Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Правда ли, что война в Сирии близка к концу?


Владимир Путин и Барак Обама // Global Look Press

Эксперт рассказал Sobesednik.ru, что мешает сторонам конфликта в Сирии, а также США и России, достичь договоренности.

На полях саммита G20 Владимир Путин переговорил с Бараком Обама по сирийскому вопросу, после чего президент России заключил, что Москва и Вашингтон могут достичь договоренности по сирийскому урегулированию, и выразил надежду, что взаимодействие сторон по борьбе с террористами в САР усилится.

Там же, на саммите в Ханчжоу, встречались Лавров и Керри. Ранее, 26 августа, министры иностранных дел России и США провели раунд консультаций по сирийскому вопросу в Женеве и объявили, что военным экспертам обеих стран осталось обсудить лишь несколько «технических деталей», чтобы достичь прогресса на пути к прекращению огня в Сирии.

Между тем за последний год, когда российские, американские, турецкие, иракские войска принимают активное участие в боевых действиях в Сирии, ситуация там едва ли сдвинулась с мертвой точки.

Политолог, руководитель Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока Гумер Исаев рассказал Sobesednik.ru, почему не удается урегулировать сирийский конфликт, несмотря на многократные встречи и договоренности дипломатов сверхдержав:

— Надо понимать: в Сирии идет классическая гражданская война, где каждый из участников заинтересован в подчинении себе всего государства. Хотя самого государства сейчас практически уже не существует. Нет, конечно есть легитимные органы власти. Но мы видим, что власть в лице Башара Асада практически не контролирует это государство: меньшая часть территории еще пока остается под его контролем, какая-то часть населения его, конечно поддерживает.

Сирийская армия воюет вообще практически безрезультатно. Все силы уходят на то, что каждый защищает лишь свои дома, поселки, города, но не государство в целом. В целом же происходит хаос. Идет война всех против всех. И в этой войне принимают участие ЧВК (частные военные компании) из всех стран, помогающие разным сторонам конфликта.

Асад и проправительственные войска — это лишь один из участников этого конфликта. Вопрос заключается в том, насколько готовы сверхдержавы: и Россия, и США, и Турция найти компромиссные решения по сирийскому вопросу, в первую очередь — друг с другом. Поскольку огромное количество военных компаний, поддерживающих Асада, преследуют каждая свою цель.

Пока разговоры об объединении позиций — это всего лишь разговоры, так как каждая страна, вмешивающаяся в конфликт, преследует свои цели, то и говорить об объединении сил не приходится. Конечно, все без исключения заявляют, что воюют с ИГИЛ (также ИГ или «Исламское государство»; деятельность признана экстремистской, запрещена на территории РФ — прим. ред.). Те же турки, заявляя о том, что они воюют с ИГИЛ, на самом деле больше воюют с курдами, нежели с террористами. У американцев тоже есть свой интерес к курдам. Поэтому как бы все ни заявляли о том, что они борются за мир без терроризма, мы все понимаем, что все равно каждая страна преследует свои политические, экономические и прочие интересы. Сколько бы раз Россия и США ни согласовывали свои позиции по Сирии и, казалось бы, всех все устраивало, в итоге эти договоренности так и остаются на уровне дипломатии.

Для того, чтобы сирийский конфликт сдвинулся с мертвой точки, странам необходимо найти какие-то компромиссные варианты. Все хотят и могут договориться, но при этом каждый ведет свою игру. Вполне возможно, все это приведет к федерализации Сирии. Но, опять же, каждая сторона хочет взять себе более развитую, более выгодную территорию.

На фоне того, что вслед за политическими заявлениями не происходит никаких реальных действий и война идет полным ходом, говорить о том, когда наконец разрешится сирийский вопрос, пока не приходится, — заключает эксперт.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания