Новости дня

15 декабря, пятница

14 декабря, четверг












































Дмитрий Орешкин: В Кремле знают, что крушение A321 – теракт

«Собеседник» №43-2015

Появляется все больше свидетельств того, что A321 потерпел крушение из-за взрыва на борту // Global Look Press

Версию о том, что крушение самолета A321 в Египте – теракт, Sobesednik.ru обсудил с политологом Дмитрием Орешкиным.

Расследование причин крушения российского самолета А321 в Египте вызывает жаркие споры. Наиболее вероятной версией независимым экспертам видится теракт. И с каждым днем его признаки в случившейся трагедии все более очевидны. Но российские власти упорно продолжают отрицать, что крушение российского самолета могло стать местью террористов за нашу операцию в Сирии.

«Пронести 200 граммов взрывчатки в Египте – дело нехитрое»

– Почему версия – теракт активно обсуждается на Западе и так упорно отвергается у нас?

– Потому что на Западе то, что выглядит, как теракт, звучит, как теракт, и убивает людей, как теракт, принято называть терактом. Но для путинской вертикали версия теракта неприемлема: выходит, что маленькая победоносная война, организованная в Сирии, чтобы скрыть провал предыдущей маленькой победоносной войны (на Украине), уже принесла первый кровавый урожай. Вы ожидали чего-то другого?

Понятно, в наших СМИ сразу поднялась волна компетентных свидетельств из информированных источников о том, что самолет – старье с плохо отремонтированным хвостом, что пилоты неоднократно жаловались на его состояние и отказывались лететь, что персоналу три месяца не платили зарплату, что сразу после вылета перестала работать связь (однако это не помешало летчикам перед катастрофой якобы срочно запросить аварийную посадку). Короче, куча тупой и наглой брехни. На языке тех, кто ее продуцирует, это называется «операция прикрытия».

– Как взрывное устройство могло попасть на борт?

– Кто-то из сочувствующего персонала пристроил бомбу в багаж. Или в технологические пустоты рядом с багажом. Мало ли. Или кто-то кому-то сунул 50 долларов, чтобы на борт прихватили забытую сумку – срочно и потому без проверки. Или это смертник, решивший всех неверных замочить из хвостового сортира. Пронести на себе 200 граммов пластиковой взрывчатки в Египте – дело нехитрое.

Когда в 2004 году чеченские смертницы взорвали два самолета, вылетевших из Домодедово, нам тоже трое суток морочили голову, объясняя, что это никак не может быть терактом, ибо самолеты летели в разные стороны. Смекаете? Один – в Сочи, другой – в Волгоград. А упали одновременно. Какой же это теракт?! У обоих, кстати, тоже отвалились хвосты после взрыва. Позже выяснилось, что некий спекулянт за небольшую наценку сделал смертницам билеты без паспортов, а еще за 30 долларов уговорил охранника пропустить на посадку, минуя контроль. Вот примерная цена вопроса. А вместе с ним и жизни российских граждан. Не думаю, что Египет в этом отношении далеко от нас ушел.

«Этот теракт скорее всего не последний»

– В России упирают на данные следствия, которые якобы исключают теракт.

– Верить следствию – египетскому и российскому – я бы не стал. Но в деле слишком много участников с разными интересами: Ирландия – как страна регистрации, турки – как акционеры «Когалымавиа», Франция – как производитель самолета. Так что заныкать не получится. Можно только оттянуть в надежде, что забудут и привыкнут. Тем, кто повторяет, будто данные следствия исключают теракт, верить категорически не стоит.

При расшифровке «черных ящиков» следствие установило, что все системы на борту функционировали штатно и полет проходил нормально. Пока вдруг не оборвался после «нехарактерного для самолета звука». Наши мастера художественного слова иногда еще переводят: «нехарактерного шума». Ну, каким еще эвфемизмом можно было бы повежливее обозначить взрыв? Раньше для подобных ситуаций использовался термин «хлопок». Но сегодня уже нельзя: люди успели разобраться, что сие значит. Поэтому профессиональные врали наскоро придумали «звук» или «шум».

– Как эта ситуация повлияет на проведение операции в Сирии?

– Главнокомандующий осатанеет! Ему остро необходима победная картинка, а ее нет. С воздуха победить террор нельзя – это все равно что бомбить море. Мертвые рыбы всплывут, на их место в глубине приплывут другие. Уйти из Сирии Путин не может, а остаться – значит глубже втянуться в конфликт. 5 и 13 октября нам были объявлены целых два джихада. Первый от 52 саудовских улемов; второй от воюющего с улемами ИГИЛ (запрещено в РФ. – Ред.). Так что этот теракт скорее всего не последний.

Кремль не хочет связывать авиакатастрофу с действиями России в Сирии, считает Орешкин / Global Look Press

«Всех защитить точно не удастся»

– Получается, ситуация патовая: нельзя пойти на поводу у террористов, но нельзя и платить столь высокую цену за геополитику...

– Есть, конечно, соблазн обвинить в этой трагедии Владимира Путина с его эпопеей в Сирии. Но Россия рано или поздно все равно вступила бы в конфликт с ИГИЛ – через год или два, но уже на территории Средней Азии, куда «Исламское государство» активно внедряется. И тем не менее спешить с войной против ИГИЛ конечно же было не нужно.

Да, российские бомбардировки уничтожили несколько сот боевиков на территории ИГИЛ. Но, возможно, в качестве ответного удара мы получили 224 жертвы из числа мирных людей.

– Путин заявил: Россия не позволит на себя давить, запретил полеты в Египет. Можно ли из этого заключить, что версия теракта принята «для внутреннего пользования», а «для народа» ее решено замолчать, насколько удастся?

– Кэмерон звонит Путину, предупреждает о данных разведки и приостанавливает вылет британцев из Шарм-эль-Шейха рейсовыми самолетами. После чего шлет за ними свои британские борты. На кону тысячи жизней и десятки миллионов фунтов!

Путинские пропагандисты в ответ гордо советуют не давить на Россию. Ведомство Пескова намекает на спекулятивный характер данных, сообщенных британским премьером, и советует опираться на информацию египетского следствия. Ведомство Лаврова, напротив, обвиняет Кэмерона в том, что он ничего нового по сравнению с египетским следствием не сообщил – нечего было и звонить. Кэмерон виноват и перед теми, и перед этими – хотя в прямо противоположных грехах.

Дмитрий Орешкин / Russian Look

Меж тем Путин, так и не дождавшись итогов следствия, тоже начинает вывозить российских граждан, минуя египетскую службу. Это ясней любых «заявлений» говорит, что они знают: был теракт.

– В интернете появилось видео, как боевики ИГИЛ празднуют крушение А321 и грозят новыми терактами. Как мы, обычные россияне, можем защититься?

– Всех защитить точно не удастся. Войн без потерь не бывает. Думаю, приближается пора считать первые сбитые самолеты: месяц-два – достаточное время, чтобы джихадисты подтянули и развернули в Сирии достаточно мощные зенитные комплексы.

Во-вторых, будут расконсервированы или созданы новые ячейки в самой России. Возможно, в Москве. Возможно, в благоприобретенном Крыму. Или где-то в провинции – у нас более 1000 городов, за всеми не уследишь. Не в транспорте, так в кино. Где-нибудь, да рванет. Увы. Чтобы защититься, надо думать своей головой. Пореже толкаться в людных местах, избегать транспорта в час пик. Не спасет, но вероятность оказаться в эпицентре снизит.

Другие материалы о крушении российского лайнера смотрите в рубрике Авиакатастрофа в Египте.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания