Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Про дружбу Китая с Россией можно забыть


У России и Китая не дружба навек, а общие интересы // Ольга Соколова / Russian Look

Организатор Пекинского экономического форума признался: максимум, что есть между двумя странами, — это сотрудничество.

В эти дни в столице Китая проходит крупный экономический форум, на котором должны быть заключены десятки важнейших контрактов о совместных инвестиционных проектах между Москвой и Пекином. В самый большой культурный центр столицы Поднебесной Чанъань съехалось с десяток российских губернаторов, региональных министров и других видных чиновников, а также столько же представителей китайской бизнес-элиты. На фоне благостной и скучной атмосферы подписания контрактов председатель организационного комитета форума BIEF-2015 и по совместительству директор Института экономики и член-корреспондент РАН Руслан Гринберг признался корреспонденту Sobesednik.ru, освещающему форум на месте, что Китай не такой уж нам и товарищ:

— Надо сразу забыть про любую дружбу в отношениях между государствами, — честно признался Руслан Гринберг в интервью Sobesednik.ru. — Это мы в начале 1990-х думали, что есть благостный мир, что дружба, жвачка и все такое. На самом деле это была большая иллюзия. У всех свои интересы. У государств есть интересы, которые могут совпадать, как, например, у нас совпадают интересы с Китаем по ограничению монополии США в политических делах. Что касается экономики, то тут они могут совпадать, а могут и различаться. Во всем мире действует и конкуренция, и кооперация. Надо строго исходить из своих интересов, но одновременно пытаться понять интересы других.

— Россия скооперировалась с Китаем от безысходности, потому что с Европой и Америкой об этом сейчас не идет и речи?

— Да, мы с Китаем партнеры. А вот в Америке есть люди, которые ваши друзья, а есть национальные интересы.

Директор Института экономики и член-корреспондент РАН Руслан Гринберг / РАН

— Однако Путин на параде, который прошел на главной площади Пекина и из-за которого закрыли город, называл во всеуслышание Си Цзиньпина (а значит, и весь китайский народ) нашим другом, а не партнером.

— Это формулировки скорее для внутреннего применения — показать, что мы не одни в мире, что очень важно в текущей ситуации. Надо иметь амуницию, потенциал, чтобы говорить спокойно и на равных. Сейчас у нас с Китаем есть экономический интерес.

— Зачем мы Китаю?

— У нас хороший рынок, политически мы в двадцатке, в ШОСе, в БРИКСе. Пытаемся вести свою линию по ограничению монополии США. Но у них интерес сотрудничать с Америкой. Они имеют там гигантский товарооборот, в десятки раз больший, чем наш. Им нужно обеспечивать решение своих внутренних проблем, а для этого нужно иметь хорошее внешнее окружение. Мы, к сожалению, не имеем такого комфортного внешнего окружения.

— Когда у нас потеплеют отношения с ЕС, дружбе с Китаем придет конец?

— Нет, конечно. Это же бизнес.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания