Новости дня

17 ноября, суббота






16 ноября, пятница


































15 ноября, четверг





Путин лишается последних друзей на мировой арене


Владимир Путин и глава Венесуэлы Николас Мадуро, который пока поддерживает Россию // Global Look Press
Владимир Путин и глава Венесуэлы Николас Мадуро, который пока поддерживает Россию // Global Look Press

Геннадий Гудков в интервью для Sobesednik.ru рассказал об оставшихся союзниках России в мировой политике.

Союзников России становится всё меньше и меньше: 7 октября президент Белоруссии Александр Лукашенко отказался разместить военную базу РФ на территории своей страны, 8 октября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил разорвать с Россией дружеские отношения. О поддержке европейских стран говорить вообще не приходится...

[:xsame:]

Известный политик, экс-депутат Государственной думы Геннадий Гудков в интервью для Sobesednik.ru подсчитал количество оставшихся у России союзников и рассказал о том, к чему может привести такая стремительная потеря друзей.

— Геннадий Владимирович, как вы знаете, Лукашенко, Эрдоган уже уходят из рядов союзников России. Остаются лишь немногие международные политики.

— Почему вы так говорите? Ким Чен Ын остаётся, надёжный лидер КНДР, остаются президенты Туркмении, Узбекистана в какой-то степени. То есть у нас очень хорошо с союзниками. Потом у нас остаётся [президент Венесуэлы Николас] Мадуро, у нас очень дружеские связи с Зимбабве. Не все россияне, правда, знают, где это находится, но сам факт не может не радовать. По-моему, даже безвизовый въезд в это великое государство. Я думаю, что у нас всё хорошо с союзниками как раз.

— В смысле?

— Они немногочисленные, но очень яркие сами по себе. Уганда, Ким Чен Ын. Заметные лидеры западного мира...

— Но...

— Я, конечно же, издеваюсь! Невозможно говорить об этом без горечи, без усмешки, без сарказма, потому что Россия действительно становится страной-изгоем.

[:xsame:]

Эрдоган, например, играл огромную роль в нормализации отношений России и Запада после российско-грузинской войны 2008 года. Он сыграл огромную роль в успокоении ситуации. Поэтому то, что мы ругаемся с Турцией, серьёзнейшей страной на нашей границе, страной, которая стремится к 90 млн населения...

У неё, конечно, есть свои проблемы, но страна развивается — страна натовская, имеющая огромную армию, серьёзный флот, от 12 до 14 раз превышающий боевую мощь нашего Черноморского флота. Конечно, с такой страной желательно иметь добрые отношения и нормальное экономическое сотрудничество. Совершена большая ошибка: с Турцией сейчас отношения заходят в тупик.

А так, к сожалению, за Россию, если мы говорим о наших союзниках, становится стыдно.

— Можно назвать союзниками Сирию, Ливию?

— Ливию нельзя назвать. Там у нас мало союзников. Сирию — да, но частично, потому что её сейчас единой не существует. Безусловно, режим Асада — наш союзник, но, как мы видим, он не очень хорошо сегодня контролирует ситуацию в своей стране.

— Китай?

— Китай не является нашим союзником никак. Он является союзником самого себя. У него гораздо больше интересов с США, с Европой и Японией. Совершенно очевидно, что это не наш союзник, это наш сосед. Дай Бог с ним поддерживать нормальные отношения, но не надо тешить себя иллюзиями о том, что Китай может быть нашим союзником. Да, он может им быть по отдельным действиям, которые объясняются амбициями Китая на международной арене.

[:xsame:]

Например, Китай считает себя не менее великой страной, чем США. Поэтому старается всячески напоминать об этом всему миру. Наши тоже стараются напоминать, что они когда-то были главным геополитическим оппонентом США, но с этого времени много утекло воды и сильно изменилась страна. Тем не менее былое величие не даёт спокойно спать нашим политикам... Немножко щелкать по носу США — так мы можем с Китаем взаимодействовать.

Но надо понимать, что у Китая есть собственные, отличные от наших экономические, геополитические интересы. Китай не следует в фарватере курса России, поэтому вряд ли его можно назвать нашим союзником. Нашим партнёром по отдельным направлениям — ну, наверно, да. А вот союзником — у меня большие сомнения на сей счёт.

— Но и партнёрство у нас, судя по вашим словам, довольно зыбкое?

— Китаю как великой державе конечно, нужно наладить отношения с соседями. Но соседей у Китая сегодня много, и многие желают отстроить свои отношения с Китаем. Это и Казахстан, и Узбекистан, и Туркмения, и ряд стран Восточной Азии, традиционно находившихся под российским влиянием. Вьетнам, который сейчас подписал соглашение о Тихоокеанском сотрудничестве, где России вообще нет. Поэтому, конечно, я думаю, что Китай заинтересован в добрососедских отношениях. Но он не может считаться союзником в полном смысле этого слова, поскольку у нас очень разные подходы, разные задачи, разная культура, менталитет. Нам сложно считать Китай своим союзником.

Известный политик, экс-депутат Государственной думы Геннадий Гудков / Антон Белицкий / Russian Look

— А если считать Монголию, Кубу?

— Монголия — страна, которая в принципе пророссийски настроена, но тут проблема: Россия долгое время этого не замечала. Так же, как и с Кубой. Она тоже была долгое время пророссийски настроена, этого не замечали, сейчас для Кубы важнее выстраивание отношений с США.

Я думаю, что в Монголии мы где-то упустили ситуацию. Пока определённый запас доверия есть, но он уже не тот, что был в 90-е — начале 2000-х. Монголия может быть нашим союзником по отдельным моментам, но она тоже сейчас стремится проводить более независимую политику.

Вы знаете, что не всё получилось у наших компаний с месторождениями природных ресурсов в Монголии. Страна взяла и предпочла других инвесторов, не российских. Монголия показывает, что она тоже хочет проводить собственный курс, хотя, конечно, традиционная ориентация на Россию в какой-то степени сохраняется. Но она в международных вопросах не голосует так, как хотели бы этого мы. В лучшем случае она обеспечит нам нейтралитет по какому-то вопросу, не более того. Посмотрите на резолюцию по Украине, ещё где-то. Как голосует Монголия [в ООН]? Либо поддерживает, либо просто не голосует. То есть, занимает нейтральную позицию.

[:xsame:]

Допустим, резолюция США набирает голоса стран, которые их поддерживают — около 140 голосов. А резолюция России набирает 5–6 голосов поддержки при 8 воздержавшихся. Существенная разница. Мы видим, насколько одно больше другого. Союзники США — полторы сотни государств, причём ведущих. Союзники России — государства, о которых можно сказать «труба пониже, дым пожиже». Поэтому с союзниками у нас туго...

— Согласитесь, что режимы оставшихся союзников России не похожи на демократии. Скорее, это...

— Авторитарные режимы. Совершенно очевидно.

— Вспоминая поговорку «Скажи мне кто твой друг, и я скажу, кто ты», выходит...

— К сожалению, да. Нашими союзниками являются страны с авторитарными режимами, с ограниченными институтами. Например, Зимбабве, Венесуэла, Узбекистан, Туркмения... Даже та же Белоруссия — хотя там «батька» ведёт хитрую политику, они не наши — тоже авторитарная страна.

Там, где демократические страны, демократические режимы, у нас фактически нет союзников. Это очень плохо, потому что это отбрасывает Россию даже не во второй сорт стран, а в третий. Мне жалко, что наша страна — великая держава и по объёму производства, и по вкладу в культуру, науку и так далее — сегодня прозябает. Тот ущерб, который наносит недемократический режим Путина России, будет огромен. Не должно быть так, когда страной управляют одни и те же люди по многу лет, люди бесконтрольные, люди, не желающие сменяемости власти.

[:xsame:]

Конечно, среди передовых стран у нас нет союзников. Ну нет! Берём страны первой десятки ВВП — ну, только Индия и Китай в какой-то степени... Но у Индии своя позиция, для неё важнее отношения не с Россией, а с Америкой, Европой, Японией. С центрами мирового торгового производства. Поэтому, конечно, мы откатываемся на задворки мировой истории.

— Как вы думаете, это продолжится и после Путина?

— Я думаю, что это не будет продолжаться долго. Я надеюсь. По-разному складывается история. И большевики понимали, что они не готовы к адекватному развитию страны, хотя кое-что они сделали, например военно-промышленный комплекс. Но тем не менее эффективной системы большевики не построили, но 70 лет продержались.

Я думаю, что этот режим будет недолгим. Модель управления Путина неэффективна, не даёт развития. Она сама себя съест, разрушит изнутри. Не будет оппозиции, не будет революции. Вернее, они будут, но потом. А сама система очень быстро деградирует, она не сможет обеспечить развитие страны, она отправляет страну в [ряд] третьеразрядных государств. Поэтому я надеюсь, что это не будет долго продолжаться.

[:xsame:]

— А если всё-таки будет продолжаться долго?

— Россия никогда не вернётся в ряд великих держав. Никогда. Это как Аргентина. Они прозябают и не могут разработать программу для страны, гниют в своём болоте. В результате Аргентина превратилась в довольно заурядную страну, хотя имела все возможности стать одной из ведущих держав латиноамериканского континента. Сложилось иначе.

В лучшем случае Россию ожидает судьба Аргентины при таком правлении. В худшем случае будет коллапс системы, крах, который приведёт к тяжёлым экономическим, социально-политическим последствиям. И в том числе одним из индикаторов того, что это может произойти, является отсутствие у нас реальных союзников.

Ознакомиться с материалами, которые касаются отношений президента России с другими мировыми политиками, вы можете на странице Путин.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания