета?

Доля секретных статей бюджета РФ растет год от года. Наконец их вес достиг пика – сегодня засекречены траты на 800 млрд рублей. Понятно, что тайнами опутывают в основном военные расходы. И их значительный рост, как и атмосфера строжайшей тайны при обсуждении, наталкивает на вопрос, который уже звучит в интернете и даже в СМИ: к какой войне готовится Россия?

– Если собрать всю поступающую в последнее время информацию, все наводит на такие мысли. В частности, расширяется понятие гостайны. Недавно право засекречивать сведения получило даже самое мирное из ведомств – Роспотребнадзор. Такое привлечение к военным или околовоенным задачам структур, которым это изначально несвойственно, объясняется одним – растет милитаризация, – прокомментировал Sobesednik.ru адвокат, руководитель объединения юристов и журналистов «Команда 29» Иван Павлов.

Секретные статьи бюджета рассматривает особая комиссия в закрытом режиме, рассказали Sobesednik.ru в Думе. Видеотрансляция прекращается, когда перед депутатами выступает министр обороны, а его время общения с законодателями строго лимитировано.

Политолог Екатерина Шульман считает, что Россия усиленно крепит оборону не только от внешнего врага.

– Если проанализировать бюджет, то получается, что растут расходы не на Минобороны – они как раз немного сокращаются последние два года, а на структуры, которые отвечают за безопасность внутри страны, – сказала Екатерина Шульман. – То есть если ставить вопрос, к чему готовится Россия, то скорее все-таки не к войне, а к внутренним беспорядкам. Поэтому доля МВД, ФСБ, Нацгвардии в последнем бюджете растет, а Минобороны снижается.

Стремление сделать тайну из всего подряд действительно растет. Так, например, в секретные статьи попали даже траты на капитальное строительство и ЖКХ.

– Это скорее всего объясняется простым желанием ограничить лоббизм в этой сфере и уйти от открытого обсуждения и соответственно общественного контроля, – считает Екатерина Шульман.

2. Сколько бункеров у Путина?

У Сталина было 7 бункеров, у Горбачева – один. У Путина, как говорят, есть четыре надежных убежища: в его основной резиденции в Ново-Огарево, в Чеховском районе Подмосковья, где дислоцированы «специальные» части ракетных войск, а также в Москве – предположительно под комплексом в Зарядье. Укрепленное подземелье в центре столицы основал еще Берия.

Но самый таинственный объект находится на Южном Урале, внутри горы Ямантау. Еще в 70-е годы прошлого века здесь началось строительство, вокруг расположилось несколько поселков, которые до сих пор имеют статус закрытых. К горе провели автомобильную дорогу и железнодорожную ветку, а подступы охраняют слишком накачанные и вооруженные до зубов «егеря». Еще в 90-е годы к объекту проявляли интерес западные СМИ. По слухам, в убежище под горой могут разместиться около 30 тысяч человек. Местные практически все уверены, что это «запасная столица» России на случай апокалипсиса, но говорить открыто опасаются. Чем на самом деле является секретный объект, официально ни разу не разъяснялось.

Кстати, на расположенный неподалеку горнолыжный курорт «Абзаково» в 2000-х годах частенько приезжал сам Путин. Говорят, он заглядывал и на Ямантау.

3. А сильна ли наша армия?

– Военный бюджет у нас растет последние 15 лет и начал немного снижаться только последние два года, – говорит Екатерина Шульман. – Возможно, он просто достиг максимума. Военные расходы у нас превысили 5% от ВВП. Это сравнимо с США (3,3%) и Китаем (1,9%). Больше военных расходов только у Саудовской Аравии и ОАЭ. Но при этом нашу экономику нельзя сравнивать с американской и китайской, поэтому «военный налог» на россиян и так уже чрезмерно велик.

– Один американский военный аналитик сказал, что сравнивать российскую и американскую армии – это все равно что сравнивать апельсины с яблоками, – рассказал Sobesednik.ru военный эксперт Александр Храмчихин. – Я бы не назвал процесс, который идет, милитаризацией. Идет восстановление нормального функционирования вооруженных сил. По поводу готовности к войне – любая армия существует для того, чтобы государство было готово к войне. Если рассматривать теоретический вариант, например, российско-американского конфликта в той же Сирии, то еще лет 5–6 назад было очевидно превосходство американских военных. Сейчас исход такого столкновения был бы уже однозначно не предопределен.

Александр Храмчихин считает, что события ни на Украине, ни в Прибалтике, которая чаще других заявляет о «путинской угрозе», не приведут к обострению в мировом масштабе. Самая горячая точка – Сирия. Всю прошлую неделю мир обсуждал, как к берегам ближневосточной страны стягиваются российские корабли.

– Пока главным заинтересованным сторонам – России и США – удается сохранять благоразумие, – говорит Храмчихин.

4. Кто и зачем пугает нас войной?

Испытания новейшего оружия, появление усовершенствованных танков, масштабные учения – новости с оборонных фронтов приходят сегодня чаще, чем с любых других. Разнообразные ток-шоу, аналитические программы и «говорящие головы» зарабатывают себе на этом очки и рейтинги. Перед выборами политиканы по ту и эту сторону океана особенно стараются раздуть угрозы и козни от «врагов», чтобы получить голоса избирателей. Но может ли на самом деле «говорильня» привести к реальным последствиям?

– Реальные военные планы вынашиваются в тишине. А гром и треск, которые сопровождают эту тему, скорее говорят об обратном, – считает Храмчихин. – Стороны действуют демонстративно и напоказ, идет игра мускулами. Очевидно, что сопоставимые по мощи противники при разумном подходе не захотят сойтись в бою даже в локальном конфликте. Что же касается масштабного ядерного конфликта, то единственный его исход – гарантированное уничтожение друг друга. Это и является главным сдерживающим фактором и соответственно страховкой для всего мира.

Под грифом «секретно»

– Число бомбоубежищ в России засекречено. Кроме того, большая часть из них в постсоветское время была отдана под гражданские объекты – склады, бары, рестораны. В последние несколько лет объектам ГО возвращают их прежнее назначение, восстанавливают старые и строят новые бункеры. Эксперты считают, что имеющиеся убежища смогут вместить только половину населения. В крупных городах роль «подземных ковчегов» могут исполнять станции метро глубокого залегания.

– Еще в советское время была создана система государственных резервов – неприкосновенный запас из 10.000 наименований предметов и продуктов, которого должно хватить на расчетные 90 суток. Хранилища расположены на глубине 125 метров под землей и вмещают все необходимое – от булавок до стройматериалов. Продуктовые запасы к концу срока годности заменяются свежими аналогами. Информация о расположении объектов Госрезерва является секретной, и ее разглашение карается по закону. Полной информацией обладают только два человека в стране – президент России и глава Росрезерва.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания