Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Фёдор Крашенинников: Путина не зря учили пиариться только на хорошем


Владимир Путин // Дмитрий Голубович / Global Look Press

Фёдор Крашенинников рассказал Sobesednik.ru, какую риторику развернёт власть на фоне «встающего с колен» рубля.

В последние дни ситуация на мировых фондовах рынках внушает россиянам умеренный оптимизм. Нефть торгуется на уровне $35 за баррель, а рубль если и не растёт день ото дня, то хотя бы не обновляет больше исторические минимумы. Власти предержащие обещают тотальную и окончательную стабилизацию рубля. Телеканалы тем временем чуть ли не с гордостью сообщают о каждой копейке, которую прибавляет национальная валюта.

О том, как властная риторика изменится в свете стабилизации рубля, Sobesednik.ru поговорил с политологом, руководителем информационного агентства «Политсовет» Фёдором Крашенинниковым:

— Риторика поменяется в следующий раз, когда в очередной раз поменяется тренд. Её забудут, перестанут об этом говорить. По сути мы уже многократно наблюдали: когда рубль начинает чуть-чуть расти, то на полную катушку включается риторика, что всё супер, сейчас всё наладится. Потом начинается падение вниз, и все эти старые прогнозы забываются, начинаются рассказы о том, что мы, мол, достигли дна, но скоро всё будет хорошо. В таком режиме мы будем жить ещё очень долго.

— При этом проезды дорожают, предлагается повысить пенсионные взносы...

— Деньги-то кончаются. Тренд на падение доходов от нефти очень долгоиграющий, он будет отыгран очень нескоро. Даже стабилизация нефти на уровне $40–45 всё равно очень больно бьёт по бюджету России, по доходности. Если сейчас ещё будет принято решение сократить добычу [нефти], то это тоже приведёт к сокращению доходов в бюджет. А где брать деньги? Деньги можно брать только с людей. Вот с них и будут собирать деньги, а куда они денутся?

— Разве правильно, что властная риторика меняется вместе с курсом рубля? Может, надо взять и сказать, что, мол, давайте затянем пояса. В этом случае народ будет готов к новым сборам, налогам.

— Нет, так сказать нельзя, потому что народ живёт в вере в то, что мудрый и очень проницательный Путин всё заранее предсказал и предугадал. И если народу сказать: «Извините, всё плохо и надолго», — то люди могут задать массу интересных вопросов о том, почему так получилось, кто в этом виноват, о чём власть думала раньше, когда впутывалась во все эти авантюры... Поэтому никакого признания о том, что, ребята, наша экономика слаба и вы ещё очень долго будете жить очень скромно, не будет: власть на это никогда не решится. Верховная власть сообщает населению только хорошее. Путина как учили в 99-м году пиариться только на хорошем, вот он с тех пор только на хорошем и пиарится. Случается что-нибудь плохое — и Путин исчезает. Никогда он не позволит сказать людям, что у нас всё плохо.

Показательные порки

— Вы заметили, что вину за провалы в экономике пытаются снять с Путина? Всё сваливают на правительство и ЦБ.

— Да, несомненно. Сейчас будут выборы в Госдуму, и все участвующие в этих выборах партии, начиная от «Единой России» и заканчивая маргинальными фракциями, будут упражняться в критике именно правительства или отдельных министров. Насколько я знаю, у единороссов и «Народного фронта» есть список министров, которых не только можно, но и нужно постоянно ругать, критиковать, требовать расправы. Это нормально, это часть стратегии. А вопрос о том, откуда взялись эти министры, обычно не задаётся, или отвечает на него депутат [Евгений] Фёдоров, который рассказывает историю о том, что один Путин хороший, а всех вокруг назначил Госдеп. А вообще менее одиозные персонажи обычно просто предпочитают уходить от вопроса, откуда же взялись все министры, кто их назначил и откуда взялось правительство.

— Можно ли ожидать, что в скором времени мы увидим отставки министров?

— Почему нет? Всё зависит от того, какая ближе к выборам будет ситуация в экономике. Если она будет ухудшаться и ухудшаться, то мы увидим отставки министров и, может, даже образцово-показательную порку и отставку Дмитрия Анатольевича Медведева. Но это если совсем всё будет плохо, когда надо будет что-то совсем срочно делать. Крайним окажется он, а вовсе не Путин.

Фёдор Крашенинников / Страница Фёдора Крашенинникова в Twitter

— Как в этой сложной экономической ситуации власть выстраивает свои отношения с оппозицией? Почему, к слову, активизировался Кадыров?

— Активизация Кадырова к власти и оппозиции не имеет ровным счётом никакого отношения. Активизация Кадырова связана с внутренними проблемами самого Кадырова в Чечне. Весь режим Кадырова держится на федеральных деньгах. Чечня, к сожалению, не является мощным экономическим регионом. Если в рамках сокращения бюджетных расходов будут урезаны деньги, [направляемые] в Чечню (а это, в общем-то, очевидное решение), то Кадыров понимает, что он столкнётся с очень большими проблемами. Всю эту возбуждённую публику с автоматами надо как-то кормить. Если он им срежет довольствие, то они этого могут и не понять и могут обидеться.

Я думаю, что вся эта активность Кадырова связана не с тем, что он прямо так ненавидит оппозицию: он просто пытается продемонстрировать Путину, что он очень нужен и что его надо продолжать финансировать в прежнем объёме. Для этого он и провоцирует какие-то скандалы вокруг себя. Очевидно, что у него очень много врагов в верхах, среди силовиков, среди министров, которые хотят урезать ему дотации и вообще ввести его как-то в рамки. А он постоянно демонстрирует Путину и населению, что он не такой, как все, что к нему нужен особый подход. Ему, конечно, очень выгодно, чтобы его сейчас вся оппозиция оплёвывала, клевала и топтала, чтобы потом можно было бы говорить Путину: «Вот видите, ваши враги меня ненавидят, потому что я вам предан, я ваш самый верный слуга». Все эти нападки на оппозицию — это чисто технические шаги для того, чтобы создать вокруг себя такую вот напряжённость и ощущение, что он есть передний край противостояния с врагами Путина.

— А другие региональные начальники не могут последовать его примеру, если они видят, что Путин не останавливает все эти провокации?

— Нет, не могут, потому что система Путина уже давно позаботилась о том, чтобы в российских регионах сидели запуганные, беспомощные, неавторитетные люди, которые не то что требовать от Москвы ничего не будут, а им даже в голову не придёт мысль что-нибудь потребовать.

— То есть вы не думаете, что все выходки Кадырова — Касьянов под прицелом и так далее — к чему-то конкретному приведут?

— Я надеюсь, что они ни к чему конкретному не приведут в отношении Михаила Михайловича Касьянова, которому я искренне желаю долгих лет жизни, его семье и всем остальным. Несомненно, ему сейчас очень тяжело приходится, потому что никому неприятно про себя такое читать.

Но я всё-таки надеюсь, что это не попытка что-то с ним сделать. Если мы вспомним, как расправились с Немцовым, то никто его заранее вот так вот не предупреждал. Более того, Кадыров ставит себя под удар для каких-то других кругов в окружении президента. Предположим, что если сейчас, не дай бог, что-то случится с теми, кому он угрожает, то получается, что крайним-то будет он, даже если это делает не он. В этом смысле тем, кому угрожает Кадыров, стоит бояться даже не столько самих чеченских горячих парней, сколько тех, кто может воспользоваться этой ситуацией. Кто-то может убить сразу двух зайцев: и подставить Кадырова, и проредить ряды оппозиции. Но это очень конспирологический и радикальный сценарий. Я в него не верю, это просто умозрение такое.

— Как взаимосвязаны наше экономическое положение и наши отношения с Западом? Некоторые говорят, что чем ниже курс рубля, тем агрессивнее Путин.

— Так и есть. Мы видим, какие огромные внешнеполитические проекты ведёт Путин, как много денег вкладывается во всю эту пропаганду за границей. Каждое падение рубля очень сильно сокращает возможности для манёвра. Путин поставил себе задачу стать лидером сверхдержавы, на равных говорить с Обамой и так далее. Говорить на равных с Обамой очень сложно, когда российская экономика в мировом масштабе скукоживается до совершенно жалкого состояния. Ядерные бомбы — это всё очень здорово, но современный мир немножко по-другому строится. Великая страна не та, у которой огромная территория и ядерное оружие, а та, которая достаточно мощна в экономическом положении.

В этом смысле обрушение нашей экономики очень больно бьёт по путинским амбициям, поэтому он так тяжело это переживает и злится. У него полностью готов план по переустройству мира: организовать новую Ялту так называемую, заставить США признать себя равным партнёром, удивить мир. Но это всё срывается, потому что не хватает мощности на это. И очевидно, что никогда не хватит. Вот что самое печальное. Не знаю, понимает ли он это. Но правда такова, что из-за состояния экономики у России в ближайшей перспективе нет шансов занять какое-то ведущее место в мире.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания