Новости дня

14 декабря, четверг













































Карен Шахназаров: Конфликт в Карабахе обречен на долгое тление


Карабахский конфликт возобновился с новой силой // Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил конфликт в Нагорном Карабахе с кинорежиссером, которого, благодаря выступлениям на ТВ, уже впору называть политологом, Кареном Шахназаровым.

На минувшей неделе обострился Карабахский конфликт — первый на постсоветском пространстве из межнациональных споров. Он продолжается уже около четверти века. После нескольких лет относительного спокойствия снова заговорило оружие. Есть ли способ решить его миром? Свою точку зрения на этот вопрос высказывает кинорежиссер Карен Шахназаров.

— Карен Георгиевич, в вашем роду были князья Нагорного Карабаха, ваш отец родился в Баку — по идее, вам должны быть близки обе конфликтующие стороны. Есть шанс на мирное решение вопроса?

— Мои предки действительно, по преданию, в средние века основали Карабах как самостоятельное княжество. Но сам я там никогда не был. Я вообще полукровка. Мать у меня русская. А что касается шансов на мир — не знаю... Слишком уж болезненно все это воспринимается обеими сторонами. Даже на уровне чисто культурных связей.

Вот несколько лет назад была такая история. В Азербайджане шла неделя российского кино, меня включили в делегацию. А в Баку сказали: нет, Шахназаров не может приехать к нам. Хотя я российский гражданин. Видите, какая острота конфликта?

— А в недавнем интервью посол Азербайджана в России Полад Бюль-Бюль оглы говорил, что только грубой силой можно решить этот вопрос, и сетовал, что он, выросший в Нагорном Карабахе, не может туда поехать...

— Да, в Нагорный вряд ли его пустят, а вот в Ереван он наверняка сможет приехать. Но понятно, почему он так резко высказался — он же посол, он выражает позицию Азербайджана и не может себе позволить говорить иначе. В определенной степени я понимаю его. Но вопрос действительно очень сложный. И очень давний, исторически давний. Я не могу представить, как сейчас его разрешить. Главное, чтобы снова не началась война.

Понимаете, в СССР существовала практика — включать в состав республик территории с населением другой национальности. Как я понимаю, это делалось для того, чтобы цементировать страну в межнациональном плане. Тогда никто не считал эти границы реальными — они были лишь условными линиями на карте. Но когда произошел распад СССР, такое административное деление стало спусковым крючком ко многим межнациональным конфликтам.

Тем, кто подписывал Беловежские соглашения, в голову не пришло подумать о людях, которые живут на всех этих конфликтных территориях. А ведь таких мест много — Абхазия, Осетия, Приднестровье, Донбасс, Карабах... Это все оттуда идет, из Беловежской пущи.

— Сегодня существует как минимум пять планов, как потушить конфликт в Нагорном Карабахе. Все они разработаны международным сообществом, давно предложены, но ни один не работает — 14 лет, кажется, заседает Минская группа и ни к чему не пришла. А события последней недели свидетельствуют: любая «заморозка» — мера временная. Выходит, выхода нет?

— Строго говоря, есть один простой честный выход — дать возможность всем этим народам проголосовать на референдумах за то, как они хотят устроить свою жизнь. Но это, конечно, идеалистический подход.

Карен Шахназаров / Global Look Press

Понятно, что сегодня уже никто на это не пойдет, поскольку есть признанное мировым сообществом государство (в данном случае — Азербайджан), в состав которого включена территория Нагорного Карабаха. А значит, этот конфликт обречен на долгое существование вот в таком тлеющем виде. И тут уже все зависит от мудрости политиков, которые руководят Арменией, Карабахом, Азербайджаном — насколько они смогут не довести дело до войны.

— Но ведь жители Карабаха не хотят возвращаться в Азербайджан. Они же с оружием в руках это доказали.

— Конечно, не хотят.

— Так почему же их не послушать?

— Я же говорю: если там объявят референдум, они проголосуют либо за независимость, либо о вхождении куда-нибудь — хоть в Армению, хоть, кстати, в Россию. Потому что там слишком много крови было пролито. Но у азербайджанцев — своя логика: раз в советское время эта территория была приписана к Азербайджану, значит, должна быть их.

— А почему невозможен другой простой вариант? Президенты обеих стран — и Армении, и Азербайджана — не раз говорили: мы дадим полную автономию Карабаху (в случае с Арменией, думаю, в это можно поверить — президент Саргсян с оружием в руках защищал Нагорно-Карабахскую Республику). Так почему бы не дать им эту автономию, с международными наблюдателями, минуя стадию возвращения Карабаха в границы Азербайджана? И пусть бы обе стороны признали ее...

— Наверное, тут еще вопрос доверия. В таких ситуациях никто никому не доверяет. И хотя, с одной стороны, обещают, но с другой — всегда подозревают оппонента: а вдруг он какие-то выгоды получит... Но мне трудно комментировать ситуацию — я сочувствую Карабаху, а значит, лицо некоторым образом заинтересованное.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания