Новости дня

18 декабря, понедельник








































17 декабря, воскресенье





Удар по эпатажным депутатам: почему Дума стыдится своих идей


Госдума // Александр Чаплыгин / Russian Look

Сергей Нарышкин обвинил проявляющих интерес к эпатажным инициативам Госдумы в целенаправленном подрыве авторитета власти.

«Убежден, часть наших публичных оппонентов сознательно лукавит, а кто-то в меру таланта отрабатывает полученные за дискредитацию органов государственной власти России деньги». Да уж, кто бы стал от чистого сердца заниматься такой грязной работой — подкапываться под кристально чистую репутацию российского парламента! Виноваты тут, конечно, они, авторы обидного звания «взбесившийся принтер» — прав председатель нижней палаты российского парламента Сергей Нарышкин.

Именно они дискредитируют российскую власть. Отнюдь не депутаты-оригиналы, львиную долю которых тот же Нарышкин мог бы призвать к ответу за их, как он выразился, «экзотические идеи», которые «не становятся законами, они даже не выносятся на пленарные заседания Думы, "умирая" на этапе обсуждения в профильных комитетах и в экспертном сообществе».

Он мог бы их призвать к ответу — с полным уважением к плюрализму мнений — хотя бы по партийной линии. Единороссов, как известно, в Думе большинство. Однако спикер отчего-то предпочитает обвинять тех, кто смущает его коллег, в продажности, а о прочих случаях излишнего внимания общества к экспонатам законотворческой кунсткамеры, с его слов, «остается лишь сожалеть».

Пресловутый закон, запрещающий слово «наркотик», для мертвеца был поразительно далёк от морга — находился пути ко второму и третьему, окончательному, чтению разом. И это только самый свежий пример, когда депутаты весьма обижаются, если их хватают за руки, и сетуют, что общество так взбаламутила, например, неокончательная редакция законопроекта. Главное ведь побыстрее закрыть законодательную брешь, угрожающую основам государственного строя и спокойному сну россиян? А потом можно, видимо, доработать всё что угодно — уже с учётом практики правоприменения. Читай — десятков, а то и сотен поломанных судеб.

Парламент не был местом для дискуссий — и теперь россияне, чай, не в цирке, чтобы пристально следить за процессом законотворчества и отпускать колкости, пребывая в шоке от непосредственности законотворцев. Сергей Нарышкин советует: «Прежде чем рассуждать о неисправных принтерах и чьей-то там руководящей указке, надо поближе познакомиться с работой Думы, хотя бы попытаться разобраться, как устроен законотворческий процесс и на чем основываются взаимоотношения между различными ветвями власти в нашей стране». То есть если что не так, то это вы просто всё не так поняли.

Слишком часто в последнее время мы слышим что-то наподобие почти по любому поводу. Почти любая общественная дискуссия в России в последние месяцы осенена каким-то запредельным цинизмом и беспримерной наглостью. Вспомните, сколько раз вы видели — на примерах от пресловутой свадьбы несовершеннолетней в Чечне до коррупции в высших эшелонах власти — следующую схему. Сперва обнаруженный изъян наотрез отказываются признавать существующим, а разоблачителя обвиняют в клевете. Потом выясняется, что факты справедливы, но трактовка якобы порочна — а в действительности всё тем не менее было в рамках правил, в пределах нормы и с учётом традиций. В завершение оказывается, что хотя никто ничего не придумал и что действительно всё было поперёк писаных и неписаных законов, — тем хуже для законов! Тотчас вносится законодательная инициатива, и реальность задним числом «подтягивается» под картину всепобеждающей пристойности, написанную публичными лицами.

В этом свете выступление Сергея Нарышкина следует признать ещё не таким уж отчаянным. Это скорее исключение из вышеописанных правил. Депутаты как бы понимают, что производство законодательной гили в промышленных масштабах не является их основной задачей. Да и главный-то минус, думается, в том, что ажитация, которую вызывают в обществе некоторые инициативы, может попутно привлекать излишнее внимание к совсем другим законопроектам, которым как раз смерть не грозит (они проскакивают парламент со скоростью пневмопочты).

Но чем-то ведь заниматься в свободное от основных задач время надо. В небезызвестном стихотворении классика один персонаж в часы досуга перебирал алмазы и изумруды; его визави развлекался менее изысканно. Члены нижней палаты российского парламента, кажется, понимают, что многие их законодательные шалости проходят по разряду постыдных удовольствий — и оправдываются тем, что даже не притрагиваются притом к кнопкам для голосования (до этого не доходит). Но главное бесстыдство ситуации, думается, в том, что мы подглядываем и заставляем депутатов стесняться. Они просят не смотреть на них так пристально. Им пока ещё неловко. И вообще мы всё не так поняли.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания