Новости дня

15 декабря, пятница











14 декабря, четверг


































Где окружение Путина теперь будет прятать деньги?


Деньги, опрос // Global Look Press

Sobesednik.ru узнал у экспертов-политологов, где чиновники из РФ могут скрыть деньги после разоблачения панамских счетов.

Ранее Sobesednik.ru писал, что Международный консорциум журналистов-расследователей нашел у 12 высокопоставленных чиновников из РФ оффшорные счета в Панаме и на Британских Виргинских островах. Фигурантами расследования стали некоторые российские губернаторы, депутаты и их семьи.

Власти Панамы оперативно отреагировали на сенсационное заявление журналистов и пообещали оказывать судам содействие в случае возбуждения уголовных дел по фактам владения офшорами.

Sobesednik.ru выяснил у экспертов, будут ли чиновники в страхе возвращать свои активы в Россию и станут ли фигуранты расследования оправдываться перед населением.

Владимир Гельман, политолог:

— Эти расследования носят глобальный характер. Они затрагивают не только Россию. Речь идет не о том, что специально какой-то компромат на российских руководителей выискивали, а о том, что в офшорную систему были вовлечены многие люди. В других странах никто не говорит о том, что это расследование — какой-то поклеп. Нет оснований считать, что кто-то специально хотел досадить Путину.

В данном случае на воре шапка горит, то есть разоблаченные начинают оправдываться и говорить, что против них что-то специально сделали. Я думаю, что офшор в Панаме не единственный. Я уверен, что по всему миру таких не один и не два. Их невозможно сразу взять и откопать. Думаю, через время начнется ужесточение офшорных юрисдикций по всему миру. Компания, которая занималась всей этой деятельностью, не единственная. Чиновники будут искать другие лазейки, но возможностей для утайки информации будет все меньше.

Российские чиновники будут продолжать ту линию, которую наметил Песков, и говорить о том, что расследование — кампания по их дискредитации. Они знают, что внутри страны их особо некому спрашивать, а мнение за пределами страны о них и так плохое.

Антон Поминов, директор Transparency International:

Антон Поминов / Стоп-кадр YouTube

— Я думаю, что эта информация имеет отношение и к масштабному нарушению законодательства, и к вбросу, о котором предупреждал Дмитрий Песков. Transparency International в связи с панамским активом никаких расследований не проводила. А «Новая газета», как оказывается, уже некоторое время знала.

Большая часть того, что там открыто в отношении российских чиновников, на самом деле уже давно закрыто. То есть то, что там написано про Улюкаева, про Ликсутова, — у них как раз вся активность была до введения запрета на владение иностранными финансовыми активами. Из этого понятно, что они люди состоятельные, но законодательство большая часть из них соблюдает. Другое дело, что там есть не чиновники — лучший друг Путина, и Навка каким-то образом туда попала с 2014 года.

Надо сказать, что многие после того, как с 2013 года запретили владеть иностранными активами, стали переписывать на жен, на друзей. Я думаю, что опубликованные данные напугают сильно: нанимаешь контору, уверен в ее конфиденциальности — а потом происходит такого рода слив!

В России почти невозможно чем-то владеть, чтобы об этом не стало известно. У нас все реестры открыты. Бывают случаи, как с Рогозиным, когда данные удаляются, но, по сути, в России спрятать ничего почти невозможно.

Я бы настаивал на том, чтобы была проведена какая-то проверка в России. Но, скажу честно, оптимизма по этому поводу у меня нет. Я не думаю, что прокуратура бросится проверять законность нажитого имущества. Я думаю, что чиновники скажут, что все в рамках закона, потому что было до 2013 года. А то, что друзья чем-то владеют, — то это их личное дело. Чиновники скажут, что ничего не знают о том, как друзья распоряжаются миллиардами.

Леонид Радзиховский, журналист:

— Если эти документы соответствуют действительности, то речь идет о коррупции в особо крупных масштабах — как минимум о признаках [коррупции]. Насколько я знаю, там речь идет не только о российских чиновниках.

С точки зрения российских властей, это можно называть вбросом. В России, когда речь идет о воровстве, никого не интересует вопрос о том, украли или нет. Всех интересует только то, кому это выгодно, кто это [разоблачение] проплатил. Сам факт воровства никого не интересует. С точки зрения населения — ну естественно воруют! Неужели люди сидят на этих должностях за зарплату? Что тут выяснять? И так все понятно.

Безусловно, вся эта история доставит неудобства тем, кто фигурирует в расследовании. Это неприятно, когда тебя хватают за руку. Но куда и на какие благотворительные цели чиновники будут переводить деньги дальше, судить не берусь. В любом случае они не вернутся на родину. Не для того их выводили, чтобы их возвращать.

Не будут возбуждаться уголовные дела, поэтому чиновники и оправдываться не будут. Средний российский коррупционер предпочитает иметь дело с западными расследованиями, а не с родным российским Следственным комитетом. А те люди, которым никакой следственный комитет не указ, в силу иррациональных причин прячут деньги за границей. Я думаю, что на самом деле они буддисты и верят в то, что в новой жизни эти деньги им пригодятся.

Борис Макаренко, председатель правления Центра политических технологий:

— Опубликованные данные касаются не только российских чиновников, а очень многих серьезных людей, в том числе звезд футбола и китайских коммунистов. Я думаю, что мест для того, чтобы спрятать свободные деньги, много. Всегда так было.

Проще всего чиновникам будет сказать, что это информационная война и подрыв стабильности накануне выборов. Я жду такой реакции.

Владислав Иноземцев, экономист:

— Наше законодательство написано таким образом, что по факту российскими чиновниками там ничего не нарушено. Это просто дополнительный факт того, как хорошо живут наши чиновники.

Я думаю, что панамский счет — это лишь маленькая деталь. Они даже там не всё открыли еще. Даже в этой фирме еще в десятки раз больше всего. А в Панаме есть другие фирмы. И не только в Панаме. Я думаю, что то, что раскрыли — это сотая часть того, чем владеют наши чиновники.

Владислав Иноземцев / Global Look Press

Формально такого рода слив информации — уголовное преступление. По сути это вмешательство в частную жизнь граждан, раскрытие банковской тайны. Те люди, которые занимаются такими расследованиями, идут на огромный риск. После каждого такого слива офшорные компании и сами люди, которые хранят деньги в них, начинают придумывать новые изощренные способы.

Большинство чиновников уже заявили о том, что владели офшорами, но вовремя оттуда ушли, когда был принят закон. Думаю, что формальные оправдания будут, а организационных последствий не будет.

Михаил Ремизов, политолог:

— В расследовании нет никаких принципиально новых откровений. Все сведения заслуживают проверки.

Я думаю, что политический эффект данного вброса для России совсем не велик. Существенно меньше, чем опасались в Кремле. Есть все основания для того, чтобы правоохранительные органы использовали эти обвинения для проверки.

Думаю, что вероятность того, что в России будут возбуждать уголовные дела, очень мала. Наша судебная система не очень любит работать с внешней подачи. Если какие-то коррупционные процессы и инициируются, то власть всегда подчеркивает, что именно она владеет инициативой, а не делает это под давлением извне. Такого рода разоблачения в нашей стране скорее блокируют антикоррупционные процессы.

Это расследование, думаю, не станет достаточно сильным аргументов для чиновников, чтобы перестать хранить деньги в офшорах. Необходимо более серьезное давление внутри страны, четкий сигнал о том, что люди не смогут принадлежать к политической элите, если не репатриируют свои прибыли. Думаю, российские чиновники не будут оправдываться. Эта история — заметный информационный повод, тонущий в море других поводов.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания