Новости дня

11 декабря, понедельник



















10 декабря, воскресенье























09 декабря, суббота



Дмитрий Орешкин: Судьбу выборов в Госдуму-2016 изменит только "взрыв"


«Чем меньше будет явка в городах, тем большую роль сыграет управляемый электорат в республиках...» // Global Look Press

Sobesednik.ru поинтересовался, что происходит с избирателями в России, у политолога Дмитрия Орешкина.

Как ранее сообщал Sobesednik.ru, социологический опрос, организованный специалистами Левада-центра, показал, что если пять лет назад голосованием интересовались 62 процента опрошенных, то в текущем году — всего 45 процентов. Напомним, что в преддверии выборов 1999 года выборами интересовались 75 процентов опрошенных.

— Люди очень хорошо понимают, что сама сущность парламентаризма выхолощена, что от этого зависит чрезвычайно мало и это в основном работает только в интересах исполнительной власти, — говорит политолог Дмитрий Орешкин. — Поэтому не так уж и важно, кто именно в этом парламенте присутствует. К этому мы долго шли и пришли. Дискредитирован институт выборов.

А во-вторых, значительная часть людей — не большинство, а почти половина — полагает, что результаты выборов все равно будут фальсифицированы, — объясняет эксперт в беседе с корреспондентом Sobesednik.ru. — И в-третьих, избиратели не видят того, за кого можно было бы голосовать. Опять за «Единую Россию», которая сидит уже 15 лет? Нельзя сказать, что ее сильно любят. Но по инерции за нее проголосует большинство. Какие есть альтернативы, интересные предложения? Для некоторых людей кажется, что коммунисты предлагают альтернативу. Но таких меньшинство. Сторонников коммунистических идеалов в России немного. Поэтому раздражение естественно.

Дмитрий Орешкин / Global Look Press

— Сорок пять процентов — это всего лишь данные одного исследования. Может, осенью будет совершенно иная картина?

— Тенденция показана правильно: уровень жизни падает, цены растут, плюс инфляция, доходы снижаются... В 90-х годах люди искали альтернативу между политическими партиями и их лидерами: не нравится Ельцин — проголосую за Зюганова, не нравится Зюганов — проголосую за Лебедя и так далее. А сейчас люди альтернативу не ищут. Они вообще вышли из выборного пространства: «Это не наша игра. Это внутренняя игра политиканов. К нам это не имеет никакого отношения. Они решают свои проблемы. А наши проблемы они не решают».

Гражданские люди, население вместо того, чтобы внутри системы сделать выбор (что, в общем, правильно), они выходят из этой системы, — говорит Дмитрий Орешкин. — Эту систему для них делает чужой. Это довольно устойчивая тенденция, наблюдается давно. А вот когда появляется драматургия, ощущение, что есть за кого голосовать и за что бороться, интересы зарождаются очень быстро.

Вспомните выборы мэра города Москвы. Люди, которые хотели поддержать Навального, пришли и обеспечили ему 640 тысяч голосов. Те выборы были почти честными, — вспоминает политолог. — А сейчас что? Чем Миронов отличается от кого-то другого? Вы спрашиваете, может ли осенью картина измениться? Всё зависит от того, какая будет предвыборная кампания. Но тут такая хитрость: действующая власть заинтересована в инерционном сценарии, то есть как раз чтобы ничего не менялось. Почему? Там хорошо понимают, что наиболее продвинутая, образованная, урбанизированная часть страны переживает фрустрацию и раздражение и поэтому лучше, если явка будет низкой.

В городах люди если захотят проголосовать, они проголосуют. И так, как они проголосуют, так голоса и посчитают. В крупных городах, как правило, трудно фальсифицировать голоса, — отмечает эксперт. — Чем меньше будет явка в городах, тем большую роль сыграет управляемый электорат в республиках. В Чечне все равно явка будет 99 процентов, и там даже опросы нет смысла производить. Если будет низкая явка в Москве, где голоса расходятся (хоть какая-то демократия), то больший относительный вес будет принадлежать чеченским избирателям. Также — дагестанским, татарстанским, башкортостанским, кемеровским, где власть держат в руках.

Инерционный сценарий очень выгоден действующей власти, — считает политолог. — В условиях низкой явки приходит управляемый электорат — пенсионеры, бюджетники, военнослужащие, пациенты в больницах, те, кто сидит в местах не столь отдаленных. Они голосуют именно так, как нужно начальству. А вот те свободные избиратели — они раздражены, они не пойдут, они не верят.

Для того, чтобы повысить явку, надо ситуацию «взрывать» — надо что-то неожиданное сделать «Яблоку», ПАРНАСу, «Партии роста» и так далее. Жириновский, например, это сделает — он умеет привлечь внимание, — предсказывает Дмитрий Орешкин. — Для несистемных партий инерционная модель подобна смерти: наберут свои 2 процента, и на этом всё закончится. Нужно что-то сделать. Но что? Теоретически интерес может быть обострен, но, я думаю, его изо всех сил будут гасить — именно из соображений того, что низкая явка на пользу власти. И я не понимаю, с какой яркой, неожиданной инициативой может выступить какая-нибудь из оппозиционных партий, — заключил эксперт.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания