Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Юрий Вяземский: Свобода, но не за деньги налогоплательщиков

«Собеседник» №25-2015

Владимир Мединский и Юрий Вяземский // Андрей Струнин / «Собеседник»

Юрий Вяземский на встрече с Мединским высказался о любви и ненависти к СССР, а также объяснил жалобу на «Тангейзер».

В здании Российского военно-исторического общества состоялась рабочая встреча Владимира Мединского с писателем и телеведущим Юрием Вяземским. Целью встречи было обсуждение вопросов отражения российской культуры в наших и мировых СМИ и воспитания молодежи.

Владимира Мединского пришлось ждать больше часа. В принципе не так уж и долго, да и Вяземский – не римский папа. В конце концов, кого ждут, тот и главнее. За время ожидания журналисты успели обсудить, что в некоторых культурах опоздание не просто допускается, но считается нормой. Так стало ясно, что же такое эти самые чуждые ценности, о недопустимости которых у нас так пекутся. Наконец Мединский появился. Правда, не извинился за опоздание. И все поняли заодно, чем отличается министр культуры от обычного культурного человека.

Для начала Мединский торжественно объявил о принятии Юрия Вяземского в члены Военно-исторического общества, вручил удостоверение и именные часы. А потом... Собственно, кроме начала, ничего и не было, потому что Владимир Ростиславович сразу же откланялся.

– У меня еще конкурс Чайковского, – объяснил он.

В общем, Вяземскому пришлось одному отдуваться перед прессой. Но в этом он мастер: редкий человек умеет так пространно и красиво уходить от прямых ответов. Были вопросы об общем учебнике истории, о патриотическом воспитании и роли государства в нем... Юрий Павлович сказал, что горячо приветствует развитие кадетских корпусов, а для женщины патриотизм – это любовь к мужу и воспитание детей в правильных традициях. Ну... Ну ладно.

Конечно, много говорилось о любви к Родине. Родина – это мать, и, какая бы она ни была, человек должен ее уважать и любить, а иначе... И тогда наконец прозвучал важный вопрос: а любил ли он сам Советский Союз?

– Посмотрите на меня! – возмутился Вяземский. – Как я мог его любить?

– Значит, вы не любили Родину?

Вяземский ненадолго задумался, а потом рассказал увлекательную историю о том, как он понял, что все равно не сможет жить в другой стране, даже прекрасно зная два языка. А вот на вопрос, как уложить в голове любовь к Родине и ненависть к ней же, так и не ответил.

Другой вопрос касался общего учебника истории – это Вяземский активно поддержал.

– Ну а как быть, если учитель не согласен с изложенной в учебнике версией? Имеет ли он право сказать об этом детям? – спросил журналист из «Учительской газеты».

– Обязан!

Тут следовало бы задать вопрос о случае с Андреем Зубовым, за это самое как раз уволенным из МГИМО и восстановленным после разразившегося скандала. Но времени уже оставалось мало. Зато обсудили православных активистов.

– А кто это такие?

– А вот те, которые жалуются на «Тангейзера», например.

– Я тоже на него жаловался.

– И почему же?

– Потому что в театре должна быть свобода, но не за деньги налогоплательщиков.

«Свобода, но...» – это уже не свобода. И непонятно, с чего Юрий Павлович так болеет за деньги всех остальных налогоплательщиков. Ведь многие из них как раз не возражают, чтобы на их деньги ставили «Тангейзера». Но это неважно. В конце концов, Вяземский когда-то написал гениального «Шута», а за это можно простить почти любые взгляды.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания