Новости дня

18 декабря, понедельник











17 декабря, воскресенье


































Владислав Иноземцев: Путин становится все более жестким там, где что-то выстрадал

«Собеседник» №8-2016

Владимир Путин // Global Look Press

Экономист Владислав Иноземцев рассказал Sobesednik.ru, когда в России возможны протесты на экономические темы.

В первой части нашего разговора Владислав Иноземцев прокомментировал ситуацию с курсом рубля и ценой на нефть и объяснил, почему для преодоления кризиса нужно снижать налоги.

— Стоящие у власти люди, достаточно обеспеченные и либерально мыслящие, по сути, заняты тем, что просто выкачивают из страны соки?

— Я бы сказал несколько иначе. Они не то чтобы делают что-то, мешающее развитию экономики. Они просто ничего не делают. Я не только о правительстве, это везде, на всех уровнях. Везде существует связка между властью и бизнесом. Фактически сегодня госслужащие на 90% в той или иной мере — бизнесмены. И здесь возникает конфликт интересов.

Эта система сформировалась в 2000-е годы, в период очень успешный для страны. Она была создана под условия, когда все хорошо — цены на нефть растут, бюджет большой, все замечательно... А сейчас денег стало мало, и надо что-то менять.

[:rsame:]

Но чиновники не хотят ничего менять. Я никого не обвиняю в том, что кто-то что-то делает во вред. Но сейчас никаких решений не принимается, и это плохо.

Посмотрите, как действовали власти США в кризис 2008-го, когда банкротился Lehman Brothers. За одну ночь было собрано все руководство экономического блока страны, крупные банкиры... За одну ночь было принято решение изменить всю систему фондирования банковского бизнеса США. Потому что если бы этот банк рухнул и никто бы его не поддержал, на следующее утро в стране наступил бы финансовый коллапс.

А что происходит у нас? Второй месяц мы жуем сопли вокруг программы антикризисной помощи на 800 млрд руб. Такими темпами в кризис не работают.

Протесты отменяются

— И что теперь? Тупик или протесты?

— Я действительно воспринимаю ситуацию как тупиковую. Вполне допускаю: если вернется цена на нефть в $100, экономика России будет снова развиваться довольно динамично.

Но в любом случае я не вижу возможностей у правительства изменить курс на большее участие бизнеса в экономике. Поменять внешнюю политику они тоже не могут, потому что зашли слишком далеко, и такое изменение курса никем не будет понято — ни народом, ни элитой. Есть несколько линий, на которые мы встали, как на рельсы, и идем. И мы не можем с них съехать.

При Путине я таких перемен представить не могу. Потому что он никогда не менялся. Это человек, который становится все более и более жестким, видимо, в тех моментах, которые он когда-то выстрадал.

Владислав Иноземцев / Александр Алешкин / Global Look Press

Это — его мировоззрение. В начале 2000-х годов (кстати, тогда он сделал много хорошего для экономики: и низкие налоги, и нормальная система налоговой службы, и система кадастра, и права собственности — государство стало прилично работать, и это сразу дало эффект подъема) он как-то держал его при себе, видимо, понимая, насколько страна слаба. Но по мере того, как Россия усиливалась, богатела, по мере того, как он чувствовал себя все более уверенно, все имперские советские моменты в его мировоззрении вышли на первый план. И у меня совершенно нет никаких причин считать, что он вдруг поменяется.

А что касается протестов... Болотная стала ответом на политическую несправедливость итогов выборов в Госдуму. Но я никогда не видел, чтобы люди возмущались экономическими проблемами.

— А дальнобойщики?

[:rsame:]

— Это особый случай. Еще могу вспомнить пенсионеров Подмосковья, которых лишили льгот на проезд и они начали перекрывать дороги. Тема — одна и та же: наступили на мозоль одной группы людей, и эта группа почувствовала себя уязвленной по сравнению с другими членами общества. То есть для отдельной группы людей изменили ситуацию. Но когда речь идет о том, что у вас инфляция в стране — а это значит, что зарплата у всех дешевеет, — против чего вы будете возмущаться?

Понимаете, людей возмущает персональная несправедливость. Вот есть отдельный бенефициар — г-н Ротенберг, который решил заработать на дальнобойщиках. Есть правительство Московской области, которое построило себе обалденный комплекс офисных зданий за десятки миллионов долларов и не хочет дать денег пенсионерам на проезд. А когда нефть упала и цены на все выросли — здесь-то против чего протестовать? Это как выходить на демонстрацию, чтобы солнце вечером не заходило. У нас народ вменяемый, и на такого рода вещи его не подобьешь.

До дна еще далеко

— Глава Минэкономразвития уже не раз объявлял: дошли до дна. А вы как думаете?

— Мне кажется, мы к нему будем еще идти несколько лет. Но это дно будет совсем не таким, как в 1998-м году. Помните — включаем телевизор, и видим: все вмиг рухнуло. Нет, это будет медленное сползание вниз. А поскольку оно не будет быстрым, народ будет к нему привыкать. Ситуация будет чуть хуже времен позднего Брежнева: вроде зарплату повысили, а все равно денег нет... То есть процесс будет медленным и не слишком болезненным.

Иноземцев сомневается, что россияне начнут выходить на масштабные митинги из-за экономических проблем / Замир Усманов / Global Look Press

— И что в итоге?

— Этого никто не может предсказать. Думаю, это сползание может идти еще несколько лет без всяких потрясений, а потом уже не берусь предсказывать.

Но могу точно сказать — в этом году выборы в Думу пройдут легко и непринужденно. Путина легко переизберут в 2018-м... А вот где-нибудь в начале 2020-го уже будет понятно, что дна не видно и что никакое нормальное государство не формируется, перспективы нет, Путин снова на шесть лет... И вот тут уже у народа начнет возникнет вопрос: а дальше-то куда мы идем? Думаю, вот тогда возможны определенные перемены. Но вряд ли раньше.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания