Новости дня

14 декабря, четверг



13 декабря, среда






























12 декабря, вторник












Правозащитница о тайной тюрьме СБУ: Другая сторона их не захотела


Татьяна Локшина // Стопкадр YouTube

Правозащитница Татьяна Локшина рассказала о судьбе заключенных, незаконно удерживаемых в тюрьмах СБУ на Украине.

Напомним, ранее Sobesednik.ru писал о том, что правозащитные организации Human Rights Watch и Amnesty International опубликовали доклад, в котором уличили Службу безопасности Украины (СБУ) в тайном незаконном удержании людей в тюрьмах. Правозащитники выяснили, что из «секретной тюрьмы» СБУ в Харькове удалось освободиться 13 заключенным. Еще пять человек, по данным правозащитников, уже 17 месяцев остаются под стражей.

Программный директор московского бюро Международной правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина рассказала Sobesednik.ru о том, кого скрывают застенки тайных тюрем СБУ, почему власти сами освобождают заключенных и какая опасность грозит тем, кто уже вышел на свободу.

Локшина сообщила, что правозащитникам из Human Rights Watch удалось побеседовать с некоторыми из освободившихся заключенных, благодаря чему выяснилось, что на территории Харькова тайно содержатся как военные, так и гражданские лица.

«Нам действительно за последнюю неделю удалось встретиться с пятью людьми, которых освободили из незаконного места содержания под стражей в харьковском СБУ. Надо сказать, что из этих пяти человек трое провели там более семи месяцев, то есть мы говорим об огромных сроках тайного задержания. И то, что нам рассказали эти люди о системе тайного удержания, о том, как выглядело место, где их содержали, об условиях, об охране, о том, каким образом их скрывали от приехавших с визитом украинских официальных лиц и международных делегатов – все это, на самом деле, соответствует той картине, которую нам удалось составить еще ранее при работе над докладом "Тебя не существует", который вышел в конце июля этого года. Полученная нами новая информация подтверждает сделанный нами в том докладе вывод о том, что, в частности, на территории харьковского СБУ тайно содержатся лица – как гражданские, так и комбатанты», – рассказала директор московского отделения организации.

По ее словам, вскоре после выхода июльского доклада правозащитников из харьковского СБУ были освобождены 13 человек.

«Когда мы работали над докладом, у нас из разных источников была информация, что именно в этом конкретном незаконном месте содержания под стражей по крайней мере на весну 2016 года находилось 16 человек. У нас был примерный список этих людей, который нам удалось составить с помощью других лиц, там содержавшихся, которые вышли с нами на контакт. Мы не стали его публиковать, потому что у нас не было возможности выяснить у людей, не против ли они такой публикации, но мы его передали украинским властям – передали военным, в Администрацию президента, Уполномоченной по правам человека, руководству Службы безопасности Украины и так далее. И вот, проинтервьюировав пять человек, которые недавно были оттуда освобождены, нам удалось выяснить, что действительно на начало весны 2016 года там содержалось 16 человек, как мы и предполагали. Далее где-то в марте одного из них отпустили, их осталось 15. Но уже ближе к концу апреля к этим 15 добавилось еще трое, то есть туда доставили еще троих незаконно задержанных. Общее число таким образом стало 18. Далее очень быстро после выхода нашего доклада (доклад вышел 21 июля), уже 25 июля, освободили группу из шести человек, а 2 августа освободили группу из еще семи человек. Освобождали эти группы более-менее одинаково: их в микроавтобусе вывозили из Харькова в сторону Краматорска, отпускали часть на окраине Краматорска, часть в Дружковке, расположенной рядом. Из этих 13 человек нам удалось побеседовать с пятью. Часть из них были отпущены 25-го июля, часть – 2 августа, то есть [партия отпущенных состояла] из двух групп. С их слов нам удалось установить, что на данный момент, ну или по крайней мере на 2 августа на территории харьковского СБУ оставалось пятеро незаконно удерживаемых. Один из них, упомянутый в материале господин Безобразов – гражданин Российской Федерации. Мы проинтервьюировали его мать, которая утверждает, что ей давно известно, что он там находится, что ей поступали звонки от него, от его бывших сокамерников», – рассказала Локшина.

Она отметила, что в возможности поддержания связи между заключенными и их близкими нет ничего удивительного, так как порой даже сами руководители тюрьмы просили арестантов сообщить своим близким об их местонахождении и попытаться произвести обмен.

«Судя по тому, что они все рассказывают более-менее независимо друг от друга – люди, которых интервьюируют в разных местах, рассказывают одно и то же, – там что значит система связи? Вот выходит человек (многие вышли на обмен, например), его сокамерники просят: "Позвони туда, позвони сюда, скажи, что я здесь, скажи, что я жив". В основном, если говорить о системе связи, происходило вот это. Но было исключение, когда во второй половине октября 2015 года практически всем тайно удерживаемым, с которыми мы, по крайней мере, побеседовали, сотрудники СБУ просто выдавали телефон, чтобы они позвонили своим родственникам и попросили своих родственников, чтобы те вышли на Донецк и попытались убедить донецкие власти внести их в сиюминутные списки обмена», – сообщила собеседница издания.

Как рассказала Локшина, многих людей, которых месяцами удерживают в таких «секретных тюрьмах», просто отказывались забирать.

«Там же в основном люди, которых мы интервьюировали, это гражданские лица, и, судя по тем историям, которые они рассказывают, их предполагали обменять, а далее другая сторона их не захотела. Есть же вот эти огромные списки с обеих сторон, списки вообще пленных, а есть конкретные списки на конкретные операции по обмену – я сказала слово "сиюминутные", наверно, оно некорректно, я просто не знаю, как это еще назвать. И вот в эти списки просто их не вносили. В частности, например, известно, что у сепаратистов многократно звучали претензии к официальной стороне конфликта, что им в порядке обмена вместо собственно воевавших пытаются отдать каких-то гражданских, которые вроде бы ни к чему, ни при чем. Часть случаев, по которым мы работали, были, возможно, именно такими. То есть это некие люди, у которых были сепаратистские симпатии, но воевать они не воевали. Когда их выставляли на обмен, их просто не забирали. А дальше их держат месяцами. Абсолютно все они без исключения рассказывали о нескольких попытках сорвавшихся обменов. Они уже собирались, уже садились в автобус, их уже куда-то везли и дальше возвращали обратно», – рассказала Локшина.

Также она не исключила, что через другие подобные тюрьмы каждый день продолжают проходить десятки людей.

«Мы говорим только о том, что мы знаем. Мы знаем, что лица, которых мы интервьюировали, которые ранее находились в незаконном тайном содержании под стражей, упоминали и СБУ Краматорска, и СБУ Мариуполя. Я не говорю об этих последних, а вообще всех, которых мы интервьюировали в ходе последних полугода. Но в качестве такого единственного места длительного незаконного содержания под стражей, которое мы идентифицировали, выступает именно харьковское СБУ. Про другую такую секретную тюрьму мы не знаем. По тем сведениям, которые у нас есть, через подразделение СБУ в Краматорске, через подразделение СБУ в Мариуполе, в Изюме проходили люди. Они там могли находиться несколько дней, пару недель, но не такие сроки», – подчеркнула правозащитница.

Локшина также отметила, что исследование Human Rights Watch рассматривает проблему с обеих сторон и также сообщает о фактах незаконного удержания, организованного поддерживаемыми Россией сепаратистами.

«Я хотела бы подчеркнуть, что наше исследование, наш доклад по тайным незаконным задержаниям и жестокому недозволенному обращению с задержанными в контексте конфликта на востоке Украины посвящен ведь не только ситуации вокруг удержания украинскими силами, украинскими официальными структурами, такими как СБУ. Он посвящен этой проблеме с обеих сторон линии соприкосновения, и мы в докладе сообщили о возмутительных фактах касательно незаконного удержания лиц поддерживаемыми Россией сепаратистами в Донецкой и Луганской областях Украины», – рассказала собеседница нашего издания.

По ее мнению, несмотря на освобождение 13 человек, ситуация с удержанием заключенных в «секретных тюрьмах» по-прежнему остается очень тяжелой.

«В данном случае могу только сказать, что, согласно поступающей к нам информации, ситуация там никак не изменилась. Выпустили 13 человек – мы, конечно, рады. Но проблема в том, что там еще остаются люди, проблема в том, что вообще этот вопрос не был признан самой Службой безопасности Украины, и другими украинскими властями пока проблема не признается, пока с ней начинают разбираться. Пока люди, которые виноваты в том, что такая система тайного содержания действует, не приводятся к ответственности, вопрос не решается, и это создает климат беззакония, климат безнаказанности в стране. Но все-таки 13 человек вышло. Что касается тех лиц, о которых мы писали в июле, которые находятся в тюрьмах в Донецке и Луганске – здесь, увы, вообще ничего позитивного мы сказать не можем», – с сожалением отметила правозащитница.

В заключении Локшина заверила, что суд обеспечит охрану тем фигурантам доклада, которые раскрыли свои имена и которым грозит угроза со стороны СБУ.

«Тот материал, который сейчас опубликован на русском языке – это фактически краткое содержание 10-страничного письма, которое мы отправили военному прокурору с требованием провести расследование. В частности, из тех пяти людей, которых мы проинтервьюировали, трое приняли для себя решение добиваться правосудия. И, собственно, именно их имена мы и опубликовали. Еще двое человек сказали, что по соображениям личной безопасности и безопасности своих семей они предпочтут, чтобы мы просто использовали информацию для создания общей картинки, но их имена не публиковали. Официальные жалобы они подавать не будут. А вот три человека на это пошли. И, конечно, притом, что всех, кого оттуда отпускали, насколько нам известно, запугивали и говорили, что у них будут очень серьезные проблемы, если они расскажут о том, что с ними происходило, мы обеспокоены за безопасность этих людей, но надеемся – в частности, об этом просили военного прокурора, – что будут официальными структурами приняты меры по их защите», – заверила Локшина.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания