Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Духовно-нравственную паспортизацию РФ в Госдуме не планируют


Новость о введении духовно-нравственных паспортов пришла из Чечни // Сергей Ковалев / Global Look Press

Sobesednik.ru узнал у депутатов Госдумы, готовы ли они провести «духовно-нравственную паспортизацию» всего населения РФ.

На официальном сайте парламента Чеченской Республики 17 февраля появилась информация о том, что на территории субъекта вводится обязательная духовно-нравственная паспортизация. Предполагается, что в рамках духовно-нравственного воспитания молодым людям от 14 до 35 лет будет выдан специальный документ, в котором будут указываться личные характеристики человека, его принадлежность к определенной общине, религии и нации, а также отмечены лица, которые за этого человека отвечают. Такие инициативы, по мнению парламента Чечни, помогут лучше бороться с распространением терроризма и экстремизма.

О новом законе рассказал депутат парламента Чеченской Республики Адам Маликов на встерче с учащимися средней школы им. Братьев Арсамаковых. Маликов отметил, что паспортизацию ввели по поручению главы Чечни Рамзана Кадырова, а духовентсво республики также поддержало идею. Обязательная духовно-нравственная паспортизация вступила в силу 17 февраля.

Председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, к которому обратился за комментарием Sobesednik.ru, первым делом отметил, что о подобном законодательном решении в Чечне он не слышал, поэтому давать ему точную оценку отказался.

Ярослав Нилов / Стоп-кадр YouTube

Однако говоря о том, что могло бы подтолкнуть руководство Чечни к принятию таких мер в принципе, Нилов отметил, что «Чечня — это регион, который живет в определенном эпицентре, куда периодически с разных сторон проникают те, кто пытается в свою среду вовлечь последователей радикального плана, последователей с таким мировоззрением, которые готовы нарушать закон, прикрываясь какими-то религиозными представлениями и догмами»:

— Я полагаю, что предложение вызвано именно тем, что [люди] озабочены этой ситуацией. Мы видим, какая ситуация в мире. Мы видим, что Европа страдает от терроризма. Ситуация на юге, с одной стороны, достаточно стабильна; с другой стороны, [это] достигается определенной политикой региональных властей. Я полагаю, что эта инициатива продиктована желанием противостоять определенной идеологической работе по вербовке и по вовлечению определенных молодых людей в различные террористические организации, — говорит Ярослав Нилов.

На вопрос о том, можно ли хотя бы гипотетически ожидать введения таких «духовно-нравственных» паспортов по всей России, Нилов ответил отрицательно:

— Я не знаю, что такое [духовно-нравственная паспортизация], еще раз повторю. У нас есть документ, паспорт. В паспорте отсутствует графа «национальность» и «религия». Это официальный документ, где указаны персональные данные человека. На сегодняшний день вопрос о том, чтобы добавить в паспорт эти графы, в Государственной думе не стоит.

Другой член комитета Госдумы по делам религиозных организаций, депутат Михаил Сердюк, высказал мнение, что такой документ и Чечне, в принципе, не нужен, так как экстремизма, с которым следовало бы так бороться, в регионе нет:

— Я думаю, что где-где, а проблем с экстремизмом нет именно в Чечне. Я бывал там в командировках неоднократно, я знаю, что там порядок наведен и едва ли там есть шансы у экстремистов как-то головы поднять. Я думаю, что их там в зародыше, в состоянии сперматозоида еще убивают.

Михаил Сердюк / Личный сайт Михаила Сердюка

Депутат отметил, что отчасти бессмысленно вводить такой документ и потому, что террорист никогда не признается в том, что он придерживается экстремистских взглядов:

— Вряд ли эту работу смогут перевести в практическое русло. Никто же не признается сам, что он террорист, готовит теракт. Такой человек наоборот скажет, что он добропорядочный мусульманин, суннит и всё правильно почитает.

Вероятно, что власти хотят «выявить какие-то подводные течения в процессе анкетирования», которое, впрочем, находится уже за рамками этого проекта, подчеркнул Михаил Сердюк.

Говоря о том, может ли этот закон быть полезен в других субъектах РФ, Михаил Сердюк привел в пример ситуацию в Ханты-Мансийском округе, который он представляет в Госдуме:

— Там [в округе] около 1 700 000 жителей. Я делаю ежегодно запросы в Минсвязи о количестве активных абонентов сотовой связи. Цифры остаются практически без изменений: 2 700 000 активных абонентов сотовой связи. Притом у детей до 7 лет, как правило, нет мобильного телефона, у пенсионеров — один на двоих, да и то не у каждого. Представляете, какая масса этих людей, которые не зарегистрированы и проживают регулярно? А если есть миллион человек, которые не зарегистрированы, то смысл в этой процедуре [духовно-нравственной паспортизации] какой? Такова ситуация в моем регионе, и здесь эта процедура бессмысленна из-за таких миграционных фактов, — подчеркивает Сердюк.

Депутат также посчитал невозможным выход практики «духовно-нравственной паспортизации», если таковая возникнет в регионах, на всероссийский уровень: «Я не уверен, что на федеральном уровне сегодня кто-то обеспокоен таким механизмом религиозной паспортизации», — сказал Михаил Сердюк в разговоре с Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания