Новости дня

22 января, понедельник






21 января, воскресенье

















20 января, суббота












19 января, пятница










Чего ждать от участия России в войне на Ближнем Востоке?

«Собеседник» №35-2015

Война в Сирии // Global Look Press

Эксперты по Ближнему Востоку объяснили Sobesednik.ru, чего ждать от участия России в сирийском конфликте.

Втянется ли Россия непосредственно в военные действия?

С каждым днем все больше свидетельств, что Россия наращивает свое присутствие в Сирии. Турецкие блоггеры зафиксировали проход по Босфору в сторону Сирии двух российских танкодесантных кораблей («Азов» и «Николай Фильчиков») с грузом, накрытым камуфляжной сеткой. Появились фото беспилотников и БТР российского производства, снятые в Сирии, а также оперативно удалены страницы в соцсетях нескольких военнослужащих из Севастополя, на которых вояки сообщали о своей командировке в Сирию, а позже размещали фотографии из этой страны. К чему все идет?

– Воевать с оружием в руках россияне там не будут. На эти грабли Россия не наступит. Что же касается оружия, то Россия поставляла, поставляет и будет поставлять вооружения Сирии. Это делается официально, по контрактам, в течение уже многих лет. Возможно, поставки стали больше, но и ситуация усложняется. Интересы России и США в этой стране не совпали: США с Саудовской Аравией и Катаром добиваются смещения Асада, чтобы при поддержке его противников построить газопровод для катарского газа в Южную Европу. России, понятно, это не нужно, тем более что для этого планируется снести стабильный режим Асада и допустить приход к власти исламистов, – прокомментировал президент независимого научного центра «Институт Ближнего Востока» Евгений Сатановский.

По утверждению российского МИДа, оружие в Сирию поставляется, а живая военная сила – нет. Между тем чуть больше года назад частные военные компании уже объявляли о наборе контрактников в Сирию. «Собеседник» тогда пообщался с кандидатами в наемники, которых вербовали среди отставников, бывших военных и даже просто в социальных сетях. Тогда же ФСБ отреагировала на скандал и возбудила уголовное дело против руководства компании «Славянский корпус» по статье «Наемничество».

Кто побеждает?

Активизация России сейчас понятна: ситуация для Асада ухудшается с каждым днем. Боевики уже окопались у предместий Дамаска. Сдача родной Башару Асаду алавитской области Латакии может означать поражение. Очевидно, поэтому Россия стала резко наращивать свое присутствие в регионе, не скрывая этого и где-то даже демонстративно допуская утечки.

– Вместе с оружием в Сирию направляются наладчики, инструкторы и советники, – рассказал «Собеседнику» директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. – Мы оказываем Сирии и военно-техническую помощь, и содействие в обучении их армейских специалистов. Главная цель у сирийской власти сейчас – отстоять густонаселенные территории: районы Дамаска, Хомса, Хаса. Затем освободить «экономическую столицу» Сирии – Алеппо. А самая мощная задача – это взятие «столицы» «Исламского государства» (террористическая организация, деятельность которой запрещена в России – прим. ред) – Ракки. Борьба с терроризмом – грандиозная цель, которую никто не сможет оспорить.

Беженцы на границе Венгрии и Сербии / Global Look Press

Косвенно Владимир Путин подтвердил, что Москве не терпится примерить лавры победителя терроризма. Президент РФ намекнул, что уже размышлял о нанесении прямых авиа-ударов по базам ИГ.

Кстати, по некоторой информации, часть российских военных направлены в Сирию с особой миссией – спасение Асада на случай, если его свергнут. Примерно такой сценарий, возможно, ранее был выполнен с Виктором Януковичем в Киеве.

Зачем нам Сирия?

Санкции, Украина – теперь еще добавился и сирийский вопрос в копилку разногласий России с Западом. Закономерно спросить: за что боремся?

Для Москвы асадовская Сирия важна и как военный союзник, и как покупатель продукции российского ВПК, и как символический последний рубеж в регионе.

– Позволить свергнуть Башара Асада – для России это значит получить геополитическую оплеуху, – считает Семен Багдасаров. – Кроме того, нельзя забывать, что в Сирии в рядах исламистов воюют, по разным оценкам, от 2 до 5 тысяч выходцев из России. Это целая дивизия террористов, и нам проще способствовать их уничтожению там, чем дожидаться, когда они вернутся в Россию с непонятно какими планами и намерениями. Так что для нас это еще и вопрос внутренней национальной безопасности.

Сирия – крупный покупатель российского вооружения. По некоторым оценкам, 72% всего оружия, которое покупает Сирия, российское. При этом за 2 года войны потребности Сирии в новом оружии выросли в 5 раз и она стала крупнейшим покупателем нашей оборонки. Терять такого клиента невыгодно.

Евгений Сатановский / Кадр YouTube

Кроме того, в Сирии единственный выход России в Средиземное море. В сирийском портовом городе Тартус еще с 1971 года находится российская база, которая сейчас реконструируется ударными темпами. Это единственная российская база за пределами бывшего СССР, и расставаться с ней российское руководство не хочет.

Дело, конечно, еще и в личных дружественных отношениях Путина и Асада. Сирия одна из немногих поддержала Россию по крымскому вопросу, и Путин не сдаст «сирийского друга». Тем более что он уже потерпел несколько досадных поражений на Ближнем Востоке – события в Ливии и Египте разворачивались полностью по американскому сценарию. Одна из западных газет написала, что в Кремле существует страх перед осуществлением «арабской весны» в Сирии: «Сегодня – Дамаск, завтра – Москва».

Может ли Сирия стать новым Афганистаном?

По длительности и втянутости в конфликт крупных игроков сирийская ситуация напоминает афганскую проблему, в которой СССР и США увязли не на один десяток лет.

– Война в Сирии – это надолго. На годы, – считает Семен Багдасаров. – В Ливане война шла 15 лет. В Сирии самое быстрое, когда все может закончиться – это 3–5 лет. При условии наличия российской помощи. Регулярная сирийская армия насчитывает 180 тысяч человек, ополчение из числа христиан, друзов и других – еще 80 тысяч человек. На стороне противника – 100–150 тысяч человек, включая оппозиционные силы и непосредственно боевиков «Исламского государства», которые также получают поддержку извне.

Семен Багдасаров / Кадр «Первого канала»

Хлынут ли сирийские беженцы в Россию?

– Мобилизационный ресурс очень высокий – 8–10 миллионов человек, – считает Семен Багдасаров. – Это беженцы, которые могут проникать в Турцию, Афганистан, Ливан, Иран. В Россию они тоже могут заходить, но небольшими группами. Конечная цель – это все-таки Европа, которая может предложить существенно лучший соцпакет.

– Эрдоган гонит сирийских беженцев из Турции в Европу, – считает Сатановский. – С одной стороны, это такой шантаж Европы, а с другой – избавление от лишних хлопот и потакание настроениям избирателей, которым не нравится массовый наплыв беженцев. России вряд ли стоит опасаться толп сирийских беженцев. Их больше интересует Европа с ее значительно лучшими условиями и социальными пособиями. Даже те сирийцы, которые к нам въезжают, часто используют Россию как транзит в Европу. Например, через Мурманскую область они попадают в Норвегию с ее щедрыми социальными программами.

Другие материалы о конфликтах на Ближнем Востоке смотрите в рубрике Исламизм.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания