Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































"Ельцин страшно стремился к власти. Но не всегда знал, что с ней делать"

«Собеседник» №4-2016

В этом году Борису Ельцину исполнилось бы 85 лет // Виктор Чернов / Global Look Press

1 февраля – в день рождения Бориса Ельцина – Sobesednik.ru вспоминает, каким был в обычной жизни первый президент РФ.

C именем Бориса Ельцина связаны самые сложные и переломные моменты российской истории. Sobesednik.ru попросил вспомнить о достижениях и промахах первого президента России тех, кто знал его лично.

[:rsame:]

Уха для Гельмута Коля

– Когда Ельцин только появился в Москве, он сильно отличался от всех остальных. Я тогда был спецкором газеты «Правда», освещал партийный пленум. На Ельцина нельзя было не обратить внимания – яркий, свежий, с революционными взглядами. Я тогда зашел к нему в кабинет, мы долго проговорили, и он произвел на меня впечатление, – рассказал Sobesednik.ru бывший вице-премьер Михаил Полторанин.

В Свердловске, откуда Ельцин родом, его уже знали очень хорошо. У него не было двух пальцев на руке – он их потерял при взрыве гранаты, которую стащил вместе с друзьями с военного склада. В молодости Ельцин неоднократно участвовал в драках «район на район». Работая мастером на стройке, голыми руками скрутил уголовника, который пошел на него с топором. Земляки рассказывают, что однажды Ельцин забыл закрепить башенный кран и, увидев, что махина начала двигаться, с риском для жизни забрался в кабину и остановил кран. Позже Россией Ельцин управлял, как тем башенным краном – то рискуя все завалить и разрушить, то в последний момент все спасая.

Михаил Полторанин / Global Look Press

– Ельцин был политический самородок, – вспоминает экс-уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, который в 90-е годы был председателем комитета Госдумы по международным делам. – От него можно было ожидать чего угодно. Например, перед поездкой в Великий Новгород мы обсуждали, о чем его могут спросить журналисты. Я говорю: наверняка будет вопрос про возможный дефолт. «Что посоветуете?» – спрашивает меня Ельцин. Ну, это вопрос в компетенции правительства, говорю: Ельцин покивал. Встреча подходила к концу, Ельцин уже выходил из зала, как кто-то выкрикнул: «Будет дефолт?» Ельцин остановился, нашел глазами меня и четко ответил: «Нет, не будет!» А через несколько дней был дефолт. Ельцин не уходил от ответов, даже когда это было выгодно. У него сложились превосходные отношения с международными лидерами. Он умел их обаять. Например, после операции на сердце пошли разговоры о слабом состоянии здоровья Ельцина, и в Россию «с проверкой» приехал Гельмут Коль. Борис Николаевич собственноручно наловил для него рыбы, из которой Наина Иосифовна потом приготовила уху, чтобы угостить канцлера. Тема о нездоровье была закрыта.

[:rsame:]

Рюмка с двойным дном

– Я видел Ельцина таким, каким его мало кто видел. Помню взволнованного и смущенного Ельцина накануне его выступления 12 июля 1990 года, когда он должен был объявить о выходе из компартии, так как считал себя обязанным служить всей России, а не определенной партии. Мы сидели в его кабинете, и он так искренне переживал, говорил: «Как же так, эта партия меня взрастила, я ей всем обязан». А на следующий день вышел и сделал то, что должен был, – вспоминает бывший государственный секретарь РСФСР Геннадий Б­урбулис.

Кто-то запомнит Ельцина на танке у Белого дома, кто-то – разрушителем СССР в Беловежской Пуще.

Геннадий Б­урбулис / Global Look Press

– Сколько было разговоров, что знаменитая сцена на танке была заготовкой! Я помню, как это было. Мы готовили речь в кабинете президента. Вдруг к Ельцину вбежал помощник: «Танки рядом! Но танкисты ведут себя странно – открыли люки и разговаривают с людьми». «Идем туда!» – вскочил Ельцин. Мы давай его отговаривать, что это небезопасно. Он вышел на балкон, осмотрелся, никого не послушал и пошел на улицу, – продолжает Бурбулис. – В Беловежской Пуще тоже все было напряженно, пока Ельцин не предложил формулу СНГ. Кравчук тогда аж встрепенулся. Сейчас об этом говорить не принято, но на тот момент это была чуть ли не единственная возможность избежать кровавого сценария передела советского наследства.

Бурбулис говорит, что для него существует два Ельцина:

[:rsame:]

– Расстрел Белого дома и затяжная война в Чечне, которую ему преподносили и он предполагал как молниеносную операцию, подкосили его.

– Ельцин страшно стремился к власти. Но не всегда знал, что с этой властью делать, – считает Михаил Полторанин. – И около него всегда были люди, которые хотели его вести. Когда он стал понимать, что страна едет не туда, он стал пить – все больше и больше. В его окружении стали изобретать разные способы удержать его от пьянства. Я помню, у него была рюмка с двойным стеклянным дном – казалось, что в ней больше водки, чем было на самом деле.

Говорят, «главный охранник» Ельцина Коржаков специально приобрел аппарат для запечатывания бутылок – открывал, разбавлял водку и снова закрывал, как будто так и было.

Собирался жить 100 лет

– Ельцину можно было сказать что угодно – это правда. Но не факт, что он прислушается. Я лично ему неоднократно говорил о том, как обсуждают его «семью», которая получает все больше влияния, он только отмахивался: «Перестань».

«Я устал. Я ухожу» – эти слова Ельцина стали самой большой сенсацией его бурного и неоднозначного правления. Он добровольно отдал власть, за которую ожесточенно боролся все эти годы.

– Мало кто знает, но Ельцин на удивление легко адаптировался к «пенсионерской» жизни, – вспоминает Лукин. – Я у него бывал после отставки. Казалось, он собирался прожить 100 лет. Читал книги, много общался со своей многочисленной семьей, съездил в Китай и на Аляску. До сих пор помню, как настойчиво он советовал мне посетить именно Аляску. Но я пока так и не собрался.

Николай Сванидзе: Ельцин ошибался бескорыстно

Думаю, что с течением времени отношение к Борису Ельцину изменится в лучшую сторону. Когда он уходил, он был крайне непопулярен – в силу возраста, состояния здоровья, того, как бедно мы тогда жили. На этом фоне очень выигрышно смотрелся Путин – он лучше выглядел, была лучше конъюнктура, выше цены на нефть. Тогда воспринималось так: Ельцин – это «все плохо», Путин – «все хорошо».

Но ситуация меняется. Отдаленные воспоминания всегда бывают с ностальгическим оттенком. А Ельцин все-таки не дал разразиться гражданской войне, он вытянул страну из болота, не дал расползтись ядерному оружию по всем бывшим республикам Советского Союза. При нем Россия входила во все «восьмерки», «двадцатки» и прочие международные организации. И люди начнут это оценивать, особенно когда спадут розовые очки по поводу современности. Люди уже сегодня начинают осознавать, что сейчас у нас, помимо хорошего, много и плохого, и сложного.

Николай Сванидзе / Александр Алешкин / «Собеседник»

Эпоху Ельцина мы будем оценивать со стороны. Когда сотрутся воспоминания о сиюминутном негативе.

Время Ельцина – это эпоха свободы. Что, он не мог стать диктатором? Мог. Но не стал.

Ельцин прежде всего – человек нежестокий. Человек без диктаторских замашек. Человек, сам ушедший из власти. Человек, который совершал ошибки. Но совершал их искренне и бескорыстно. И именно такой личностью он войдет в историю.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания