Новости дня

17 ноября, суббота















16 ноября, пятница






























Александр Невзоров: Путин намекнул Рогозину о галстуке висельника


Путин и Рогозин // Global Look Press
Путин и Рогозин // Global Look Press

Замечание Путина Рогозину о съехавшем галстуке и ответ вице-премьера Sobesednik.ru обсудил с Александром Невзоровым.

Ранее Sobesednik.ru писал о том, что перед совещанием в Сочи Владимир Путин сделал вице-премьеру Дмитрию Рогозину замечание по поводу его внешнего вида, попросив поправить галстук.

Дмитрий Рогозин в ответ отшутился в своем Facebook, обвинив в съехавшем галстуке опыт работы в НАТО и «галстукопожирателей».

Sobesednik.ru обсудил с известным журналистом Александром Невзоровым, почему Путин знает, что в правительстве сидят «бракоделы», но не спешит их менять.

Пеньковый галстук для Рогозина

— Уместно ли было Владимиру Путину делать замечание Дмитрию Рогозину по поводу его галстука на совещании при всех?

— Абсолютно уместно. Это очень живой поступок. Я думаю, что Владимир Владимирович имел в виду другое.

— Что?

— Он имел в виду не непосредственно украшение на шее. Это старая пиратская поговорка про пеньковый галстук. Космодром не забыт, и это аккуратное напоминание. Пеньковый галстук или кривой галстук на пиратском жаргоне означал виселицу. Хороший капитан, видя провинившегося боцмана, мог ему напомнить про перспективу пенькового галстука. Если вы посмотрите, как в таких галстуках выглядит публика, то они всегда выглядят немножко криво. Я думаю, что Владимир Владимирович в курсе нашего пиратского жаргона. Он вообще неожиданный человек, и иногда меня очень радует.

Александр Невзоров / архив редакции

— А может ли это свидетельствовать о каких-то особых отношениях Путина и Рогозина?

— Трудно сказать. Путин прекрасно понимает, что правительство — *** [разговорно-сниженное выражение]. Но он столь же хорошо понимает, что других взять неоткуда. Со звезды Бетельгейзе никто не прилетит. Надо иметь дело с этими ворами, бессмысленными, жалкими, ни на что не способными и анекдотичными. Просто потому, что других не будет.

Если заменить Рогозина на кого-то подобного — ну и что нового? И мы понимаем, что ничего не изменится. Я думаю, что Владимир Владимирович красиво намекнул Рогозину о том, что пеньковый галстук всегда ждет его на виселице.

— После переноса старта ракеты с космодрома «Восточный» Рогозину объявили выговор. Этого достаточно?

— У малыша Рогозина отобрали флажок и конфету. Других участников этого безобразия поставили в угол. А что с ними еще делать? Расстреливать их бессмысленно. Они от этого лучше работать не будут. И соображать тоже лучше не будут. Даже если их образцово-показательно расстрелять штук 40 во дворе Кремля. Другие сорок, глядя на то, как этих расстреливают, все равно будут торопливо воровать со столов в Кремле чернильницы, часы, кусочки бюджета и так далее. Ничего не изменится. Все прекрасно.

— А как можно это преодолеть?

— Это невозможно преодолеть. Если их поощрить, они будут воровать. Если их наказать, они будут воровать. Если их уничтожить, они будут по ночам вставать из могил и воровать. А в промежутках между воровством они будут бракодельничать, потому что ни черта не умеют и не могут.

Нравится это или не нравится, это будет, к сожалению, всегда. Неважно из какого лагеря, неважно, каких взглядов, сколько человек будет времени тратить на патриотические взвизгивания. Это все неважно. Важно, что они все ни на что не способны. Все эти смешные, позорные ситуации с ручками «Патриота», которые отваливаются, с разваливающимися и не долетающими ракетами, с Сириями, с бредом, который кто-то придумал про Донбасс, случайно эта история завертелась, и теперь ее не остановить. Это же все на самом деле чудовищный брак.

— Но вы уверены, что Путин это видит и понимает?

— Путин, вероятно, понимает, что нет никаких других кадров. Наберет он самых крутых отъявленных либералов. Поверьте, ручки будут отрываться точно так же, и ракеты тоже не будут летать.

— Как с этим бороться?

— С этим не надо бороться. Надо успокоиться. Зато посмотрите, как за этим интересно глядеть.

В правительстве Путин среди двоечников

— Ситуация с Рогозиным и галстуком заставляет вспомнить другой эпизод, когда Путин при всех подарил министру спорта Фиталию Мутко самоучитель по английскому языку с намеком на его плохое знание иностранного. Складывается ощущение, что Путин как-то пренебрежительно относится к чиновникам.

— Он не пренебрежительно относится. Он в детском саду и он это понимает. Он среди двоечников, среди *** [разговорно-сниженное выражение]. Я не удивлюсь, если в следующий раз Владимир Владимирович преподнесет рулон туалетной бумаги кому-нибудь из членов правительства. И это будет абсолютно правильно.

— А есть ли среди чиновников равный Путину?

— Конечно, нет. И дело не в том, что Путин как-то велик или хорош. Дело в том, что все остальные полные *** [разговорно-сниженное выражение]. А как известно, среди слепых одноглазый — царь.

— Рогозин ответил Путину на замечание шуткой в соцсети. Как бы вы оценили его ответ?

— Я бы сказал, что это жалкий юмор перепуганного человека. Жалкие, несмешные, натужные шутки. При том что Рогозин нормальный, очень не глупый дядька. Просто он, естественно, не в состоянии справиться с теми обязанностями, которые на него возложены. Сейчас, вероятно, с ними не справится никто.

— То есть в шутке Рогозина вы заметили страх?

— Она действительно выдоена из себя. Шутка сквозь стучащие зубы.

— Получается, что говорить о том, что Рогозин вышел из положения красиво, не приходится?

— Нет. Не приходится.

Островочки свободомыслия и перегнутые палки

— Если отвлечься от истории с Рогозиным и вспомнить еще одну громкую новость — увольнение редакции РБК. На ваш взгляд, действительно ли имеет место давление властей на РБК?

— Честно говоря, я не знаю. Нужно обладать чуть большей информацией. Я не понимаю ситуации в РБК. Мне сложно ее комментировать. Поверьте, я ничего не боюсь, но я не понимаю, что там происходит.

— Как вы думаете, могут ли закрыть РБК?

— Россия — страна возможностей. Возможно все. Такой вариант нельзя исключать. В конце концов, любая власть обязана бороться с прессой, и любая пресса обязана бороться с властью. Этот процесс борьбы должен начаться в первую же секунду, когда власть становится властью.

Пресса не может быть в принципе лояльна власти. Она должна издеваться над властью и использовать для этого любой повод, любой предлог. Если нет повода, то его надо придумать. А пресса в России сдала позиции. Она малочисленна и ничтожна. Сейчас ее в силу огромного несоответствия потенциалов сил и огромного численного преимущества власти будут добивать по углам. Разрозненные маленькие островочки свободомыслия. Все правильно. Все идет так, как надо.

— То есть выполняется какой-то определенный сценарий?

— Это не сценарий. Это естественное течение ситуации. Власти нафиг не нужна пресса, которая рассказывает про устриц, семьи, махинации. Ну а кому это нужно? Конечно, ее хочется уничтожить. В некоторых странах это возможно, в некоторых — нет. В России это возможно. А если это возможно, почему бы этого не сделать?

— Мы всегда говорим о том, что власть давит на прессу, держит чиновниках-«бракоделов» и так далее. Но в то же время россияне продолжают поддерживать Путина. Об этом говорят и последние социологические опросы. Как бы вы это объяснили?

— Поймите, я не могу вкладывать в слово «россияне» положительный смысл. От того, что выпиватели миллиарда бутылок водки, зрители «Битвы экстрасенсов», кричатели «Крым наш!» чем-то восхищаются, цена их восхищений и предпочтений ровно такая же, как цена их интеллектуального выбора. Для меня оценка массы, оценка толпы вообще не стоит ни единой копейки. Всерьез она рассматриваться не может. Я свободен от магического смысла, который вкладывают в слово народ.

— Нельзя не упомянуть о Рамзане Кадырове. На ваш взгляд, в последнее время Путин все так же его поддерживает или он уже недоволен тем, что Кадыров перегибает палку?

— Прелесть Кадырова в том, что он — один из немногих, кто вообще палку способен перегнуть. Не перегнутые палки ничего не стоят. Во всей этой властной чехарде Кадыров — единственный решительный человек. Может быть, еще Золотов, на которого можно положиться как на клинок.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания