Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Фото с историей: как в Белом доме отмечали победу над ГКЧП

«Собеседник» №31-2016

За столом произносили тосты «за демократию», «за Ельцина», «за новую Россию» // Юрий Феклистов

Sobesednik.ru публикует уникальное фото известных защитников Белого дома во время путча 1991 года и историю его создания.

Этот кадр сделан ровно 25 лет назад в августовские дни 1991 года, после путча. Защитники Белого дома празднуют победу. До Sobesednik.ru снимок никто никогда не публиковал.

Пошел за хлебом, а оказался на баррикадах

Юрий Феклистов сфотографировал компанию во главе с виолончелистом Мстиславом Ростроповичем в одном из кабинетов Белого дома 22 августа 1991 года. Накануне ночью уже арестовали гэкачепистов, а из Крыма привезли Михаила Горбачева с семьей. Мстислав Ростропович прилетел в Москву двумя днями раньше. В то время музыкант жил в Париже и только что получил советское гражданство (которого его с супругой Галиной Вишневской лишили в 1978 году). Приехать в советскую столицу Мстислав Леопольдович в те августовские дни должен был по другому поводу – для участия в I Всемирном конгрессе соотечественников, проживающих за рубежом.

– Как рассказывал нам сам маэстро, в Париже он пошел в магазин за хлебом, – вспоминает Юрий Феклистов. – И где-то по дороге увидел по телевизору репортаж о том, что творится в Москве. Он тут же сел в такси и поехал в аэропорт имени Шарля де Голля. Пограничник спросил у него о цели поездки, музыкант ответил: «Конгресс». Проверили по списку: действительно есть такой. Его по этому списку и пустили. Как только он пересек границу в Шереметьево, сразу помчался к Белому дому. Галина Павловна Вишневская потом рассказывала, что увидела супруга по телевизору выступающим с балкона Дома Советов РСФСР и была в шоке (как Вишневская встретила мужа по возвращении – читайте ниже. – Авт.). Он же улетел, не сообщив ей.

Под пулями – шутил

На фотографии слева от Ростроповича сидит за столом известный музыкант и композитор Владимир Назаров.

– Я выполнял в те дни функцию челнока – возил на своих «Жигулях» на баррикады продукты, – вспоминает Владимир. – Многие владельцы магазинов помогали, давали еду бесплатно. И вот 20 августа ко мне подошла моя подруга – внучка знаменитой испанской коммунистки Долорес Ибаррури Лола (на фото она справа от Ростроповича сидит спиной к фотокамере). Шепнула: «Володя, прилетает Слава, надо его встретить в аэропорту». Она тогда работала корреспонденткой в испанском журнале, и ей позвонил из парижского а­эропорта Ростропович, сообщил о приезде. Мы и поехали в Шереметьево. Так я познакомился с маэстро. Когда мы увиделись, Слава сразу начал обнимать нас и целовать. У него была такая привычка приветствовать даже малознакомых людей. И попросил называть его только Славой, не любил по имени и отчеству. Говорил: «Язык сломаешь, пока выговоришь – Мстислав Леопольдович». Приехали в Белый дом, нас пропустили в гараж. Поднялись на лифте и – в кабинет к Ельцину.

Слух о том, что прилетел сам Ростропович, мгновенно облетел всех, кто был на баррикадах. Очевидцы рассказывают, что это придало новые силы и уверенность. Люди подумали: «Ну, теперь нас точно не убьют!» Сам музыкант потом признавался: он готов был погибнуть под танками... Ночью все спали где придется: на стульях, в креслах, на полу.

Фото «охранника», спящего на плече маэстро, облетела весь мир / Юрий Феклистов

– Слава даже в такой тревожной обстановке шутил, – говорит Владимир Назаров. – Помню, нам выдали противогазы, чтобы научить их надевать. Мало ли что может случиться. И Слава тогда достал из кармана два презерватива и сказал: «Нам с Назаровым не нужны противогазы, у нас есть». Все долго еще над этим хохотали.

«Царь» и Санчо Панса

Напротив маэстро в кадре знаменитые артисты – Анатолий Ромашин и Борис Хмельницкий, с которыми дружил Мстислав Леопольдович. Актеры тоже провели все дни путча на баррикадах. Ромашина Ростропович называл «царем», потому что ему он понравился в роли Николая II в фильме «Агония».

– Помню, папа позвонил домой в семь часов утра: «Дашулечка, не волнуйся», – вспоминает дочь Хмельницкого Дарья. – Я заволновалась: «Где ты?» А он спокойно отвечает: «Мы тут в Белом доме сидим со Славой Ростроповичем. Он нам играет, а мы просто отдыхаем, арбузики едим». Мне тогда было 13 лет, и я ничего не понимала. Потом я слышала, как командир отряда «Альфа» рассказывал, будто им был отдан приказ штурмовать Белый дом. Но они узнали, что там находятся такие известные люди, да еще и сам Ростропович. И бойцы отряда отказались стрелять.

– В правом углу снимка сидит за столом Юра Иванов, – продолжает рассказ фотограф Юрий Феклистов. – Тот самый, которого я сфотографировал спящим на плече Ростроповича с автоматом в руке. Снимок тот, помню, обошел все издания мира. Юра работал в юридическом отделе Верховного Совета РСФСР. Коржаков ему выдал автомат Калашникова: «Возьми, будешь охранять Ростроповича». Показал, как стрелять. После этого Мстислав Леопольдович стал называть его Санчо Панса. А еще шутил: «Теперь, когда я буду спать, доверю тебе виолончель».

«Галя, какие я видел лица!»

Перед тем как сесть за стол и отпраздновать победу, все съездили по домам, привели себя в порядок. Ростропович побывал в квартире у своей сестры Вероники Леопольдовны, которая жила рядом с Белым домом. Кстати, ее муж, военный переводчик Михаил Андреевич Томашевский, тоже запечатлен на этой фотографии – пожилой мужчина сидит у карты.

– Кто-то притащил арбуз, кто-то достал откуда-то коньяк, – говорит Владимир Назаров. – Помню, Слава за столом рассказал анекдот. Дело в том, что мама носила его в чреве десять месяцев. И он ей потом выговаривал шутя: «Мама, ты столько меня носила и не могла мне сделать нормальную рожу?!» А она ему: «Слава, я занималась твоими руками». У него действительно были красивые музыкальные руки.

Помимо анекдотов, за столом произносили тосты конечно же «за демократию», «за Ельцина», «за новую Россию». Сам Борис Николаевич в тот день занимался государственными делами и не смог выпить со своими сподвижниками. А Ростропович тогда поднял тост: «Теперь Россию не победит никто!»

Вечером после импровизационного банкета в Белом доме Мстислав Ростропович с друзьями поехали на Лубянскую площадь, где демонтировали памятник Дзержинскому. Маэстро в толпе узнали, восторженные люди подняли его на руки – это фото тоже облетело мир. А на следующий день вся компания провожала музыканта в аэропорту.

– Мне рассказывали, как Мстислава Леопольдовича встретила Вишневская в Париже, – вспоминает Юрий Феклистов. – Ростропович прилетел радостный, под впечатлением: «Галя, какие я видел лица! Там победила демократия! Теперь я заведу тревожный чемоданчик, в котором будут необходимые мне вещи, и буду много летать по России. Галя, как же я рад!» На что Галина Павловна ему сквозь зубы ответила: «Заткнись, му…!» Конечно, она за него волновалась все эти дни. Никто ведь не знал, чем мог закончиться путч.

Позже всем, кто тогда защищал Белый дом, выдали серебряные медали «Защитнику свободной России». Сам Мстислав Ростропович часто признавался с гордостью: «У меня много премий, орденов и медалей, но это самая дорогая для меня награда!»

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания